ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Действительно, в результате наступления хазар произошел разрыв отношений Северной Руси с Приазовьем, ставших традиционными в первой половине IX в. Это должно было привести к поиску иных маршрутов в торговле с Востоком. По словам В.В. Кропоткина, изучение топографии монетных кладов свидетельствует, что за период с 833 по 900 г. южный хазарский путь перемещения дирхемов в северном направлении по Волге, Дону и Северскому Донцу утратил свое прежнее значение. С этого времени началась прокладка водного маршрута из Волжской Булгарин по Волге, Оке и Сейму в Среднее Поднепровье и сухопутного караванного пути из Булгара в Киев, о котором сообщают арабские авторы X в. ал-Истахри и ал-Идриси «и который документируется находками костей верблюда в Болгаре, Киеве и Вышгороде — на концах этого караванного пути...».181 (А.Л. Монгайт же и Л.В. Алексеев придерживаются версии о становлении Волжско-Окского пути перемещения восточного серебра из Булгара в Киев с конца VIII в.182 Б.А. Рыбаков и А.П. Новосельцев признают факт существования торговых отношений между Булгаром и Киевом с IX в.)183

В новейшей историографии утверждается мнение о возникновении прочных торговых связей Волжской Булгарии и Среднего Поднепровья лишь в конце X — начале XI в., когда в результате разгрома Святославом Хазарского каганата в отношениях Киева и Булгара были достигнуты стабильность и гарантированность безопасного перемещения товаров. Установившийся во второй половине X в. караванный путь из Киева в Булгар, протяженностью 1500—1600 км, шел почти напрямую по слабо залесенным водораздельным пространствам Днепра, Десны и Дона (на русской территории), Оки, Вороны, Хопра, Волги (на территории Волжской Булгарии).184

Как бы то ни было, с IX в. Волжская система становилась главной дорогой новгородских словен и северо-западных финно-угров в Залесскую (Ростовскую) землю. «В IX—X вв., — отмечал И.В. Дубов, — северо-западная часть Волго-Окского междуречья уже была важной древнерусской областью, игравшей важную роль в международных связях, занимавшей ключевое положение на древнейшем водном пути по Волжской системе и имевшей непосредственные контакты с Волжской Булгарией, где арабы черпали все свои сведения о странах и народах Восточной Европы и где сформировались представления о трех разрядах русов — Славии, Куявии, Артании».185

В X в. Волга превратилась в основную артерию, соединявшую страны Востока и Европейского Севера.186 Именно тогда она получила у арабских авторов название Нахр-ар-рус (Русская река). «Это название, — полагает А.П. Новосельцев, — закрепилось не потому, что русы обитали на Волге, как иногда считали, а потому, что именно русские суда наиболее часто использовали Волжский путь».187 Окский путь через верховья Сейма соединял Булгар с Киевом, «по этому же пути, а частично по Клязьме, Нерли, Верхней Волге дирхемы попадали на территорию кривичей, новгородских славян и в Западную Европу».188 В Новгород с «низовой земли» вели несколько путей, важнейшим из которых был селигерский (по рекам Пола, ее притоку Шебериха, Тудра, Малая Тудра, образующим единую водную систему); другими путями были: мстинский, ладого-волжский, вытегро-шекснинский, которые непосредственно связывали Волгу с Ильменем.189

Примечательно, что крайним пределом проникновения восточных, в том числе арабских, купцов и путешественников на север, был город Булгар.190 Отрицая их роль в международной торговле между Европой и арабским Востоком, И.Г. Спасский считает установленным и бесспорным факт транзита восточной монеты на Запад посредством внутренней русской торговли.191 А.П. Новосельцев также отмечает, что «непосредственных связей Хазарии с Западной и даже Центральной Европой не было или почти не было. Очевидно, хазары замыкались здесь, как и на востоке, на посредниках, что определялось самим характером хазарской торговли».192

Долгое время в характере торговых экспедиций Руси на Восток неизменно присутствовал военный, захватнический оттенок. В X в. возросло число их нападений на города Каспийского побережья.193 «Хотя <...> арабские источники и упоминают о торговле русов с булгарами, буртасами, хазарами, — указывал И.М. Кулишер, — но все же первостепенное значение эти писатели придают приобретению русами имущества мечом, а отнюдь не мирным обменом».194 «И война и дань, — отмечал П.Г. Любомиров, — в значительно большей степени, чем торговые обороты, давали в руки русских купцов их товары, столь ценимые на Востоке».195 Грабеж и торговля, по словам Б.А. Рыбакова, почти сливались в одно понятие: слово «товар» одновременно означало и обоз, и товар, и военный лагерь.196 Внешняя торговля, вторит ему В.П. Даркевич, «была связана с военными походами на соседние и отдаленные земли в поисках дани, челяди и выгодных договоров для сбыта мехов, воска, рабов и получения взамен предметов роскоши».197

С конца IX в. происходило постепенное распространение власти Рюриковичей на русские земли, находившиеся под хазарским «покровительством». Отчасти это было вызвано тем, что уже в IX в. Хазария «не была в состоянии оберегать русских купцов на востоке»198 и препятствовала становлению Русского государства и установлению его связей с Крымом и Византией. В первой половине X в. Хазария продолжала идти к упадку, теряя в своем политическом весе и превращаясь во второстепенное государство.199 В какой-то мере воинственность восточных славян была обусловлена тем, что тогда же международной торговле стали мешать печенеги — объединение тюркских и других племен. Все это вынуждало главные торговые русские города брать на себя защиту своей торговли. Города вооружались, происходило скопление в них ратного люда, прежде всего варягов. В 884 г. Олег «победи северяны, и възложи на нь дань легъку, и не даст им козаром дани платити...».200 В 885 г. «посла (Олег. — М.Ш.) к радимичем, ръка: "Кому дань даете?". Они же реша: "Козаром". И рече им Олег: "Не дайте козаром, но мне дайте"».201 Результатом «восточного» похода русской рати в 964—966 гг. стало освобождение из-под хазарского владычества вятичей. В 966 г. «вятичи победи Святослав, и дань на них възложи».202 Отныне и это восточнославянское племенное образование становилось данником киевского князя.

Существовала также экономическая причина выступления Руси против каганата. С конца 60-х гг. X в., после взятия киевским князем Святославом Игоревичем (957—972) Итиля, Семендера и Саркела — важной торгово-таможенной крепости неприятеля, Нижняя Волга и Подонье были включены в сферу политического влияния Руси, а русские купцы избавились от крайне обременительных платежей в виде таможенных пошлин и получили свободный доступ в Каспийское море.203

Разгромив Хазарский каганат, Святослав пошел по Предкавказью и победил ясов (алан) и касогов (адыгов). На Таманском полуострове возникло русское Тмутараканское княжество с центром в бывшем хазарском порту Таматархе (Тмутаракани). По мнению С.А. Плетневой, этническую основу «новых русских владений» составили хазары и евреи.204

Разрушение Святославом Итиля и резкое сокращение, а затем полное прекращение (в последней трети X в.) притока на Русь восточной монеты нанесли ощутимый урон восточной торговле, но не привели к ее прекращению. По свидетельству Ибн Хаукала, поставка русских и булгарских мехов на восточные рынки продолжалась в прежнем объеме.205 И.В. Дубов полагал, что после походов Святослава в последней трети X в. Волжский путь не утратил своего торгового значения. Ослабли лишь дальние связи с Востоком, что было обусловлено кризисом восточного серебра. Следовательно, происходил не «отход Волжского пути на второй план (точка зрения Г.С. Лебедева, Г.В. Вернадского. — М.Ш.), а некоторая его переориентация».206 Вскоре в устье Волги возник новый город Саксин, население которого состояло из хазар, булгар и гузов. Отсюда суда по-прежнему ходили в Дербент, Баку и Амоль. Используя этот морской путь, русские могли посещать Ардебиль, Тебриз, Рей, другие иранские города, а также Кабул и Багдад.207

В 60-е гг. X в., после разгрома Хазарского каганата, заметно усилилась Волжская Булгария, ставшая восточным форпостом мусульманского мира и главным центром торговли Востока с Русью.208 В последующий период произошло укрепление ее торговых связей с русскими землями. В немалой мере этому способствовало заключение двухсторонних мирных договоров в 985, 1006 и 1229 гг., которыми на взаимной основе устанавливались правовая защита пребывания торговых булгар в Руси и наоборот, а также привилегии и правила, регламентирующие торговлю.209 Так, в 1006 г. булгары добились у Владимира Святославича привилегии свободной торговли в городах на Оке и Волге, для чего им выданы были какие-то печати. Русские взамен получили право свободного приезда в булгарские города с печатями своих посадников.210 В 1229 г. стороны снова возобновили договор сроком на шесть лет. Согласно ему, русские и булгарские купцы получили право беспрепятственно «ездить в обе стороны с товары» и торговать с платежом пошлин «по уставу каждого града безобидно».211

Торговлю Киева и Булгара в XI — начале XIII вв. отличал преимущественно не двухсторонний, а посреднический, транзитный характер. Из Русской земли по-прежнему вывозились меха, рабы, мед, воск, лен, полотно, а также литейные формочки, кольчуги, замки, иглы, ключи и шпоры из железа, изделия из бронзы, серебра и кости, писанки — полые керамические поделки в форме яйца, поливная керамика светло-зеленого цвета, шиферные пряслица, раковины каури, ювелирные украшения, включая стеклянные перстни и браслеты, бусы, лунницы — привески в виде полумесяца, янтарь и др. Булгарский экспорт состоял как из местных товаров (хлеб, козьи шкуры, кожа, крупный рогатый скот, овцы, юфть, керамика и керамическая тарная посуда, ремесленные изделия из меди и бронзы, сельскохозяйственные орудия, отдельные виды оружия, гривны ажурного плетения, одежда, обувь и др.), так и привозных восточных товаров (поливная и люстровая керамика, шелковые, хлопчатобумажные и шерстяные ткани, дорогое оружие, благовония, пряности, фрукты, предметы художественного ремесла, изделия из стекла, бусы из горного хрусталя, сердолика и аметиста, благородные металлы и др.).212

М.В. Фехнер отмечала, что в XI в., когда прекратился приток на Русь серебряных дирхемов, через Волжскую Булгарию стали широко привозиться бусы из двухслойного стекла с металлической прокладкой из Западной Азии. К числу изделий восточного происхождения она также относила бусы из красно-коричневого сердолика, горного хрусталя и аметиста, подтверждая данными археологии показания Ибн Фадлана о широком их ввозе в Русскую землю.213

Несмотря на военно-политические трения между Великим Новгородом, Владимиро-Суздальской землей и Булгарией, участившиеся с конца XI в., русско-булгарские торговые отношения развивались вплоть до нашествия Батыя, приобретая все более сложные и многообразные формы. Так, в Рязани, Суздале, Владимире появились булгарские колонии, а русские гости проживали на постоянной основе в городах Волжской Булгарин.214

В конце XI в. торговые пути к Азовскому и Каспийскому морям были перекрыты половцами, которые с этого времени — в периоды перемирий — осуществляли посредничество в отношениях между Русью и Востоком.215 Это привело к тому, что Полоцкая земля, в IX—XI вв. имевшая наиболее интенсивные торговые связи с Востоком, была вынуждена переориентировать их на страны Западной Европы.216 К концу XII в., указывает С.А. Плетнева, половцы вытеснили «с берегов Черного и Азовского морей не только ослабленную и разоренную крестоносцами Византийскую империю, но и Русь, пользовавшуюся в причерноморских городах после разгрома Хазарии и образования Тмутараканского княжества исключительным влиянием». В середине XII в. Тмутараканское княжество перестало существовать.217

В связи с этим П.Г. Любомиров полагал, что погромы от печенегов, а затем от половцев свели к нулю значение Итиля и всей восточной торговли Руси.218 Ему вторил В.Б. Вилинбахов, по мнению которого уменьшение восточной торговли, наметившееся с конца X в., продолжалось вплоть до ее полного замирания в конце XI в. (Под ударами половцев, а также вследствие соперничества новгородцев и булгар «Балтийско-Волжский путь окончательно захирел и затем прекратил свое существование».)219

Приведенные суждения не в полной мере отражают историческую реальность, поскольку на самом деле половецкие ханы, извлекавшие от восточной транзитной торговли огромные выгоды (как в свое время хазары), всячески ее поддерживали. Половцы, захватывая торговые пути, не грабили купцов даже в военное время. «Правда, — уточняет С.А. Плетнева, — изредка половцы нападали на русских "гостей", по всей вероятности, для того, чтобы заставить их платить пошлину».220 Начиная с 90-х гг. XII в. напор половцев стал ослабевать. Походы русских князей 1190—1193 гг. серьезно подорвали их силы, и в конце XII в. половецкие набеги совершенно прекратились.221 Несмотря на все обстоятельства, вызванные половецким торговым «посредничеством», из Средней Азии (особенно во второй половине XII — первой трети XIII в.) вывозились особые шелковые ткани из некрученой пряжи (занданечи), поливная посуда, фаянс; из Ирана — бронзовая утварь, ткани, фаянс, художественная керамика — чаши, тарелки, кувшины и бутыли, выполненные из высококачественной фарфоровой массы и украшенные люстром, цветными эмалями, цветными поливами или подглазурной росписью. В конце XII — начале XIII в. важными поставщиками серебряных изделий в Русскую землю сделались Армения, Киликия и Малая Азия. Таким образом, Волжский путь продолжал выполнять свои торговые и другие функции вплоть до татаро-монгольского нашествия в конце 30-х гг. XIII в., полностью нарушившего сложившуюся к тому времени структуру международных связей и обусловившего переход Волги под контроль Орды.222

<<   [1] ... [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне