ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Зарождение внешней торговли в нашей стране произошло одновременно с возникновением государственности, т. е. около 1000 лет тому назад. С тех пор существует и таможенное дело, неизменно выступая составной частью внутренней и внешней политики Российского государства.

Происходившие на протяжении веков изменения в состоянии производительных сил и форм собственности, политических и правовых институтов, изменения в геополитической обстановке и т. д. во многом обусловливали развитие внутренней и внешней торговли страны, характер и содержание ее таможенной политики. В свою очередь изменения в торговой политике, таможенном законодательстве и таможенном деле в целом существенным образом влияли как на хозяйственную жизнь страны, так и во многом предопределяли направленность, содержание и особенности ее внешней политики и социально-политических преобразований. Достаточно указать на факт передачи в 1504 г. Иваном III в наследство «московской тамги» сыну Василию. Он означал даже не столько важную перемену в таможенном деле Московского княжества, сколько принципиальный исторический сдвиг на завершающем этапе преодоления «удельной раздробленности» и создания единого Русского государства. Точно так же осуществление в середине XVII в. таможенной реформы и сосредоточение главных рычагов таможенного управления в руках Приказа Большой казны (1680) знаменовали собой решающий шаг в становлении централизованного государства.

Торговля и таможенное дело формировались в рамках древнего, удельного и московского периодов. В каждом из них они развивались в определенных направлениях, параметрах и формах, исходя из объективных возможностей и конкретно-исторических задач. Однако при этом они имели собственную логику развития. Так, в условиях IX—XII вв. наибольшее развитие получили контакты Русской земли с Хазарским каганатом и Византией. В то время из страны в основном вывозились меха, мед, воск, рабы в обмен на серебряную монету и дорогие шелковые ткани. В XIII—XV вв. Северо-Восточная Русь была в торговом отношении тесно связана с Ганзейским союзом северогерманских и ливонских городов через Новгород: вывозились преимущественно меха и воск в обмен на сукно и металлы. Наконец, в XVI—XVII вв. Россия активно торговала с Англией и Нидерландами через Архангельск (вывозились юфть, хлеб, сало, поташ, меха, лен, пенька, смола и многие другие товары в обмен на сукно, металлы и металлоизделия, включая оружие, а также химические продукты и т. д.).

Как можно заметить, на протяжении веков происходили изменения в составе участников внешней торговли и товарном ассортименте. Торговля все больше перемещалась в северо-западный и северный регионы страны. Русский рынок неизменно привлекал как западноевропейских, так и восточных купцов, вывозивших меха, обработанные кожи, воск, ворвань, хлеб и другие товары сельскохозяйственного производства, лесных и морских промыслов. При этом торговля со Шведским королевством и странами Востока имела ту особенность, что российский экспорт в значительной степени состоял из готовой промышленной продукции (полотно, холст, кожаные изделия, рукавицы, мыло, ножи, пилы, плуги и т. д.).

Формирование централизованного Русского государства вело к росту товарооборота, расширению торговых связей с Европой и восточными странами, расширению номенклатуры русских вывозных товаров. Внешняя торговля находилась в тесной взаимосвязи с экономическим развитием страны, становлением всероссийского рынка. Она стимулировала развитие торгового, таможенного и налогового законодательства, денежного обращения, государственного управления, производственной специализации различных районов страны. Торговля носила в основном меновой характер. Россия, остро нуждаясь в привозном серебре, стремилась иметь активный внешнеторговый баланс. Из страны все больше вывозилось изделий ремесла и промысловых продуктов. Казна была заинтересована в росте доходов за счет поступлений от таможенной деятельности. Именно поэтому в привозе неизменно высокой была доля золота и серебра (в монете и слитках), добыча которых внутри страны была незначительной. Серебро шло в монетный передел, что позволяло казне извлекать дополнительную прибыль. Проводилась политика меркантилизма, продиктованная главным образом фискальными интересами казны. Постоянно расширялся ассортимент привозных товаров. В XVII в. они все чаще находили своего потребителя не только в привилегированных слоях русского общества, но и среди зажиточных ремесленников и крестьян.

Таможенная политика формирующегося в России военно-служилого государства была тесно связана с общим курсом внешней политики страны. Многочисленные примеры свидетельствуют и о том, что государственная власть зачастую действовала на опережение естественного хода событий, прибегая к принуждению, а иногда и к поощрительным мерам, стремясь к созданию в известных местах самых благоприятных условий для международной торговли. Так, в 1494 г. наместником Ивана III в Новгороде был закрыт Немецкий двор, где подверглись аресту 49 ганзейских купцов и были конфискованы товары на сумму 96 000 марок. Это произошло вскоре после основания в 1492 г. Ивангорода — нового центра внешней торговли России. Причину решительных действий московского правительства следует видеть в стремлении единого Русского государства проводить активную внешнюю политику на Западе и утвердиться на берегах Балтийского моря. К подрыву устоев новгородско-ганзейской торговли вела и «переселенческая политика» Ивана III. В 1478 г. из Новгорода было «выведено» более 100 боярских и купеческих семей, получивших землю во Владимире, Муроме, Нижнем Новгороде и др. Подобные же «выводы» проводились в 1484, 1487, 1488 и 1489 гг.

Известно, что в ходе Ливонской войны (1558—1583) торговле Новгорода был снова причинен колоссальный ущерб. При этом важно отметить, что главной причиной подрыва новгородской торговли стал опричный погром 1570 г. В следующем году были ликвидированы податные привилегии сурожан — самой богатой и влиятельной группы новгородского купечества. Около 60 гостей-сурожан и их детей было переведено в Москву. Последствия опричного лихолетья, мора и Ливонской войны оказались для новгородского посада поистине катастрофическими. Лишь в самом конце XVI — начале XVII в. наметился новый подъем новгородской торговли.

Стремясь утвердиться на берегах Балтийского моря, Россия во второй половине XVI в. решилась на завоевание ливонских гаваней. В самом начале Ливонской войны русские войска захватили Нарву, которая до 1581 г. имела значение морских ворот России на западе. Стремясь создать исключительные условия для «нарвского мореплавания», Иван IV предоставил купечеству Нарвы самые широкие привилегии: право самоуправления, свободу вероисповедания, возможность беспошлинно закупать основные товары на рынках России. В 1581 г. шведы захватили Нарву, а затем и все побережье Финского залива, что фактически привело к нарушению сложившихся к тому времени торговых связей по Балтийскому морю. Надо ли удивляться, что русское правительство приветствовало появление у Колы и в устьях Северной Двины фламандцев, голландцев, ганзейских немцев и французов, которые в 60—70-е гг. XVI в. ходили к Нарве. Стремясь привлечь их к участию в беломорской торговле, оно стало решительнее пресекать монопольные притязания Московской компании, призывая английскую королеву не препятствовать приходу «некомпанейских» англичан и других торговых иноземцев к русским северным пристаням.

После того как в Архангельске завершилось строительство таможенной избы, других объектов таможенной инфраструктуры, частных дворов для приема русских и иноземных гостей (1584—1586), т. е. были созданы все необходимые условия для нормального ведения торговых операций и контроля над ними со стороны русской администрации, центр мурманской торговли был перенесен из Колы в Архангельск. С 1586 г. в Коле разрешалось торговать лишь треской, палтусом, рыбьим жиром и ворванью. Таким образом, двухсторонний товарный поток, который в 70-х—первой половине 80-х гг. XVI в. шел через Колу, переместился в Архангельск. В первые десятилетия XVIII в. та же участь постигла и сам северный город. Петр Великий не остановился перед самым жестоким государственным принуждением ради переноса центра внешней торговли страны из Архангельска в новую российскую столицу — Петербург.

Содержание национального торгового законодательства и сама международно-договорная практика свидетельствуют о том, что известное «дистанцирование» России от стран Запада и связанное с этим экономическое отставание страны не смогли помешать ее участию в процессе международного разделения труда. Более того, обычно России удавалось строить отношения с торговыми партнерами на основе равенства и взаимной заинтересованности, избегая при этом роли «младшего партнера». Поэтому было бы неверно говорить о полуколониальной зависимости национального рынка и безоговорочной пассивности русского купечества. Как Россия, так и ее важнейшие торговые партнеры обычно проявляли взаимную сдержанность в отношениях и стремились договориться в интересах сохранения и дальнейшего укрепления достигнутого уровня сотрудничества.

В силу целого ряда причин Россия заметно уступала ведущим европейским державам в торговом и военном судостроении. Развивалось исключительно внутреннее судоходство. Значительные расстояния, бездорожье и произвол местных властей сдерживали предпринимательскую инициативу. Государство и приказная администрация мало поощряли купеческую самодеятельность.

Богатых купцов в стране было сравнительно немного. Однако даже у них постоянно ощущалась нехватка оборотных средств. Верхушка торгового сословия фактически была обособлена от посадского большинства, занимавшегося мелкой розничной торговлей, что препятствовало формированию единства купеческих интересов. Тем не менее участие гостей и других привилегированных купеческих корпораций в заграничной торговле постоянно возрастало. В XVII в. наряду с московскими купцами участниками внешнеэкономических связей все чаще становились торговые люди многих провинциальных городов. Росла согласованность их действий перед лицом высшей государственной бюрократии и иностранных конкурентов.

Во второй половине XVII в. правительство, вынужденное считаться с требованиями привилегированного купечества, проводило политику торгового протекционизма, направленную на вытеснение иностранцев с внутреннего рынка. Поощряя развитие торговли с восточными странами, оно в то же время запрещало вывозить туда железо, сталь, цветные металлы, оружие и военное снаряжение, стремясь не допустить усиления в военном отношении кочевых народов и государств на своих южных, юго-восточных и восточных границах.

Национальное торговое и таможенное законодательство прошло длинный путь от Правды Русской и договорных грамот удельного периода до уставных таможенных грамот единого Московского государства, от гостиного права, регулирующего отношения купцов — участников внешнеэкономической деятельности, до права таможенного, в предмет которого входит весь комплекс общественных отношений, возникающих в связи с перемещением товаров и транспортных средства через таможенную границу. Событием чрезвычайной важности стало принятие в середине XVII в. единых для всей страны законодательных актов — Соборного уложения 1649 г., Торгового устава 1653 г. и Новоторгового устава 1667 г., на основе которых внешняя торговля и таможенная система России развивались в последующие 50—100 лет.

Решительные перемены произошли в таможенном обложении. «Случайные» немногочисленные таможенные пошлины периода Киевской Руси в дальнейшем уступили место сложной и запутанной, но по-своему логичной системе торговых и проезжих платежей, многие из которых продолжали взиматься до середины XVII в. Наконец в 1653 г. была введена единая рублевая пошлина, знаменовавшая собой решительный шаг в создании большей централизации государственного управления.

Таможенная организация, сложившаяся еще в условиях ордынского господства, во второй половине XVII в. воплотилась в единую, централизованную и разветвленную таможенную службу Русского государства. Несмотря на «общественно-принудительный» характер привлечения голов и целовальников, параллельное существование «верного» и «откупного» способов осуществления таможенной деятельности, диктат воеводской и местной администрации, фискальная инициатива и ответственность по сбору таможенных пошлин в масштабах всего государства, ранее распыленные между многочисленными московскими приказами, к концу XVII в. сосредоточились в Приказе Большой казны. Одновременно увеличивались размеры таможенных платежей, перечисляемых в бюджет, повышался их удельный вес в структуре государственных доходов. По мере расширения объемов внешней торговли и усложнения задач, связанных с оформлением грузов, определением таможенной стоимости, исчислением и взиманием таможенных пошлин ит.д., складывались предпосылки для перехода к профессиональной таможенной деятельности на регулярной основе.

Список сокращений

ААЭ — Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографической экспедицией Академии наук

АЕ — Археографический ежегодник, журнал

АИ — Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией

АСЭИ — Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XVI в. / Отв. ред. Б.Д. Греков, Л.В. Черепнин

БСЭ — Большая Советская Энциклопедия

ВИ — Вопросы истории, журнал

ВИД — Вспомогательные исторические дисциплины, сборник Временник

МОИДР — Временник Московского общества истории и древностей российских

ГВНП — Грамоты Великого Новгорода и Пскова / Под ред. С.Н. Валка. М.; Л., 1949

ГАИМК — Государственная академия истории материальной культуры

ДАИ — Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографической комиссией

ДДГ — Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV—XVI вв. / Подгот. к печати Л.В. Черепнин. М.; Л., 1950

ЖМНП — Журнал Министерства народного просвещения

ЗНО РАО — Записки Нумизматического отделения Русского археологического общества

ЗОРСА — Записки Отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества

ЗРАО — Записки Русского археологического общества

ИА — Исторический архив, журнал

ИАН СССР — Известия Академии наук СССР, журнал

ИЗ — Исторические записки, журнал

КСИА — Краткие сообщения Института археологии АН СССР

КСИМК — Краткие сообщения Института материальной культуры АН СССР

ЛГУ — Ленинградский государственный университет

МГУ — Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

МИА — Материалы и исследования по археологии СССР

НС — Нумизматический сборник

ОИ — Отечественная история, журнал

ОР РНБ — Отдел рукописей Российской национальной библиотеки

ПИ — Проблемы источниковедения, сборник

ПРП — Памятники русского права / Под ред. С.В. Юшкова

ПСЗ I — Полное собрание законов Российской империи. Собрание I

ПСРЛ — Полное собрание русских летописей

РГАДА — Российский государственный архив древних актов

РИБ — Русская историческая библиотека, издаваемая Археографической комиссией

РШЭО — Русско-шведские экономические отношения в XVII веке: Сб. документов / Сост. М.Б. Давыдова, И.П. Шаскольский, А.И. Юхт. М.; Л., 1960

СА — Советская археология, журнал

Сб. РИО — Сборник Русского исторического общества

СВ — Средние века, сборник

СГГиД — Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государственной коллегии иностранных дел

СС — Скандинавский сборник, журнал

СЭ — Советская этнография, журнал

Труды ГИМ — Труды Государственного исторического музея

ЧОИДР — Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете

<<   [1] ... [83] [84] [85] [86] [87] [88]


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне