ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Корабельщик (капитан судна) подавал начальнику шанца собственноручно подписанную роспись привезенных товаров с указанием названия судна, имен прибывших и тех, кому был адресован товар.

Начальник шанца вручал корабельщику «список с той росписи» (копию) за своей рукой, после чего корабль без задержки отпускался к Архангельску. Оригинал корабельщиковой росписи оставался в шанце.

Прибыв к Архангельску и встав на якорь в гавани (на расстоянии, обычно не превышавшем 120 саженей от гостиных дворов), корабельщик обязан был явиться в таможню к «гостю с товарищи» и подать им выданную в шанце роспись (копию) (ст. 43).215

К этому времени подлинная корабельщика роспись уже находилась у гостя. Целовальники записывали ее в таможенную книгу и приступали к досмотру иностранного судна Если при этом обнаруживались пушки, боеприпасы и военные люди, то чинился допрос, выяснялись причины нахождения оружия и военных на судне. Конвойным кораблям, имевшим на борту вооружение, вообще запрещалось бросать якорь у пристани, они оставались на взморье. (Лишь в 1685 г. по просьбе голландцев военным кораблям разрешалось входить в устье Двины.) Затем таможенники пересматривали все товары в тюках, сундуках и кипах, пересчитывая и выясняя их приблизительный вес.216

Если иностранный купец хотел «товары свои ис карабля на берег взять», он должен был представить в таможню роспись товарам, которые он собирался везти на берег. Гостю же надлежало записать ту роспись в таможенную книгу, и по той росписи те товары «досматривать накрепко в бочках и в ящиках и в кипах. И что по досмотру будет у них каких товаров, и те их товары в таможне записывать в книги порознь имянно, всякаго иноземца особь статьею» (ст. 44). При этом товары, не указанные в купеческих росписях, подлежали конфискации (ст. 46).217

Выгружаемые товары доставлялись либо на общий гостиный двор (Немецкий), либо на гостиные дворы англичан и голландцев. В 1649 г. при каждом из них были поставлены целовальники, взимавшие пошлины с торга. Вместе с ними несли караульную службу стрельцы и дети боярские, смотревшие за тем, чтобы никто не доставлял и не выносил товаров беспошлинно. У ворот гостиных дворов также стояло по два целовальника, наблюдавших, чтобы никто не вносил и не выносил товаров, не записав в таможенную книгу.218

Категорически запрещались разгрузочно-погрузочные работы в ночное время и в обход таможни. Нарушение этого правила каралось конфискацией товара (ст. 46).219

3. Таможенное обложение в Архангельске вывозных русских товаров. Все сделки купли-продажи и мены во время ярмарочного торга у Архангельска было велено «записывать в таможне в книги имянно», а участникам сделки «руки свои прикладывать» (ст. 11, 47).220

Товары русских людей, предназначенные к продаже на деньги или на обмен, облагались пошлиной, ставка которой «с прямой продажной цены» составляла по 10 и 8 денег с рубля соответственно с товаров «вещих» и «не с вещих» (ст. 12).221 Лишь с продажи за границу рыбы и ворвани ставка пошлины была выше. Статьями 32 и 50 устанавливалась валюта платежа: «руским торговым людем» и «московским прироженным иноземцом» в Архангельске и в других порубежных городах таможенные платежи надлежало вносить исключительно «рускими мелкими деньгами» («мелкими серебряными деньгами»). Целый ряд товаров был исключен из свободной торговли. К их числу относились хлеб, пенька, поташ, смольчуг, ревень и шелк-сырец, дорогие сорта «мягкой рухляди» (мехов) и некоторые другие.

Если у русского купца товар не продавался, то он пошлине не подлежал и записывался «в осталые». В этом случае вопрос об уплате пошлины с продажи откладывался до следующей ярмарки. Если же купец намеревался везти непроданный товар обратно («в ыные городы»), то его отпускали с «выписью», а пошлина взималась в тех городах, где «те товары проданы будут» (ст. 17). Это правило было общим для всех порубежных городов (Новгорода, Пскова, Путивля и т. д.) (ст. 33).

Когда иностранцы доставляли свои покупные русские товары в Архангельск, Новгород, Псков и другие пограничные города с целью вывоза за рубеж, их надлежало не только досмотреть, но и обложить проезжей пошлиной по гривне с рубля (10%), ориентируясь на продажную цену местного рынка; после этого товары отпускались за границу «без задержания» (ст. 66). В пограничных городах русские товары ценились дороже, чем в Москве и внутренних городах. Так, в Архангельске цены на поташ, кожу, пеньку, меха, воск превышали московские вдвое.222

Покупные и променянные русские товары, вывозимые через Астрахань восточными купцами, также подлежали проезжей пошлине в размере гривны с рубля. Эту пошлину предусматривалось взимать в Астраханской таможне (ст. 78).

Если в Архангельской таможне обнаруживался незначительный перевес доставленных русских «весчих» товаров, то с иностранцев «с тех лишних товаров» взималась дополнительная проезжая пошлина («проезжие пошлины сполна») в размере 4 алт. 2 д. с рубля (13%) (ст. 37).

Иностранцам в Архангельске разрешалось торговать между собой русскими отпускными товарами. Им требовалось лишь заплатить пошлину в размере 10 денег с рубля (5%). Таможенникам же предписывалось «смотрить накрепко, чтоб иноземцы рускими товары у города (Архангельска. — М.Ш.) безпошлинно меж себя не торговали» (ст. 40). Сверх этой торговой пошлины иностранцы все равно обязаны были заплатить проезжую пошлину за право вывоза товара в размере 10% (ст. 40). Когда же иностранцы нарушали это правило и торговали русскими товарами «без записки тайно с своею братьею беспошлинно», а про то становилось известно, то товары их подлежали конфискации (ст. 41).

С валюты, привезенной иностранцем на покупку русских товаров, пошлина не взималась («Который иноземец привезет из-за моря золотые и ефимки, и ему с того пошлин не платить») (ст. 72).223

В порубежном городе иноземец, покупавший русский товар на золотые и ефимки, пошлины с той покупки не платил и мог беспрепятственно вывозить купленное в свою страну («И что на золотые и на ефимки купит какова товару, и то ему вести во свою землю беспошлинно») (ст. 72).224 Поощряя «беспошлинную торговлю», правительство не оставалось в убытке, ибо сумма сделки оценивалась в русской валюте по курсу: «...угорский доброй золотой чистого золота по рублю золотой, а ефимки любские чистого серебра весом по четырнадцати ефимков в фунт, ценою по полтине ефимок».225

Непосредственно перед отплытием капитан иностранного судна обязан был явиться в таможню и получить форменное свидетельство (выпись) за таможенной печатью об уплате с отпускных товаров пошлин, с которым мог беспрепятственно пройти через устье в море. Таможенное начальство со своей стороны уведомляло об уходе корабля воеводу и дьяка, обязанностью которых было проследить, чтобы за теми, кто покидал Русский Север, не осталось никаких пошлин, казенных и частных долгов.226

4. Таможенное обложение в Архангельске привозных иностранных товаров. Согласно ст. 45 Новоторгового устава, привозные (импортные) товары должны были отвечать жестким требованиям, т. е. отличаться высоким качеством, иметь клейма, печати и «всякие розные признаки», свидетельствующие о стране и месте происхождения товара и его изготовителе и продавце. Именно так предполагалось поставить заслон притоку в страну «поддельных воровских» и недоброкачественных товаров. Если же такие товары все же выявлялись, то об этом полагалось всенародно известить и «отослать с безчестьем с ярманки, чтоб впредь таких худых не возили и добрым товаром цены не портили». Аналогичные требования предъявлялись к качеству русских экспортных товаров (ст. 45).227

В Архангельске и других порубежных городах казне предоставлялось право первоочередной закупки привозных «узорочных» товаров и всяких заморских вин «на обиход», которые предусматривалось «посылать к Москве с рускими людьми, а не с ыноземцы, чтоб своевольные их к Москве приезды, для многих ссор, отставлены были» (ст. 87).

В Архангельске и других порубежных городах приезжим иностранцам запрещалось вступать в отношения купли-продажи с кем бы то ни было, кроме местных оптовиков и «московских купецких людей». Во внутренних городах приезжие иноземцы также могли торговать с местными купцами и москвичами, исключая «приезжих торговых людей» (ст. 60, 61). Нарушение этого правила каралось конфискацией товара (ст. 62).

Иностранцу запрещалось продавать привезенный товар соотечественнику или другому иностранцу. За обман предусматривалась конфискация товара (ст. 63).

Привозные товары подлежали пошлинному обложению: «А имать с тех продажных заморских товаров в государеву казну, в таможне у города Архангельского пошлины золотыми и ефимками: с вещих товаров по десяти денег с рубля, а не с вещих товаров по осми денег с рубля» (ст. 48).228 Однако, как можно заметить, «импортная» пошлина взималась не за сам факт перемещения товара через границу, а с его продажи.229

Цены на заморские товары устанавливались на Архангельской ярмарке стихийно, в зависимости от спроса и предложения. Цена каждой сделки («всякой товар по чему будет продан») записывалась в таможенной книге, и к тем запискам участники сделки руки свои прикладывали (ст. 47).230

Торговля в Архангельске могла производиться не только после разгрузки иностранных товаров в гостиных дворах, но и непосредственно на самих кораблях без разгрузки. В последнем случае русские подвозили свои товары в гавань, поднимались на иностранные корабли и там производили меновую и покупную торговлю. «При таком торге, — указывал Н.И. Костомаров, — должны были присутствовать таможенные головы, а если торг был не на слишком большие суммы, то целовальники. Таможенные чиновники ходили на иноземные корабли в сопровождении вооруженных служилых людей — сотников со стрельцами — для оберегания русских торговцев и для решения споров, которые беспрестанно возникали между русскими и иностранными торговцами; в случае же важных ссор таможенное начальство обращалось к воеводе».231

Все свои торговые сделки иностранцы обязаны были записывать в торговые книги, заверяя собственноручной подписью. С 1667 г. для каждого из торговавших в России народов — именно для голландцев, англичан, гамбуржцев, бременцев — в Архангельской таможне определялся особый подьячий, у которого имелись книги для записи привозного товара и взимаемых пошлин.232

Представители таможни, обязанные присутствовать при заключении сделок, фактически перепроверяли декларируемую иностранными купцами стоимость привозных товаров и корректировали ее, непосредственно влияя на ценообразование. Таким образом пресекались попытки приезжих иностранцев записывать своим товарам «непрямую цену с убавкою». Наказание за произвольное занижение цены привозного товара следовало в виде конфискации товара (ст. 49).

Пошлина с заморского товара взималась валютой.233 В Астрахани с продажных товаров приезжих «кизылбашей, индейцев, бухарян, армян, кумыков, черкасов и астраханских жильцов» взималась пошлина по 10 д. с рубля (ст. 77). Сумма пошлины высчитывалась в рублях, а затем переводилась в валюту по курсу: 1 «угорский золотой» = 1 р.; 1 ефимок = 50 коп. (ст. 50, 73, 81).234

До принятия Новоторгового устава пошлине подлежали только «продажные заморские товары». Начиная же с навигации 1668 г. предусматривалось облагать и те из них, которые своевременно не продавались (ярмарка у Архангельска продолжалась до 1 сентября), т. е. оставались на зиму в Архангельске: «А что у города Архангельского на кораблех останетца непроданых товаров <...> с них взять пошлина, хотя он и не продаст, для того, что извычено было тайно отдавать в подряд русским людем» (ст. 75).235

Отдельные импортные товары, привозимые иноземцами: спиртные напитки, сахар и леденцы — облагались повышенной (специфической) пошлиной. Так, с «беремянных бочек (в охват руками. — М.Ш.) алкана, бастры, мальмазеи, мушкатели» надлежало уплатить 60 ефимков с бочки; «с романеи с беремянной бочки» — 40 ефимков; «с полуберемянных бочек ренского» — 20 ефимков с бочки, «с погребца с вотки» — 6 ефимков; с пуда сахара головного — 1 р.; с пуда красного леденца — 40 алт. и т. д. (ст. 51). Подсчитано, что пошлина с «вина и розных иных питей» в среднем составляла 50%, а с сахара и красного леденца — 15—20%.236 Важно отметить, что обложение заморских «питей» и сахара предусматривалось по факту их привоза в Россию, независимо от того, продавались ли они на месте или готовились к отправке во внутренние города страны (ст. 52).

С денег, явленных русским купцом на покупку иностранных товаров, полагалась пошлина в размере 8 д. с рубля (ст. 13). Свидетельством об уплате пошлины с денег служила выпись, которая выдавалась в обязательном порядке в таможне «гостем с товарыщи» (ст. 13).

Русские оптовики, покупавшие в Архангельске и других порубежных городах иностранные товары на деньги или выменивавшие их на русские товары, пошлин «с тех товаров заморских» не платили (фактически русские избавлялись от уплаты 4—5% пошлины с продажи своих товаров), «потому что платили они с того торгу с руских товаров и з денег в том же городе»; им надлежало лишь заплатить «с тех (покупных. — М.Ш.) товаров в тех городех, в которых они в продаже будут, по десяти денег с рубля» (ст. 34).237

<<   [1] ... [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне