ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

В XV в. тарханные грамоты выдавались правительствами целого ряда княжеств, причем наибольшее их количество падает на 1460—1480-е гг. Так, Троице-Сергиеву монастырю жалованные грамоты выдавались князьями московскими, тверскими, волоцкими, углицкими, правительством Новгородской республики, что позволило Л.В. Черепнину говорить «о планомерной таможенной политике, проводившейся союзом русских князей под главенством Москвы».43 К примеру, в 1448—1454 гг. новгородцы дали на вече Троице-Сергиеву монастырю жалованную грамоту, запретив посадникам двинским, холмогорским и вологодским, их приказчикам и пошлинникам взимать пошлины и судить монастырских старцев или мирян, посылаемых монастырем на Двину зимой на возах, а летом на 11 ладьях. В грамоту был включен особый пункт о покровительстве Великого Новгорода монастырю, призывавший бояр двинских, житьих людей и купцов оборонять его представителей, «хотя коли будет Новгород Великии с которыми сторонами не мирен», блюсти «монастырского купчиноу и его людеи как своих, занеж весь господин Великии Новгород жаловал Сергеев монастырь, держать своим. И вы, посадники, бояре, и их приказники и вси пошлинники, сее грамоты Новгородские не ослыштеся».44 Состав таможенных элементов этой жалованной грамоты включал гостиное, подоральное (поральное), подзорное, описчее, подъездное, померное и побережное. Аналогичная новгородская грамота 1474/75 г. исключала лишь побережное. Примерно такой же перечень пошлин содержали жалованные грамоты Ивана III Кирилло-Белозерскому монастырю (1480) и Ивана IV Спасо-Прилуцкому монастырю (1534).45

Иван IV, предоставивший Троице-Сергиеву монастырю привилегию торговать беспошлинно солью и другими товарами, также содействовал размаху его хозяйственной деятельности. Соловецкий монастырь, имея право продавать беспошлинно до 130 000 пудов соли, «платил в казну 530 р. за все угодья и промыслы, какие только принадлежали ему». Свияжский монастырь мог ежегодно нагружать 20—30 тыс. пудов соли в Астрахани на собственное судно, а затем продавать или выменивать ее беспошлинно на хлеб, масло, мед, сукна, меха, овчины, лошадей, скот и другие товары для монастырского обихода.46 «Монастырским людям, — отмечал Е.Г. Осокин, — позволялось не только беспошлинно привозить монастырские припасы на продажу, но иногда торговать из лавок мелкими товарами для монастырского обихода».47

Иногда и целые города освобождались от уплаты различных податей и сборов. Так, в 1587 г. население Архангельска — нового русского города — получило освобождение от уплаты всех пошлин сроком на пять лет.48 При царе Борисе Годунове «отарханивался» Великий Новгород.49 В 1654 г. посадскому населению Полоцка, оказавшему содействие воеводе В.П. Шереметеву при взятии города, была дарована привилегия беспошлинной торговли в Полоцке всеми товарами, включая вина. В том же году по случаю присоединения Могилева к России вышло царское распоряжение о введении беспошлинной ярмарочной торговли в этом городе.50

Уже в жалованных тарханных грамотах XIV—XV вв. отмечается стремление княжеской власти к сужению податных привилегий крупных вотчинников. В них также прослеживается тенденция к унификации налоговой и денежной систем Русской земли, сокращению числа взимавшихся таможенных пошлин и т. д.51 Одновременно устанавливались 3-, 6-, 10-, 15-, 20-летние сроки, в течение которых монастырские люди освобождались от уплаты таможенных пошлин князьям или подобная льгота предоставлялась «известному числу судов и возов монастырских, или определенному количеству монастырского товара».52 В некоторых случаях оговаривалось освобождение от пошлин товаров, приобретаемых «на монастырскую нужу», т. е. не на продажу. Если же товар приобретался «на вскуп» или на продажу в количестве, превышавшем установленную для беспошлинной торговли квоту, то пошлину с монастырских людей взыскивали на том же основании, «как и на торговых людех».53 Уставной грамотой великого князя Василия Дмитриевича и митрополита Киприана (1389 или 1404) подтверждалось освобождение митрополичьих людей от тамги, если они продавали «свое домашнее», но если они торговали «прикупом», то тамга взималась в установленном размере.54

Иван III выдавал жалованные грамоты, освобождавшие в том или ином объеме от таможенных пошлин до 80-х гг. XV в. Затем их выдача резко сократилась, «а от 1491—1503 гг. не дошло ни одной его грамоты подобного содержания».55 По мнению Ю.Г. Алексеева, «это свидетельствует о новом этапе великокняжеской политики по отношению к иммунитетам. Процесс сужения судебно-податных привилегий, своего рода выравнивания всех владений в юридическом и фискальном отношении под властью великого князя приобретает наиболее ярко выраженные черты».56 Тем самым было положено начало систематической борьбе центральной власти за резкое ограничение податного иммунитета на Руси.57

Эта ограничительная политика продолжалась до 1513 г. включительно, но затем снова началось освобождение монастырей от различного рода тягот. Наибольшее распространение практика выдачи тарханных грамот получила в 40-е гг. XVI в., т. е. в период «боярского правления».58

Централизаторская тенденция в развитии Московского государства проявилась в дальнейших попытках правительства отменить в фискальных целях монастырские привилегии, освобождавшие от уплаты таможенных пошлин.59 Однако все действия властей в этом направлении, «предпринимавшиеся в 1549—1551, 1584, 1617—1623, 1638, 1646 гг., на практике в лучшем случае выливались в пересмотр и подтверждение грамот».60

Из грамоты царя Ивана IV от 4 июня 1549 г. следует, что к тому времени прежние льготы были отняты у большинства монастырей, исключая Троице-Сергиев, Соловецкий, Киилло-Белозерский, Новодевичий и Воробьевскую слободу.61 Вскоре и последних лишили торговых привилегий в отношении уплаты тамги и мыта.62 Статья 43 Судебника 1550 г. предписывала: «Торханных вперед не давати никому; а старые тарханные грамоты поимати у всех».63

Несмотря на то что решением Стоглавого собора 1551 г. тарханы были сохранены, многие монастыри не сумели подтвердить ранее выданных им иммунитетных грамот. По мнению С.М. Каштанова, запрет Судебника 1550 г. на выдачу тарханов и дальнейший их пересмотр в мае 1551 г. стали отправной точкой массового ограничения торгово-таможенных привилегий монастырей в масштабе всего государства. С большей части монастырских вотчин стали взиматься ямские и пищальные деньги, тамга, мыт и другие пошлины. Тарханные грамоты выдавались лишь в исключительных случаях. Количество разрешенных к беспошлинному провозу товаров «на монастырский обиход» строго регламентировалось.64 Жалованные тарханно-проезжие (иммунитетные) грамоты, не подписанные в мае 1551 г. на царское имя, считались утратившими силу.65 «В 1555—1556 гг., — указывает С.М. Каштанов, — был нанесен новый удар по привилегированной торговле крупных монастырей — Кирилло-Белозерского, Соловецкого, Троице-Сергиева, рязанского Солотчинского. Право беспошлинной торговли в ряде случаев заменялось земельными дачами».66

В годы опричнины Иван IV возобновил практику широкой раздачи тарханных грамот монастырям. В число особо привилегированных монастырей тогда вошли Троице-Сергиев, Кирилло-Белозерский, Новодевичий, Покровский суздальский, Соловецкий, Симонов, нижегородский Спасо-Евфимьев и другие, служившие царю опорой в борьбе с представителями высшей церковной иерархии.67 «Формы пожалований, — указывают С.А. Козлов и 3. В. Дмитриева, — были весьма разнообразными: от бессрочных освобождений от основных налогов до льгот в уплате лишь мелких повинностей и облегчений в порядке уплаты податей. Зачастую монастырские обозы освобождались от таможенных пошлин <...> В начале 70-х гг. XVI в. выдача тарханных грамот приостановилась, после чего они вновь начинают выдаваться монастырям, и эта тенденция достигает своего апогея в 1575—1576 гг. В последующем финансовая политика Ивана IV по-прежнему носила волнообразный характер, то ужесточаясь, то отступая».68

При Федоре Ивановиче тарханы и все привилегии, связанные с беспошлинной торговлей, были официально отменены соборным приговором 20 июля 1584 г., постановившим «и тамга тарханом и всяким людем в то время до государева указу платить, хто ни почнет торговать».69 При этом подчеркивался вынужденный и временный характер этой меры («покаместа земля поустроитца»).70 В дальнейшем правительство возобновило выдачу иммунитетных грамот, закреплявших за духовными и светскими владельцами различные финансовые и торговые льготы и привилегии. По подсчетам Р.Г. Скрынникова, в 1585 г. было выдано 48 грамот, в 1586 г. — 13, в 1587 г. — 11.71 Эта практика продолжалась и в условиях Смуты.72

В 1617—1620 гг. правительство Михаила Федоровича вновь пыталось уничтожить тарханные привилегии монастырей и торговых людей. Однако тарханщики продолжали торговать беспошлинно, представляя в таможнях свои грамоты; они же провозили с собой по Сухоне и Двине «в судех многих торговых людей за теми ж тарханными грамотами, безпошлинно, называвши своими».73 В 20—30-е гг. XVII в. правительство пошло на общий пересмотр тарханных грамот, поручив это дело особому Сыскному приказу. Документальные источники свидетельствуют, что на этот раз торговые права и привилегии частных лиц были значительно ущемлены.74 Тем не менее «тарханные дощаники» не исчезли совсем с сухоно-двинского пути.75

В 1646 г. власти в очередной раз попытались отменить привилегии тарханщиков в уплате торговых и таможенных пошлин. Под предлогом «пополнения казны на жалование ратным людем» царь Алексей Михайлович в том году повелел «со всех тарханщиков, с патриарших и с монастырских и со всяких торговых людей, которые торговали по жалованным грамотам безпошлинно, имати <...> пошлины, как и с ыных торговых людей проезжую и торговую пошлины емлют». Однако и эта реформа встретила на своем пути мощное противодействие. Тарханщики отказывались подчиняться общим распоряжениям правительства, добиваясь специальных постановлений по каждому из них в отдельности. Напор тарханщиков был так силен, что в Москве их челобитные стали удовлетворяться, а таможенные головы на местах получали от царского имени указания о том, что государь такого-то монастыря «грамот рудити (нарушать. — М.Ш.) не велели».76

В 1672 и 1677 гг. издавались царские указы об уничтожении тарханных грамот на том основании, что тарханщики, во-первых, многие товары провозили сверх жалованных грамот и, во-вторых, корыстно провозили чужие товары, избавляя разных чинов торговых людей от уплаты пошлины.77

В 70—80-е гг. XVII в. продолжали издаваться указы и грамоты о беспошлинной торговле в интересах отдельных представителей высшего духовенства. В некоторых случаях освобождение от уплаты пошлин служило особым выражением царской милости. Так, за выкуп русских пленных у татар и турок в 1689 г. греку Павлу Иванову была пожалована привилегия торговать беспошлинно в течение года на сумму не свыше 1000 р., а что сверх этого — с уплатой пошлин по Новоторговому уставу. Освобождение от таможенных пошлин при ввозе товаров порой распространялось и на дипломатическую сферу, поскольку это облегчало пребывание в Москве иноземных послов.78

Наряду с жалованными грамотами в узком смысле и льготными грамотами (иммунитетами) существовал еще один разряд жалованных грамот, которые М.Ф. Владимирский-Буданов именовал грамотами охранительными («заповедными», «указными»). К ним, в частности, относились царские грамоты (именные указы) представителям местной приказной администрации и заинтересованным лицам по их просьбе. Не устанавливая общих норм, они лишь подтверждали и санкционировали их применительно к частному случаю и лицу угрозами наказаний за их нарушение.79 Поэтому М.А. Дьяконов называл такие грамоты «опасными, или бережельными».80 Так, царская грамота от 29 марта 1588 г. двинским таможенным целовальникам, подтверждая привилегии Московской компании англичан, напоминала таможенникам, чтобы они «с немец аглинских пошлины с их товаров и с судов посаженного и с людей поголовной пошлины не имали, по их жалованной грамоте <...> а с немец с аглинских, и с барабанских, и с шпанских, и с иных немец, имати судовая проезжая пошлина велено по тому ж, как и с русских людей».81

Особым видом жалованных грамот, сочетавших преимущества дарственных и льготных грамот, являлись грамоты, которые в XVI—XVII вв. по указу московского царя выдавались торговым компаниям иноземцев, отдельным иностранным купцам и «торговым иноземцам», торговавшим в России. «Эти документы, — указывает А.В. Демкин, — предоставлялись ограниченному кругу лиц, как правило, за серьезные заслуги перед Русским государством. Они представляли собой типичные средневековые привилегии, содержавшие целый ряд льгот <...> которых была лишена основная масса русского купечества (ведь из русских привилегиями пользовались только гости, члены гостиной и суконной сотен)».82

<<   [1] ... [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне