ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Торговый устав также установил и пошлинное обложение торговых иноземцев, обязав заплатить с продажи привозных товаров 2 алт. (6%) с цены во всех русских городах, кроме северного порта. В Архангельске же с продажи русских и иностранных товаров продолжала взиматься «пошлина болшая» с «весчих» товаров 5%, а с «невесчих» — 4% с цены.154

Одновременно предусматривались проезжие отъявочные пошлины, которые взимались с иностранцев, привозивших свои товары в Москву и во внутренние города или отпускавших русские товары за границу. Ставка проезжей пошлины была определена в 4 д. с рубля (2%).155

Если привозной товар «отъявлялся» в Москву и в другие русские города из Архангельска, то «с отъявки с заморских товаров у иноземцов» надлежало заплатить пошлину «в полы против торговые пошлины (в Архангельске. — М.Ш.), с весчих товаров по четыре денги с рубля, а не с весчих по три денги с рубля» (2—1.5% с цены). Когда же «свой» товар из Архангельска в Москву отпускал торговый иноземец, не имевший жалованной грамоты, он должен был передать его в «отъявку» либо тому иностранцу, у кого была такая грамота, либо русскому торговому человеку. При этом он обязан был заплатить «с тех товаров с отъявки» «пошлину большую» в размере 5—4% с цены. Тем самым законодатель пытался предотвратить незаконные товарные сделки под предлогом «отъявки» привозных товаров во внутренние города. Те же иностранцы, которые привозили в Архангельск из Москвы и других внутренних городов русские товары с целью вывоза из страны, обязаны были платить экспортную пошлину по 2—1,5% с цены: «...и отъявя те руские товары повезут за море: и с тех товаров с отъявки имати пошлина против торговые пошлины вполы, с весчих товаров по четыре денги с рубля, а не с весчих товаров по три денги с рубля».156

Непростым представляется вопрос об исчислении таможенной стоимости облагаемых товаров. Формулировки «почему который товар ценой на деньги в продаже будет», «прямые ж цены, в какову цену на деньги купить учнут» позволяют предположить, что оценка производилась по фактической рыночной цене. Однако еще Е.Г. Осокин обращал внимание на то, что «оценка привозимого товара предоставлялась отчасти самим торговым людям, которые, являя товар в таможне, обязаны были сказывать и настоящую его цену, отчасти таможенникам. Товары и их цена были записываемы в таможенные книги; записки скреплялись рукоприкладством торговых людей, а в 1698 г. велено было кроме того пятнать привозные товары, с тем чтоб не пускать в оборот без пятна».157 Учитывая, что «установление действительной продажной цены для каждой торговой сделки при большом их числе и более или менее значительных колебаниях рыночных цен представляло известное затруднение», К.В. Базилевич тоже соглашался с тем, что «продажные цены» могли быть установлены «лишь для единичных сделок, и то, в большинстве случаев, на основании показаний самих контрагентов этих сделок». По его мнению, особенно трудно было их установить «в тех случаях, когда товар, явленный в таможенной избе, распродавался по частям в течение нескольких месяцев, иногда в течение всего года. Наказы таможенным головам, отступая от точного смысла таможенного устава, говорят не об установлении фактической продажной цены, а об оценке товара "вправду" — "чего который товар стоит"».158

Валюта, в которой уплачивались таможенные пошлины и сборы русскими и иностранцами, до 1667 г. была произвольной. Таможенным головам полагалось пошлины взимать теми деньгами, «кто на какие деньги купит и продаст».159

Правовая норма, вменявшая купцам в обязанность правдиво указывать таможенную стоимость привозимых для продажи товаров, очевидно, вводилась с целью повышения ориентации таможенных агентов в рыночной конъюнктуре: «А торговым всяких чинов людям товаров своих и на покупку товаров денег не таити и цены с товаров не убавливать и являть в таможнях товары и деньги, и продажную цену сказывать прямо в правду без всякой хитрости». При этом интересы купцов охранялись тем положением указа, которым устанавливалась ответственность таможенных голов за произвольное завышение цен: «А буде которые таможенные головы и целовальники, сверх продажной цены на товар, учнут прибавочную цену накладывать, и лишние пошлины имать, и тем головам и целовальникам чинить наказание без всякой пощады».160

Впрочем, самим купцам в случае сокрытия или занижения цены товаров угрожала конфискация. При повторном нарушении следовало «тем людям, сверх тех их взятых товаров, чинить наказание, бить кнутом нещадно».161 При этом на стороне голов и целовальников было то преимущество, что они могли «сыскивать про утаенные товары и про цену всякими сыски накрепко; а буде кто доведется пытки, того пытати. А для утаенных товаров таможенным головам и целовальникам посылать на дворы ко всяких чинов людям и к иноземцам безпенно, чтоб в избылых ни кто не был».162 Однако взаимоотношения таможенных голов и целовальников с воеводами определены не были.

Прошло немного времени, и обнаружилось, что указ 1653 г. в целом ряде случаев бездействовал. По-прежнему мытники и откупщики по дорогам, у мостов и переправ творили произвол, взимая с проезжих торговых людей излишние проезжие пошлины, мыты, и с судов посаженное, привальное и грузовое, и с людей годовщину, и с саней полозовое, и мос-товщину, и т. п., а также штрафные промытные деньги, беспричинно задерживали купцов, подрывая тем самым торговлю и причиняя значительные убытки казне. Так, в Вязьме до апреля 1654 г. стоимость соли, скота, мяса, дегтя, лука и чеснока в местных таможенных книгах не фиксировалась, а сами эти товары облагались особым сбором, размер которого определялся не стоимостью, а количеством товара. Важно также отметить, что отдельные элементы прежней системы таможенного обложения продолжали здесь существовать и после апреля 1654 г.163

Поэтому 30 апреля 1654 г. царем Алексеем Михайловичем была подписана дополнительная уставная грамота «О злоупотреблениях, происходящих от отдачи на откуп мытов, мостов, перевозов, съестных и других припасов, о стеснении тем народной промышленности и об уменьшении для сего некоторых налогов». Во-первых, грамотой упразднялись «но-вовсчинные проезжие пошлины и мыты» и многие мелочные сборы. Во-вторых, запрещалось взимание и откупное содержание («отдача в откуп») «мытов и проезжих пошлин и головщины» в вотчинах и поместьях светских и духовных феодалов. В-третьих, предусматривалось «проезжие всякие мелкие пошлины и мыты, которые были в таможнях на вере сбираны, и в откупы отдаваны <...> приложити в торговую рублевую пошлину, и сбирати в таможнях выборным, верным головам и целовальникам». В-четвертых, отменялись перевозы на Волге и Оке. Начиная с этого времени, проезжих торговых людей запрещалось насилием или каким-нибудь другим способом «волочить» к перевозу. Они могли в любое время года «ехать на брод, мимо перевоза и моста», «повольно без перевозного».164

По всей видимости, закону придавалось чрезвычайное значение. Он был подписан собственноручно царем Алексеем Михайловичем в двух экземплярах, один из которых был положен в Успенский собор «вечного ради утверждения во свидетельство верное, вечное <...> яко да будет сие наше царское богоугодное законоположение твердо и непоколебимо во веки».165 Тем не менее и после опубликования уставной грамоты отдельные таможенные сборы оставались в откупном содержании, что подтверждается изданием указа 1681 г., которым было велено таможен на откуп не отдавать по причине оказавшихся больших недоимок на откупщиках.166 «В дальнейшем, — указывает А.Г. Маньков, — откупа именными царскими указами назначались лишь на отдельные крупные промысловые предприятия и обычно давались видным русским и иностранным купцам».167

Примечания

137 ААЭ. Т. 4. № 64.

138 Там же.

119 Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 260.

140 Там же. С. 262. На основе именного указа 25 октября 1653 г. (в отечественной историографии он получил название «Торгового устава») составлялись царские уставные таможенные грамоты, которые направлялись в города, монастыри и ярмарочные места. Текстуально они почти полностью совпадали с Торговым уставом (см.: ААЭ. Т. 4. № 64; Сборник Муханова. 2-е изд. М., 1866. № 265. С. 552—554; Маньков А.Г. Законодательство... С. 142—143).

141 Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 261; Маньков А.Г. Законодательство... С. 141.

142 См.: Кисловский Ю.Г. История таможни государства Российского. М., 1995. С. 28.

143 ААЭ. Т. 4. № 64; Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 276—277; Николаева А.Т. Отражение... С. 263.

144 Маньков А.Г. Законодательство... С. 141.

145 ПСЗ I. Т. 1. № 107. По оценке К.В. Базилевича, в пограничных городах Архангельске и Новгороде с продажи любых товаров взималось, как и прежде, по 4—3% с цены. Это неверно, так как в Архангельске в дополнение к пошлинам с «весчих» и «не с весчих» товаров, размер которых действительно составлял 4% и 3%, взималось «за таможенные и за мостовые и за дрягильские и за всякие мелкие пошлины, и за анбарщины <...> с рубля по две денги, которыми товары у Архангельского города учнут торговать». Таким образом, с продажной цены товара взималось по 5—4%. Родес прямо указывал, что накануне принятия Торгового устава в Архангельске с продажи привозных иностранных товаров взималось 5% с «весчих» и 4% с остальных (ААЭ. Т. 4. № 111. С. 152; Курц Б.Г. Состояние России в 1650—1655 гг. по донесениям Родеса. М., 1914. С. 175; Базилевич К.В. Элементы меркантилизма в экономической политике правительства Алексея Михайловича // Учен. зап. МГУ. 1940. Вып. 41. С. 11).

146 См.: Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 130.

147 ПСЗ I. Т. 1. № 107.

148 Там же.

149 Там же; ААЭ. Т. 4. № 64. С. 100. Гости, а также купцы гостиной и суконной сотен могли беспошлинно приобретать «про свой домовой обиход» съестных припасов и одежды на сумму от 50 до 60 р. (Новоторговый устав 1667 года // Российское законодательство I—XX веков [Тексты и коммент.]: В 9 т. / Под общ. ред. О.И. Чистякова. М., 1986. Т. 4. С. 124; Чистякова Е.В. Новоторговый устав 1667 года // АЕ за 1957 г. М., 1958. С. 120).

150 Соборное уложение... С. 23—24. Гл. VI, ст. 1, 2, 3, 4.

151 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 131—132.

153 ПСЗ I. Т. 1. № 107.

153 Там же. № 332.

154 ААЭ. Т. 4. № 111. С. 152; ДАИ. СПб., 1848. Т. 3. № 55. С. 185—186; № 116. С. 406; СПб., 1853. Т. 5. № 40. С. 181.

155 ПСЗ I. Т. 1. № 107.

156 ААЭ. Т. 4. № 111. С. 152; ДАИ. Т. 3. № 55. С. 186; № 116. С. 406; Т. 5. № 40. С. 182. «А которые иноземцы, англичане, галанцы и анбурцы, — говорилось, например, в царской грамоте на Двину (1659), — торгуют товары своими у Архангелского города, а наших государьских жаловалных грамот у них, что им со своими товары ездить в Московское государьство, нет, а учнут те иноземцы товары свои отпускать к Москве и в городы с иноземцы ж, которым, по нашему великого государя указу, велено к Москве и в городы ездить, или с рускими людми: и с тех товаров со всяких имать пошлина болшая, как указано имать с иных торговых иноземцов и с руских людей с торгов, для того, что они товар свой продав иноземцом, и для пошлины записывают в отъявку посыпными товары» (ААЭ. Т. 4. № 111. С. 152).

157 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 128.

158 Базилевич К.В. К вопросу об изучении... С. 82.

159 ПСЗ I. Т. 1. № 332; ААЭ. Т. 4. № 139.

160 ПС3 I. Т. 1. № 107.

161 Там же.

162 Там же.

163 Раздорский А.И. 1) Торговля Вязьмы в 1649/50—1679/80 гг. (Основные статистические показатели деятельности рынка) // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI—XVII вв.: Сб. материалов международной научной конференции / Отв. ред. А.П. Павлов. СПб., 2001. С. 65; 2) Таможенная система в Вязьме... С. 264—265.

164 ПСЗ I. Т. 1. № 122.

165 Там же.

166 ПСЗ I. Т. 2. № 876, 882; Толстой Д. История... С. 117; Семенов А. Изучение исторических сведений о российской внешней торговле и промышленности с половины XVII-го столетия по 1858 год. СПб., 1859. Ч. 1. С. 31.

167 Маньков А.Г. Законодательство... С. 145. Так, в 1688 г. на откуп отдавалось право поставки в казну карлучного клея с астраханских учугов и покупки льняного семени для продажи в Архангельске иноземцам, в 1691 г. — право торговли корабельным лесом в Архангельске и т. д. (Там же).

7.3. Новоторговый устав 1667 г.

22 апреля 1667 г. был принят Новоторговый устав царя Алексея Михайловича, выработанный на основе соответствующего законодательства предыдущих лет, а также «вследствие челобитья купечества и при участии его представителей».168 В него вошли статьи относительно размеров и порядка взимания таможенных сборов, устройства таможен, соблюдения таможенных правил и пр.

<<   [1] ... [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне