ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

В историографии таможенной политики допетровской России также недостаточно подчеркивается усеченный, ограниченный характер ее экономической составляющей. Дело в том, что до Петра I в промышленности страны безраздельно господствовало мелкое производство. Создание крупной промышленности еще только намечалось. Поэтому трудно не согласиться с Н.Н. Шапошниковым в том, что протекционистский мотив в первом отечественном таможенном тарифе (Новоторговом уставе 1667 г.) «совершенно отсутствовал и не потому, чтобы русские люди не додумались до того, чтобы использовать таможенную пошлину в целях поощрения отечественного производства, но в этом таможенном покровительстве в то время не ощущалось нужды, иностранные товары не создавали конкуренции отечественному производству; хозяйство в значительной степени сохраняло натуральный характер, перерабатывающая промышленность была мало развита и во всяком случае производила не те предметы, которые ввозились из-за границы».255

К.Н. Лодыженский тоже отмечал, что в то время правительство России «не смотрело на таможенные пошлины и на постановления о внешней торговле, как на средство поощрять и развивать внутреннюю производительность народа путем наложения высоких пошлин на привозные товары, или запрещения их привоза, или же стеснения вывоза сырых материалов для производства».256 Если табак и был запрещен к привозу, то исключительно из религиозно-нравственных побуждений; вино и сахар были обложены пошлинами по фискальным соображениям.257 В ст. 51 Новоторгового устава, в частности, отмечалось: «А вина и розных иных питей перед прежним гораздо много привозят, и оного много не нужно надобно, потому что на государевых кружечных дворех чинятца от того убытки и недоборы большие».258

Действительно, реформируя таможенное законодательство, правительство лишь «ограждало» русский рынок от захвата его иностранным торговым капиталом, т. е. проводило политику торгового протекционизма. Новоторговый устав, являясь правовым источником монетарной стадии меркантилизма, фактически был лишен какой-либо промышленно-покровительственной направленности и почти не разрешал нужд отечественного производства.259 В связи с этим вызывает сомнение достоверность предположения С.Н. Никольского, будто в 1667 г. к финансовой цели таможенного дела примкнула другая — экономическая: охранение экономических интересов народа, и что увеличение в Новоторговом уставе пошлин на привозные товары преследовало целью охранение внутренней промышленности от иностранного соперничества.260 Нельзя также согласиться и с Л.Н. Марковым, по утверждению которого, запретительные пошлины на сахар, вино и предметы роскоши устанавливались Новоторговым уставом «с целью поощрения отечественного производства».261

Примечания

168 Лодыженский К. История... С. 29.

169 Там же; Шапошников Н.Н. Таможенная политика России до и после революции. М.; Л., 1924. С. 5—6.

170 Толстой Д. История... С. 110.

171 Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 104. Подлинный текст Новоторгового устава 1667 г., обнаруженный в свое время А.И. Андреевым, опубликован в следующих изданиях: Андреев А.И. Новоторговый устав 1667 г. // ИЗ. 1942. № 13. С. 303—307; ПРП. М., 1963. Вып. 7. С. 303—328; Новоторговый устав... С. 117—136 и др.

172 Базилевич К.В. Новоторговый устав 1667 г. // ИАН СССР. Отделение обществ, наук. 1932. № 7. С. 596—597. А.Г. Маньков допускает, что изданию Новоторгового устава предшествовала очередная челобитная от русских купцов, которая «была составлена если не в 1667 г., то где-то около этого времени» (Маньков А.Г. Законодательство... С. 148).

173 Базилевич К.В. 1) Элементы меркантилизма... С. 28; 2) Новоторговый устав 1667 г. С. 596.

174 Базилевич К.В. 1) Элементы меркантилизма... С. 29—30; 2) Новоторговый устав 1667 г. С. 599—622. По мнению Ю.А. Тихонова и Е.В. Чистяковой, доклад П. Марселиса мог сыграть лишь второстепенную роль в выработке Новоторгового устава (Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 288; Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 103).

175 Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 108—109.

176 См.: Базилевич К.В. Новоторговый устав 1667 г. С. 595; Витчевский В. Торговая, таможенная и промышленная политика России со времен Петра Великого до наших дней. СПб., 1909. С. 4.

177 Крижанич Ю. Политика. М., 1965. С. 394; Базилевич К.В. Новоторговый устав 1667 г. С. 594.

178 Крижанич Ю. Политика. С. 382—406; Базилевич К.В. Элементы меркантилизма... С. 25—26.

179 Назначенный в 1665 г. псковским воеводой А.Л. Ордин-Нащокин предложил местному посадскому обществу оригинальную программу разрешения внутригородских социально-экономических противоречий, обсудив ее предварительно с земскими старостами и «лучшими людьми» в земской избе (фактически — городской управе). При этом он опирался на поддержку Москвы и лично царя Алексея Михайловича. Е.В. Чистякова отмечает «почти текстуальное» совпадение многих положений Новоторгового устава и «Статей о городском устройстве», утвержденных псковскими горожанами в августе 1665 г. (см.: Костомаров Н. Очерк торговли... С. 95—97; Лодыженский К. История... С. 41; Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 198—199; Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. М., 1988. Т. 3. С. 324—327; Кулишер И.М. История русской торговли до девятнадцатого века включительно. Пг., 1923. С. 244; Базилевич К.В. 1) Новоторговый устав 1667 г. С. 592—593; 2) Элементы меркантилизма... С. 28; Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 114—115;. Мельникова А.С. Русские монеты от Ивана Грозного до Петра Первого (История русской денежной системы с 1533 по 1682 год). М., 1989. С. 205 и др.).

180 Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 108.

181 Маньков А.Г. Законодательство... С. 149.

182 Базилевич К.В. Новоторговый устав 1667 г. С. 590.

183 Там же.

184 Маньков А.Г. Законодательство... С. 151.

185 Новоторговый устав... С. 118.

186 Сменивший А.Л. Ордина-Нащокина в должности псковского воеводы князь И.А. Хованский повелел «всяким делам городовым быть по-прежнему». Хованский представил царю псковские дела таким образом, что Алексею Михайловичу пришлось поддержать его в отмене смелого начинания. Сказалось и влияние шведской стороны, усмотревшей в новациях А.Л. Ордина-Нащокина нарушение статей 10 и 11 Кардисского мирного Договора 1661 г. В Москве также говорили о несвоевременности такой реформы и о нецелесообразности ее проведения в одном лишь Пскове (Костомаров Н. Очерк торговли.. С. 97; Базилевич К.В. Новоторговый устав 1667 г. С. 592—593; Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 113—114, 121).

187 См.: Рудченко И.Я. Исторический очерк... С. 42.

188 Лодыженский К. История... С. 29.

189 Согласно статьям 26 и 39 Новоторгового устава 1667 г., с продажи соли рублевая пошлина взималась в большем размере (10%), а с продажи сибирских соболей — в меньшем (2.5%) (Новоторговый устав... С. 122, 124).

190 «А будет хто, — говорилось в статье 30, — приедет на которой город с деньгами для покупки товаров, и ему те деньги объявить в таможне, и таможенному голове деньги записать в книги и взять пошлины з денег, по пяти денег с рубля. И что он купит каких товаров и поедет с того города на иной город, и ему дать выпись, что он з денег пошлину платил, и в той выписи покупной ево товар написать весь. И за рукою и за печатью та выпись отдати тому, чей товар, и против выписи товар досмотрить. И будет сойдетца, отпустить. А буде объявитца влишке, и те лишние товары имать на великого государя <...> И приехав тому человеку с товаром, на кой город похочет, подать в таможню данную ему выпись. И в таможне против выписи записать и велеть товар осмотреть, и с продажного товару имать пошлины по пяти денег с рубля, потому что он в том городе, в коем покупал товар, платил по пяти денег. И ту у него выпись принять и записать в книгу. А у кого таких выписей не будет, что они з денег пошлину платили, имать с тех товаров по десяти денег с рубля» (Новоторговый устав... С. 122—123).

191 Согласно К.Н. Лодыженскому, на товары внутреннего производства, впервые явленные в таможне и оплаченные рублевой пошлиной, купцу выдавалась выпись, «и с таким ярлыком товар свободно путешествовал по всей России, и при перепродаже его в другие руки уплачивалась только сравнительно незначительная перекупная пошлина» (Лодыженский К. История... С. 30).

192 См.: Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 279.

193 Курц Б.Г. Состояние России... С. 131.

194 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 133.

195 Там же. Обоснованность этой версии не вызывает сомнений. «А которые московские и иногородние люди и иноземцы, — говорилось в наказе Большой Московской таможне "О сборе таможенных пошлин" (1681), — учнут покупать на Москве всякие весчие товары, и голове гостю и целовальником, со всяких весчих товаров, с купцов имать перекупные пошлины, по полторы деньги с рубля. А будет русской человек купит весчий товар у иноземцов, и с того купца с русского человека имать перекупные пошлины по две деньги с рубля». Это положение было почти дословно воспроизведено в наказе гостю Сергею Лабазному «О сборе в Московской Большой таможне пошлин» (1698) (ПСЗ I. Т. 2. № 873; Т. 3. № 1641).

196 Беляев И.Д. Рец. на кн. Е.Г. Осокина.... С. 65.

197 Лодыженский К. История... С. 31.

198 Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 279.

199 Там же.

200 Там же; Таможенные книги Московского государства XVII в. Северный речной путь: Устюг Великий, Сольвычегодск, Тотьма в 1675—1680 гг. / Под ред. А.И. Яковлева. М.; Л., 1951. Т. 3. С. 61, 64, 70, 71, 78—79, 622—624. Из таможенной книги Тотьмы 1676/77 г. также следует, что с денег, явленных в таможню «на перекуп», тотемцы платили по 10 д. с рубля, т. е. 5% (столько же они платили и с денег, явленных «на покупку в уезд»).

201 См.: Таможенные книги Московского государства XVII в. ... Т. 3; Лодыженский К. История... С. 31; Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 279.

200 Таможенные книги Московского государства XVII в. ... Т. 3. С. 182—183, 190, 193, 201—202, 206—207, 318—321, 324—325, 328—329, 336—337, 339, 346—350 и др.

203 Там же. С. 293, 315. Впрочем, те приезжие купцы, которые покупали в Устюге Великом на товарные деньги соль, были избавлены от платежа перекупной пошлины.

204 ПСЗ I. Т. 2. № 1036.

205 Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 278.

206 «Будет котораго руского купетцкого человека приказщик или человек сворует хозяйских товаров каких ни есть, в таможне на Москве и в городех не явит, или каким заповедным товаром учнет торговать без хозяйского ведома, или в ыном каком воровстве объявитца, — говорилось в статье 20, — и за то их воровство хозяйских товаров на великого государя не имать и в пеню того хозяевам не ставить, потому что многие прикащики и люди воруют своим умыслом, без хозяйского приказу, и хозяев своих животы проворовывают» (Новоторговый устав... С. 121).

207 Там же. С. 119. Наряду с другими городскими повинностями, население Архангельска изначально должно было выбирать для работы в Архангельской таможне особых целовальников. До 1658 г. их выбирали из местных пахотных людей, малосведущих в торговом деле. Затем было решено выбирать из торговых людей Ярославля, Вологды, Устюга, Костромы, Яренска и Сольвычегодска, а число таможенных целовальников удвоилось. В ближайших помощниках гостя по-прежнему состояло два таможенных головы. Н.И. Костомаров писал, что после 1667 г. гость выезжал в Архангельск с одним таможенным головой (из торговых людей московской гостиной сотни) и шестью целовальниками от Каргополя, Устюга и Сольвычегодска, «а другой таможенный голова или товарищ гостя должен был ехать в Вологду также с шестью целовальниками, по два человека от городов: Ярославля, Костромы и Вологды <...> Сверх того, им придавались подьячие для ведения торговых дел и записки пошлин» (Костомаров Н. Очерк торговли... С. 66—67; Огородников С.Ф. Очерк истории... № 9. С. 134).

208 Изюмов А.Ф. Размеры русской торговли XVII века через Архангельск в связи с необследованными архивными источниками // Известия Архангельского общества изучения Русского Севера. 1912. № 6. С. 251—252.

209 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 77; Огородников С.Ф. Очерк истории... // Морской сборник. 1889. № 10. С. 128.

210 Так же поступали и таможенники Устюга Великого. Уже в 30-е гг. XVII в. они запечатывали сибирские меха, явленные в проезд к Архангельску, ожидая «поезду городового» (Таможенные книги Московского государства XVII в. ... Т. 1. С. 55).

211 Новоторговый устав... С. 119. По свидетельству Родеса, стоимость «фрахта» от Москвы до Вологды в летнее время составляла 15 коп., а в зимнее — 4 коп. с пуда; от Вологды же до Архангельска весной при высокой воде — 4 коп., а летом при низкой воде — 6—10 коп. с пуда. По данным же С.Ф. Огородникова, за перевозку товаров по сухоно-двинскому пути судовладельцы взимали с купцов от 2 до 3 алт. или по 6—9 коп. с пуда. В свою очередь Н.И. Костомаров полагал, что обычная плата за провоз до Архангельска составляла 15 коп. с пуда (Курц Б.Г. Состояние России... С. 175, 177, 179; Огородников С. Ф. Очерк истории... Т. 10. С. 116; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 81).

212 ДАИ. Т. 5. № 39. С. 179; Огородников С.Ф. Очерк истории... Т. 10. С. 138; Тихомиров М.Н. Россия в XVI столетии. М., 1962. С. 230. Между Вологдой и Архангельском ходили каюки, паузки, струги, дощаники, карбасы. Повышенной грузовместимостью отличались насады — длинные и широкие плоскодонные суда, поднимавшие до 200 т. Из таможенной книги Устюга Великого 1633/34 г. следует, что самыми крупными судами, ходившими по Сухоно-Двинскому пути, в то время являлись байдары, которые достигали 26 сажен в длину, 7 — в ширину и 2 — в высоту. Они поднимали на борт до 40 чел., сопровождавших товар (Таможенные книги Московского государства XVII в. ... Т. 1. С. 104—126).

213 Новоторговый устав... С. 123, 128. Согласно ст. 65, все товары, приобретенные иностранцами в Москве и внутренних русских городах, подлежали оформлению в местных же таможнях. При этом учитывались их количество, ассортимент и цена. Прежде чем иностранные купцы отправлялись в обратный путь, им следовало приносить в таможню заверенные росписи, свидетельствующие, «сколько они каких товаров куды отпущают». Таможенники записывали те росписи в книги и давали выписи «за головиною рукою и за таможенною печатью». Затем они производили досмотр «против той росписи тех товаров русских», в ходе которого конфисковали «лишние» товары (Там же. С. 127—128).

214 Еще в 1635 г. устье Двины с обеих сторон было ограждено стрелецкими караулами, которые останавливали все суда, плывущие с моря. С 1658 г. в жизнь проводился проект по устройству в двинском устье плавучих надолбов (бревен), удерживаемых якорями и замкнутых железными цепями. Во время ярмарочного торга у надолбов надлежало нести круглосуточную вахту сильному караулу из стрельцов с пушками. Такими же надолбами предполагалось оградить и саму гавань, чтобы воспрепятствовать противозаконным сношениям русских с иноземцами. Однако неизвестно, получил ли этот проект практическое применение (Костомаров Н. Очерк торговли... С. 67, 75—76; Огородников С.Ф. Очерк истории... Т. 10. С. 124—125, 137).

215 Начиная с 1688 г. архангельский городничий и начальник корабельной гавани полковник Семен Ружинский обязан был дознаваться через вожей (лоцманов) или таможенных целовальников у корабельщиков о моровых поветриях и войнах в тех странах, откуда они приходили. Лишь после такого расспроса ему разрешалось допускать новоприбывшие суда к городу. Каждого корабельщика также следовало предостеречь, чтобы не сбрасывал в Двину песок и камни, служившие балластом (Костомаров Н. Очерк торговли... С. 68; Огородников С.Ф. Очерк истории... Т. 10. С. 142—143).

216 ПСЗ I. Т. 2. № 1129; Костомаров Н. Очерки торговли... С. 68—69; Огородников С.Ф. Очерк истории... Т. 10. С. 137.

217 Новоторговый устав... С. 125. Для выгрузки иностранных товаров, равно как и для погрузки русских на иностранные корабли привлекались дрягили, назначаемые от правительства. Они получали царское жалованье в размере 2 р. на человека в год, отрабатывая которое обязаны были встречать приходившие к городу корабли, сгружать в особые суда товар, обшивать в сукно всякие узорочные товары и бумагу, переносить и взвешивать казенные и частные товары (с частных лиц при этом взималось по 2 д. от всякого подъема). Впоследствии дрягили брали с торговых людей плату по взаимному соглашению, а в 1680 г. вышло постановление «быть дрягилям без жалованья, а у иноземцев брать то, что дадут, без уговора» (Костомаров И. Очерк торговли... С. 70; Огородников С.Ф. Очерк истории... Т. 10. С. 118—119).

218 До 1658 г. караульных назначал воевода, посылавший их на гостиные дворы для кормления. Неудивительно, что на гостиных дворах процветала контрабанда. Заступавшие в караул дети боярские «брали с русских и иноземных купцов поминки (взятки) и пропускали контрабанду, а если целовальнику и удавалось захватить кого-нибудь с тайными товарами, то караульные не допускали вести его в таможню, а требовали, чтоб прежде сделан был доклад воеводе, который умышленно протягивал дело, пока торговцы, давшие взятки, успевали прятать свои товары и таким образом избавляться от преследования. Поэтому в 1658 году велено было стрелецким головам и сотникам отводить пойманных с контрабандою прямо к таможенному голове, а не воеводам». В 1659 г. воеводе было снова предписано организовать службу детей боярских таким образом, «чтоб не заплатя пошлин никто с гостина и с немецких дворов не сходили» (ААЭ. Т. 4. № 111. С. 153; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 71, 76; Огородников С.Ф. Очерк истории... Т. 10. С. 133).

219 Н.И. Костомаров обращал внимание на то, что недалеко от корабельной пристани, между островами в Двинском устье, широко практиковалась контрабандная торговля. Противозаконные торговые сделки совершались в ночное время, когда русские подплывали на паузках к иностранным кораблям (Костомаров Н. Очерк торговли... С. 75).

220 Новоторговый устав... С. 120, 125. «После мены или покупки товаров и платежа пошлин, — писал Н.И. Костомаров, — русский купец должен был записать в книгу свой торг вместе иностранцем, приложить руку и взять от таможенного начальства выпись за таможенною печатью для представления в том месте, куда его товар последует» (Костомаров Н. Очерк торговли... С. 73; ПСЗ I. Т. 2. № 1129).

221 Новоторговый устав... С. 120. К.Н. Лодыженский, Н.Н. Шапошников, Н.М. Блинов допускают неточность, утверждая, что адвалорная ставка с отпускных товаров «весчих» составляла 4% с рубля, а с «невесчих» — 5% с рубля (см.: Лодыженский К. История... С. 32; Шапошников Н.Н. Таможенная политика... С. 6; Блинов Н.М. Таможенная политика России X—XX вв. М., 1997. С. 72).

222 Новоторговый устав... С. 128; Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 116.

223 В 1680 г. в таможенное законодательство было внесено уточнение: все золотые и ефимки, которые торговый иноземец привозил с собой к Архангельску, ему надлежало под страхом конфискации объявлять в таможне «и записывать без утайки» (ПСЗ I. Т. 2. № 833).

224 «Беспошлинная» покупка иностранцами русских товаров за наличные оплачивалась сбором гораздо большим, чем 4 и 5%, так как золотые и ефимки отбиралась правительством и вместо них выдавалась русская ходячая монета, по курсу 1 ефимок = 50 коп., тогда как в действительности на момент принятия Новоторгового устава ефимок равнялся 56—64, с начала 80-х гг. — приблизительно 72, а с 1698 г. — 100 коп.

225 ПСЗ I. Т. 2. № 833. В ответ на жалобу торговых иноземцев о том, что в Архангельске у них «весу золотых перенимают лишек» (вместо положенных 100 в таможне требовали 101), в 1685 г. было принято правительственное решение об установлении точного веса («особой заклейменной гири») для взвешивания золотых, принимаемых в пошлину у Архангельска. Приказу Большой казны поручалось выбрать «сто золотых добрых и правдивых <...> а привеся те золотые, учинить также как и гири заорлить; и впредь у Архангельского города и на Москве у них иноземцов за пошлину принимать в тот заорленой вес». В том же году «в Москве действительно была изготовлена гирька, которая соответствовала массе 100 золотых весом в 83 золотника» (ПСЗ I. Т. 2. № 1129; Каменцева Е.И. К истории создания образцовых мер веса в первой половине XVIII века // АЕ за 1958 г. М., 1960. С. 118).

226 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 72.

227 Новоторговый устав... С. 125. С изданием Новоторгового устава не прекратились факты поставки на рынок фальсифицированных товаров. «В 1671 г., — отмечает А.В. Демкин, — нидерландское купечество жаловалось на неправильные, по их мнению, меры веса в Архангельске и на разные "хитрости" русских торговых людей: в бобровый пух примешивают пепел, муку, камни и разный сор, к говяжьему салу — толченый камень с водой. В пеньку в середину тюка кладут гнилой товар и т. д. Русские, гости, Василий Шорин "с товарищи", в ответ жаловались на меньшую, чем раньше, длину сукон и тканей в половинках и на разную их толщину. Золото и серебро привозятся низкопробные или фальшивые. Краска в бочках внизу низкого качества. В ладан подмешиваются камни и сера, в церковное вино — тертый сандал и т. д.» (Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 64—65).

228 Новоторговый устав... С. 125. Затем дополнительно стали взимать по 5 золотых со всякого приходившего корабля (ПСЗ I. Т. 2. № 833).

229 А.В. Демкин допускает ошибку, приписывая пошлине с продажи «весчих» и «невесчих» товаров в Архангельске характер импортной пошлины. По его словам, иностранцы, уплатив в Архангельске пошлину с «весчих» товаров 5%, а с «невесчих» — 4%, затем платили еще 10-процентную пошлину, отправляя товары в Москву и другие города, и дополнительно 6% с продажи (Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 61—62).

230 Новоторговый устав... С. 125. И в дальнейшем в таможенные книги записывались только те сделки, участники которых договаривались «меж себя полюбовно» (ПСЗ I. Т. 2. № 1129).

231 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 69—70. Иностранцам запрещалось торговать в розницу. Сукно можно было продавать только кипами и поставами, шелковые материи — косяками, «весчие» товары — пудами, а питья — бочками. Неудивительно, что торговля в Архангельске преимущественно носила меновой характер. Пошлины же с менового торга взимались на тех же основаниях, что и со сделки на деньги (Там же. С. 71).

232 Там же. С. 72.

233 До принятия Новоторгового устава таможенной администрации в Архангельске строго-настрого запрещалось предоставлять торговым иноземцам отсрочки в платеже таможенных пошлин, отпускать их «с порукою до Москвы», делать записи в таможенных книгах о «доимке пошлин». В противном случае те «доимочные пошлины» неукоснительно доправлялись на самих же таможенниках в Москве. После 1667 г. это правило было отменено. Однако, если оплата начисленной в Архангельске пошлины все же производилась в Москве, платить надлежало иностранной валютой: «...а пошлин с них иноземцов, с торгов их, которые будут на Двине у Архангельского города, в их великих государей казну у Архангельского города и на Москве имать по Торговому уставу, золотыми и ефимками». Следует добавить, что до конца XVII в. в России не существовало вексельного права. Боярским приговором 1697 г. Московской таможне запрещалось принимать у торговых людей «переводные письма». По-прежнему с явленных товаров надлежало брать валютную пошлину по Новоторговому уставу 1667 г. и «сроков больших ни кому в пошлинах не давать» (ААЭ. Т. 4 № 111 С. 155—156; ПСЗ I. Т. 2. № 1129; Т. 3. № 1593).

234 Новоторговый устав... С. 126, 128, 129. В Архангельске и других порубежных городах таможенные платежи с иноземцев взимались серебряными ефимками. Это фактически повышало размер установленных таможенных пошлин: иностранная валюта принималась в казну по полтине (16 алт. и 4 д.) за один ефимок или исходя из того расчета, что в фунте должно быть заключено 14 ефимков.

235 Новоторговый устав... С. 129. Кажется, что это требование Новоторгового устава не выполнялось. По словам командора Ю. Юля, пошлина с ввезенного товара платилась лишь после его продажи и закрытия ярмарки. С окончанием торга купец отчитывался перед таможней в том, сколько товаров было свезено на берег, сколько продано, сколько осталось (с последних, пока они находились на складе, пошлина не взималась). Заботясь о том, чтобы заплатить меньше пошлин, торговый иноземец обычно пытался подкупить проверявшего его таможенника. Если это удавалось, то он спешил заменить проданный в обход таможни товар другим, тайно ввезенным из-за границы. При этом он все время показывал (нередко в течение трех-четырех лет), «что у него остается на руках прежний товар, на самом деле давно уже проданный, — и под видом оставшегося сбывает новый, тайно ввезенный» (Юль Ю. Записки Юста Юля, датского посланника при Петре Великом (1709—1711)/Перевод с датского Ю.Н. Щербачева. М., 1890. С. 318).

236 Новоторговый устав... С. 126; Козинцева Р.И. Очерки внешней торговли и таможенной политики России первой трети XVIII века: Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. Л., 1963. С. 5.

237 Новоторговый устав... С. 123. Вызывает возражение трактовка К.Н. Лодыженским ст. 34 Новоторгового устава. По мнению этого автора, «привозные пошлины» в размере 5% и 4% «в сущности, не взыскивались с заграничных товаров: вследствие особенностей нашей таможенной системы, которая несколько удивляла иностранцев, если заграничные товары покупались русскими торговцами на деньги, полученные от продажи русских продуктов, или же выменивались на последние, то пошлина при такой сделке не взыскивалась вовсе, разумеется при том условии, что русские товары были уже оплачены пошлинами при покупке во внутренних городах России. С подобных заграничных товаров взималась только пятипроцентная рублевая пошлина во внутренних городах, где они шли в продажу» (см.; Лодыженский К. История... С. 32).

238 Юль Ю. Записки... С. 322.

239 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 73.

240 Там же.

241 Из Новоторгового устава не следует, что корабельщикова роспись заверялась подписью и печатью таможни, как полагал Н.И. Костомаров (см.: Костомаров Н. Очерк торговли... С. 74).

242 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 82—83; Ключевский В.О. Сказания иностранцев о Московском государстве. М., 1991. С. 200—203. Летние дороги были хуже зимних. Поэтому, например, расстояние между Новгородом и Москвой летом преодолевалось за 6—7 суток, а зимой — за 4—5 суток. Неудивительно, что и расценки за доставку товаров зимой были ниже, чем летом. Так, в середине XVII в. зимний тариф за провоз товаров от Вологды до Москвы составлял 4, а летний — 15 коп. с пуда (Курц Б.Г. Состояние России... С. 177; Любименко И.И. История торговых отношений России с Англией, XVI в. Юрьев, 1912. Вып. 1. С. 96).

243 Это правило не распространялось на армян, кумыков, черкасов (зарубежных украинцев), бухарцев, индийцев, кизылбашей (персов), греков, валахов, мутьян (молдаван) и других восточных и южных купцов, которым не запрещалось приезжать во внутренние русские города без специальных царских грамот (ст. 77—84).

244 Е.В. Чистякова допускает преувеличение, утверждая, что «иностранная торговля ограничивалась исключительно пограничными пунктами» и что «только в исключительных случаях иноземные купцы могли проехать к Москве и внутрь страны» (Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 123).

245 Новоторговый устав... С. 126. По свидетельству участника Великого шведского посольства 1673—1674 гг. И. Кильбургера, все иностранцы платили со складируемых в порубежных городах товаров единую пошлину — 6%, но если они не хотели или не могли там продать и посылали свои товары дальше в Москву, то должны были вносить с 21 мая 1667 г. «сперва в названных городах 10% проезжей пошлины, а потом в Москве на большой таможне опять — 6%; купец даже еще принужден внести названную проезжую пошлину в специес-монете, именно, вместо 10 р. 10 дукатов, хотя рубль неизменно составляет 100 коп., а дукат, напротив, поднимается от 114 до 125, и в Новгороде их часто нельзя достать, что приносит большой убыток шведской нации». Описание русской таможенной системы, оставленное И. Кильбургером, удачно дополняется сведениями Ю. Юля. Последний также указывал, что если иностранец намеревался везти свой товар в Москву или другой русский город, то он должен был уплатить в Архангельске 10% таможенной пошлины. Подсчет процентов производился на рубли, однако оплата производилась непременно «specie-ригсдалерами» (ефимками), считая ригсдалер в 50 коп., тогда как в действительности он стоил целый рубль (с начала XVIII в. чеканка рубля производилась по весовой норме ефимка). Таким образом, купец, обязанный с товара стоимостью 100 р. уплатить в счет 10% пошлины 20 ефимков, на самом деле платил 20 р., иначе говоря, не 10%, а 20% (Кильбургер И. Краткое известие о русской торговле, как она производилась в 1674 г. вывозными и привозными товарами по всей России // Курц Б.Г. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915. С. 157; Юль Ю. Записки... С. 319—322).

246 Новоторговый устав... С. 129. Статьи Новоторгового устава были посланы в Путивль лишь в октябре 1668 г. Именно этим объясняется тот факт, что численность греческих купцов в Москве сократилась лишь на следующий год после введения нового таможенного тарифа России (Рамазанова Д.Н. Греческие купцы в России во второй половине XVII в. // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI—XVII вв.: Сб. материалов международной научной конференции / Отв. ред. А.П. Павлов. СПб., 2001. С. 108).

247 Е.В. Чистякова допускает неточность, утверждая, что «при проезде внутрь страны иноземцы платили у Архангельска 2 алтына (12 денег) помимо проезжих пошлин (ст. 59). Проезжие пошлины взимались при продаже товаров внутри государства в Москве и иных городах. Сумма их равнялась 1 гривне (20 денег) с 1 рубля (следовательно, 5% + 10% = 15%) (ст. 56)» (Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 124).

248 Юль Ю. Записки... С. 319.

249 См.: Маньков А.Г. Законодательство... С. 146—152.

250 Новоторговый устав... С. 131.

251 Лодыженский К. История... С. 37.

252 См.: Никольский С. О внешних таможенных пошлинах. М., 1865. С. 53. «Существо внешних таможенных пошлин понятно само собой, — уточнял К.Н. Лодыженский, — это сбор, которому подвергаются товары, перевозимые через границу государства» (Лодыженский К. История... С. 29).

253 Лодыженский К. История... С. 29. Совершенно необоснованно приравняв торговые пошлины, взимавшиеся в Архангельске с продажи отпускных и привозных товаров, к внешним таможенным пошлинам, К.Н. Лодыженский неверно указал размер пошлинных окладов не только с отпускных, но и с привозных «весчих» и «невесчих» товаров (Там же. С. 31—32).

254 Козинцева Р.И. Очерки... С. 5.

255 Шапошников Н.Н. Таможенная политика... С. 7.

256 Лодыженский К. История... С. 38.

257 Там же. С. 37.

256 Новоторговый устав... С. 126.

259 Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 126; Маньков А.Г. Законодательство... С. 151.

260 Никольский С. О внешних таможенных пошлинах. С. 53—54.

261 Марков Л.Н. Очерки по истории таможенной службы. Иркутск, 1987. С. 38.

<<   [1] ... [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне