ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

В том случае, если в Москве или ином городе продавец испытывал затруднения с реализацией явленного на продажу товара, ему разрешалось везти его в другой город и в течение полугода после явки «продавать в том городе и вести в иные городы». Таможня оформляла выпись, с которой купец отпускался «во шти месяцах», а пошлина взималась в том городе, где товар продавался. Полученную выпись купцу надлежало «привозить в те городы, ис которых они с непроданными товары отпущены» (ст. 24).

Если торговый человек, явивший и записавший свой товар, не мог продать его в течение шести месяцев, а собирался везти в другой город, то пошлину надлежало взыскать по месту регистрации товара, т. е. в первом городе. Одновременно ему давалась выпись, в которой оговаривался срок, в течение которого надлежало вернуться с выписью из того города, где товар продавался (ст. 25).

О характере контроля за перемещением товаров внутри страны свидетельствует и то, что даже местный житель, купивший в своем городе товар беспошлинно, не мог следовать с ним в другой город, предварительно не явив в таможне. Таможенному голове надлежало записать «тот товар в отпускную книгу, и дать ему (горожанину. — М.Ш.) выпись за рукою и за печатью, и отпустить в тот город. А в выписи товар всякой описать порознь. И приехав ему на иной город, подать выпись в таможню, и против той выписи голове у него велеть досмотрить и записать в книги имянно, и велеть досмотрить накрепко, и что сверх выписи объявитца, взять на великого государя» (ст. 28).

Непростым представляется вопрос о перекупной пошлине с весчих товаров (ст. 38), тем более, что ее размер не был определен ни в 1653 г., ни в 1667 г. По свидетельству Родеса, после продажи в Москве привозных товаров иностранец приобретал на вырученные деньги русские «оборотные» товары и обязан был заплатить с такой покупки перекупную пошлину в размере 0.25%.193 «Перекупная пошлина, — указывал Е.Г. Осокин, — была взимаема только с покупателя и притом покупавшего для перепродажи, на что указывает уже самое название пошлины».194 Эту пошлину платили в одинаковом размере «как покупатели городские, так иногородние и иноземцы, но пошлина была различна, смотря по тому, у кого был покупаем товар: за продаваемый иноземцем платилось по 2 деньги с рубля, в других же случаях по 1½ деньги».195 По мнению И.Д. Беляева, название перекупной пошлины получило «весчее»; однако, если раньше весчая пошлина взималась и с продавца, и с покупателя, то, «сделавшись перекупной пошлиной, она была взимаема только с покупателя, и притом покупавшего для перепродажи».196 К.Н. Лодыженский высказывал предположение, что перекупная пошлина взималась при перепродаже в другие руки товара, уже оплаченного рублевой пошлиной.197 В свою очередь Ю.А. Тихонов полагал, что она взималась с перепродажи товара, купленного на «товарные деньги», т. е. на деньги, вырученные от продажи каких-либо других товаров.198 Он также допускал, что «имелось особое постановление об этом сборе, дополнявшее устав 1667 г.».199

Как бы то ни было, текстуальный анализ таможенной книги Устюга Великого 1676/77 г. позволяет утверждать, что и через 10 лет после принятия Новоторгового устава перекупная пошлина в размере 2.5% взималась здесь с местных торговых людей, покупавших на явленные деньги сукно сермяжное, рукавицы, чулки, воск, мед, ворвань, рыбу и всякий мелочной товар с целью перепродажи на устюжском же рынке. Кроме того, с денег на покупку также взималось 2.5%. Следовательно, всего за право перепродажи устюжане платили 5% с явленных на покупку денег, что никак не могло быть в два раза меньше размера рублевой пошлины, на чем в свое время настаивал Ю.А. Тихонов.200

Можно предположить, что в размере 2.5 д. с рубля (1.25%) перекупную пошлину стали взимать лишь с 1678/79 г.201 Ее по-прежнему платили местные торговые люди, занимавшиеся перепродажей покупных товаров. Однако теперь они были избавлены от уплаты пошлины с денег на покупку товара. Перекупная пошлина стала взиматься с продажной цены некоторых «весчих» товаров (мед, воск, говяжье сало, рыба, хмель, щетина и др.), которые приобретались на местном рынке («товару устюжские покупки»).202 Плательщиками перекупной пошлины становились и приезжие купцы, которые покупали те же товары у местных торговых людей на «товарные деньги».203

По-видимому, перекупная пошлина также взималась за право вывоза малороссийскими купцами в свои города русских покупных или променянных товаров. В порубежных русских городах украинцам надлежало предъявить «выписи за таможенными месячными печатьми, что на покупку тех товаров деньги у них явлены, и пошлины с денег и перекупки взяты». Так, в 1683 г. малороссийского торгового человека, покупавшего «юхотный красный товар» (юфть) на деньги, полученные из Приказа Большой казны за поставленное подрядное вино, было взыскано в Ярославле пошлины «по пяти денег, да перекупных по полтретьи деньги (две с половиной. — М.Ш.) с рубля».204

Некоторые другие статьи Новоторгового устава, касающиеся внутренней торговли и таможенной системы в целом, также исходили из положений указа 25 октября 1653 г., который действовал наравне с ним.205 Так, торговые дела были полностью исключены из ведомства воевод, купцы освобождались от ответственности за проступки, недобросовестное, халатное отношение к делу своих помощников и подчиненных.206

Русским людям разрешалось пользоваться «для своих нужд» весами «малыми» — до 10 пудов и безменами — по 2—3 пуда; на судах рыболовных и используемых для перевозки соли «для всякой сметы» разрешалось иметь контари по 2.5 пуда (ст. 21, 22).

Несмотря на то что в Новоторговый устав не вошли статьи о перевозах, мытной пошлине в Москве (10 денег с рубля) и гостиной пошлине, их взимание, по всей видимости, определялось нормами Торгового устава 1653 г. и уставной грамоты 1654 г.

Из 94 статей устава 52 имели непосредственное отношение к Архангельскому порту и таможне. В приложенных к нему семи статьях «Устава торговле в царствующем граде Москве и во всей Великой Росии в порубежных городех», предназначенных для информирования иностранных купцов, были кратко сформулированы основные положения о порядке таможенного контроля, таможенного оформления и таможенного обложения привозных товаров в северном русском городе.

Согласно ст. 2, все вопросы организации и управления торговлей в Архангельске, включая право суда, а также непосредственное осуществление таможенного дела («всякая полная расправа») возлагались на гостя с товарищами. Гость (архангельский таможенный голова) назначался из московской купеческой верхушки. Он выезжал из Москвы в Вологду 15 мая «з достальными целовальники», да ему же «в прибавку» придавались целовальники из Великого Устюга, Каргополя и Сольвычегодска, по два человека от каждого города. Все они должны были прибыть к Архангельску до начала ярмарочного торга, т. е. до 1 июня (ст. 8).207

Гость отправлялся на Двину, имея на руках специальную грамоту из Москвы и наказ. По прибытии к месту своей службы он должен был представиться воеводе. Последний знакомил его с местной административной практикой и вручал «списки с прежних государевых наказов и уставные грамоты о всяких таможенных пошлинах за дьячьими приписями», а также таможенные книги прошлых лет. Таким образом, прибывший гость сразу же входил в курс дела. «Имеющийся у него в руках наказ, — отмечал А.Ф. Изюмов, — был подробнейшим реестром всех его обязанностей, а списки с уставных грамот и таможенные книги давали возможность лучше приглядеться к местным условиям новой службы и восстановить преемственность от предшественника».208

Воеводе запрещалось вмешиваться в компетенцию гостя, чтобы царской казне «в сборех порухи не было» (ст. 1—2). Его влияние на торговые дела в Архангельске ограничивалось тем, что он контролировал перемещение в гавани иностранных судов и держал под наблюдением их якорную стоянку. Воевода также направлял в Пудожемское и Березовское устья Двины стрелецкие караулы «для наблюдения, чтобы устьями не прошли, сверх чаяния, неприятельские (воровские) корабли».209

Характеризуя Новоторговый устав как основной таможенный закон страны во второй половине XVII в., можно предположить, что в Архангельске и за его пределами практиковались следующие технологические схемы таможенного контроля, оформления и обложения товаров.

1. Таможенное оформление русских товаров, вывозимых из Москвы и внутренних городов страны к Архангельску. В течение зимы все товары, предназначенные к вывозу из страны через северный порт, стекались из внутренних городов России в Вологду, где складировались в ожидании полой воды. Для контроля за их дальнейшим перемещением и с целью осуществления необходимых таможенных формальностей 1 апреля в Вологду отправлялись из Москвы в качестве правительственных уполномоченных «товарыщ гостиные сотни» (будущий помощник архангельского таможенного головы) и «целовальник» из торговых людей суконной сотни, а с ними по два человека из Ярославля, Костромы и Вологды (ст. 3).210

По прибытии в Вологду они должны были: 1) «взять у таможенного вологодцкого головы записные книги тем всем товаром, которые с Москвы и со всех городов на Вологде написаны в отпуск к Архангельскому городу» (ст. 4); 2) потребовать у русских и иностранных купцов подлинные («за их руками») «росписи» товаров, намеченных к отправке в Архангельск по Сухоне и Северной Двине (ст. 5); 3) досмотреть товары, готовые к погрузке, выявить их соответствие содержанию «росписей» (обнаруженные при этом товарные излишки подлежали конфискации) (ст. 6); 4) по завершении досмотра: а) произвести запись отпускных товаров в специальную книгу; б) выдать купцам «выписи за печатью и за рукою» (после этого разрешались погрузка и отплытие «без задержания до Архангельского города») (ст. 7).211

С первым же судном к Архангельску надлежало отбыть и двум целовальникам. Остальные должны были следовать к Белому морю, лишь «отпустя с Вологды вешние суды», но так, чтобы прибыть к Архангельску, преодолев 1100-верстный путь, «до приходу корабельного к городу» (ст. 3). Стоянка прибывших из Вологды судов была определена не в корабельной гавани, а сначала в речке Кунчюкурье, «за крепким караулом», чтобы до появления гостя никаких привозных товаров из судов на дворы не выносили, ни «к Архангелскому городу к кораблям не подъезжали».212

По прибытии в Архангельск купец обязан был явиться в таможню и предъявить там «выпись» из Вологды, подтверждая тем самым законность доставленных на ярмарку русских товаров. Содержание выписи заносилось в таможенную книгу. «Выпись» служила основанием для получения памяти — своего рода разрешения от таможни на разгрузку судна (ст. 8). У иностранцев «гость с товарыщи» должны были дополнительно потребовать московские и городовые таможенные выписи из тех мест, где те товары покупались, и сделать с них записи в таможенные книги. В ходе таможенного досмотра товары пересчитывались, перевешивались, и если их количество или масса соответствовали представленным выписям, то они передавались законному владельцу. В противном случае «лишние товары» подлежали конфискации в пользу государя (ст. 36, 66, 67, 69).213

Разгрузка речных судов происходила под таможенным контролем. При этом вновь устанавливалось соответствие товара содержанию выписи: «А как похотят те свои товары ис судов выгружать, и им имать у гостя с товарыщи памяти в таможне. А гостю с памятью послать целовальников добрых и верных, и те товары против выписей досматривать в бочках и в ящиках и в кипах и во всяких местах накрепко» (ст. 9). Если устанавливалось соответствие или обнаруживался «привесок небольшой» (у «весчих» товаров), товар переходил к его владельцу. «Лишние товары», выявленные в ходе досмотра, подлежали конфискации в пользу великого государя (ст. 9—10).

Иностранцам строго запрещалось отвозить доставленные к Архангельску отпускные товары на морские суда без записи в таможенные книги, без получения памяти и минуя досмотр со стороны таможенных целовальников (ст. 69—70).

Как можно заметить, правила таможенного оформления отпускных русских товаров, вывозимых иностранцами через Вологду к Архангельску, фактически ничем не отличались от соответствующих правил, которыми должны были руководствоваться русские купцы. Разница заключалась лишь в том, что иностранцам надлежало наряду с другими документами представлять в Архангельскую таможню и «выписи» на товары «ис тех городов, в коих они куплены» (ст. 36, 66, 69).

2. Таможенное оформление в Архангельске привозных иностранных товаров. Иностранное судно, входившее в Березовское устье Северной Двины (до 1656 г. суда, следовавшие в Архангельск, проходили по Пудожемскому устью реки), должно было предварительно остановиться (бросить якорь) у шанца — укрепленной заставы при Малой Двинке, которая фактически играла роль передовой таможни (ст. 43).214

<<   [1] ... [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне