ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Добиваясь такого положения, чтобы никто не избегал уплаты таможенных сборов, проезжая с товаром мимо русских городов, где были устроены таможни, «московское правительство иногда заводило переписку об этом с соседними владельцами». Например, Иван III «написал Мегмет Аминю, Казанскому царю, чтобы тот запретил своим татарам ездить в Русь иначе, как через Нижний (Новгород. — М.Ш.)».114

С фискальной же целью пошлиной облагались деньги, на которые покупался товар. Ставка обложения при этом соответствовала размеру тамги с продажи товаров. Если покупным товаром становились ефимки, полуефимки, шкили и прочие «немецкие денги», то последние надлежало явить таможенникам и уплатить с того покупного и выменянного немецкого серебра таможенную пошлину по таможенной уставной грамоте. Фактически правительство взимало пошлину с привозной иностранной валюты. Одновременно оно строго следило за тем, чтобы золото и серебро не вывозились из страны. По мнению К.Н. Лодыженского, это свидетельствовало в пользу того, «что еще в XVI столетии в России применялась теория денежного баланса».115

К.Н. Лодыженский был первым, кто обратил внимание на разряды торговых людей, различавшихся мерой ответственности в уплате таможенных платежей: 1) местные горожане; 2) жители области, к которой относилась грамота; 3) русские торговцы из других русских земель (назывались иноземцами); 4) жители стран нерусских — иностранцы (назывались чужеземцами). Ему также удалось установить, что ставки пошлин различались «смотря по тому, приходилось ли иметь дело со своим человеком, или с пришлым купцом, или с иностранцем», и постепенно изменялись в сторону увеличения.116

Местные жители либо совсем не платили тамги, которая взималась с цены товара при совершении торговой сделки, либо платили ее, но в меньшем размере (обычно в два раза и более), чем иногородние при продаже привезенного товара или увозе купленного на местном рынке. В тех случаях, когда с местных торговцев взимали 1—2 д., иногородние должны были платить по 4 д. с рубля.117 Так, по Белозерской таможенной грамоте 1497 г., местный горожанин («белозерец»), покупавший или продававший в Белоозере свой товар, освобождался от уплаты тамги; с белозерца, привозившего откуда-нибудь товар на продажу, взималась таможенная пошлина в размере «с рубля по полудензе»; с жителей области, к которой относилась грамота, взималось столько же; с приезжих торговцев из Москвы и других областей — «с рубля по алтыну», т. е. 6 д., или 3% от стоимости товара.118 По Весьегонской таможенной грамоте 1563 г., человек из монастырского села Веси Егонской и всего Городецкого уезда обязан был заплатить «тамги с рубля по полуторе денги» со всякого привозного товара; всякий же иной купец, приезжавший в Весь Егонскую с торговой целью, платил таможникам по 4 д. с рубля, т. е. 2% от стоимости товара.119

При взимании других таможенных сборов (весчего, пятна, замыта, мыта, полозового, головщины, явки, гостиного, амбарного и т. д.) также проводилось различие между местными жителями, иногородними и иностранцами. Для иногородних и иноземцев обычно устанавливалось больше платежей, которые к тому же отличались и более высоким размером.

Проанализировав 44 уставные таможенные грамоты, А.Т. Николаева обратила внимание, что их типовой формуляр включал четыре основные позиции. Во-первых, предусматривалось взимание таможенных пошлин с торговых людей того уезда, города и села, куда посылалась грамота; во-вторых, — с иногородних (и с иноземцев); в-третьих, — с иноземцев; в-четвертых, — со всех торговых людей (местных и приезжих). Ею также было установлено, что различия в пошлинном обложении местных и иногородних жителей проводились главным образом до середины XVI в., т. е. до начала массового издания уставных таможенных грамот. Затем стала заметнее проявляться тенденция к учащению взимания тамги с местных жителей. Как полагал Ю.А. Тихонов, «изменение в таможенном обложении шло по линии введения рублевой пошлины и для местных и для иногородних, с 20-х годов XVII в. в уставных грамотах уже не встречаются случаи освобождения местных жителей от уплаты тамги».120

Одновременно происходило усиление уравнительности при обложении местных и иногородних жителей разными мелочными сборами. В течение всего рассматриваемого периода и те и другие в одинаковом размере платили две пошлины: померную и замытную. Довольно часто это правило действовало и при взимании весчей, свальной, рукознобной пошлин. Впрочем, на проезжие пошлины оно распространялось лишь в небольшой степени.121

Наличие в уставных таможенных грамотах последнего, четвертого раздела служит подтверждением того, что по целой группе товаров иногородние облагались в той мере, что и местные жители. Очевидно, что этот раздел лучше разработан в грамотах второй половины XVI—XVII вв., «где грань между местными и иногородними торговыми людьми заметно стирается».122

Раздел об иноземцах встречается лишь в 14 из 44 таможенных грамот, исследованных А.Т. Николаевой. По ее наблюдению, «в подавляющем большинстве ранних грамот иноземцы приравнивались к иногородним».123 Однако со второй половины XVI в. возобладала тенденция к подчеркиванию различий между ними. Со всей очевидностью это следует из Новгородской таможенной грамоты 1571 г. и Уставной таможенной грамоты Суздаля 1606 г. Так, согласно первой из них, новгородец, привозивший откуда-нибудь товар в Новгород, должен был заплатить с его продажи на месте «по полуторе московке», т. е. 0.75%; с жителя одного из новгородских пригородов (Ивангорода, Яма, Корелы, Русы, Торжка и Двины) и с местных сельчан взималось «по четыре московки», т. е. 2%; купец, приезжавший из Москвы и «изо всех городов и из волостей Московские земли», тоже должен был заплатить по 4 московские деньги с рубля; с иностранца же («литвин и всякой иноземец») положено было взять «с рубля с новгородского по семи денег по новгородскую», что составляло 3.2% от стоимости товара.124

Из Новгородской грамоты 1571 г. также следует, что за допущенные нарушения таможенных правил с чужеземца спрашивали строже. Так, если «промытившийся» русский торговый человек должен был заплатить штраф — протаможье — в размере рубля новгородского или меньше, то с литвина или немца штраф — промыту — положено было взыскать в размере 2 р. московских, независимо от стоимости контрабанды. К тому же иностранный товар, привезенный контрабандным способом, подлежал конфискации.125

К середине XVI в. относятся и первые попытки отменить в масштабах всего государства проезжие пошлины. Так, в заявлении Ивана IV Стоглавому собору 1551 г. проявилось царское намерение отменить мыт, увеличить ставку тамги и упорядочить взимание явочной пошлины с товаров. Однако на практике таможенная реформа тогда осталась незавершенной, что и понятно, поскольку условия для ее претворения в жизнь сложились не раньше середины XVII в.126

В Судебнике 1550 г. еще ничего не говорилось о проезжих пошлинах и правовом режиме дорог. В Судебнике 1589 г. уже предписывалось волостным общинам Русского Севера государеву дорогу от Москвы до Холмогор держать в полном порядке: обустраивать перевозы и мосты, а в зимнее время расчищать дорогу и ставить вехи для обозначения пути.127

От существовавшей таможенной системы, допускавшей произвол и злоупотребления со стороны откупщиков и целовальников при взимании проезжих пошлин, в особенности в монастырских владениях и боярских вотчинах, страдали не только купцы, но также дворяне и служилые люди, которые выполняли различные казенные поручения, связанные с дальними разъездами. Вот почему Статейный список 23 июля 1641 г., принятый в ответ на челобитье дворян и детей боярских «розных городов», содержал указ о запрещении взимать проезжие пошлины со служилых людей, с их людей и запасов, а также с гонцов, посланных «для государевых дел». Одновременно запрещалось взимать проезжие пошлины с торговых людей, на мытах и перевозах «мимо государева указу и сверх государевых уставных грамот».128 Эти и некоторые другие установления, направленные на ограничение произвола феодалов и откупщиков в таможенном деле, вошли затем в Уложение 1649 г. и были дополнены целым рядом новых правовых норм.129 Таким образом, Соборное уложение подытожило законодательные установления прежних лет, которые издавались лишь «в общих чертах или по частному поводу».130

В основании Соборного уложения лежал двоякий интерес: государственный, связанный с необходимостью облегчить передвижение по дорогам служилых людей и гонцов, и торговый, продиктованный стремлением оградить интересы торговли. В главе IX «О мытах, и о перевозех, и о мостах» были регламентированы сбор проезжих пошлин и правовое обеспечение сохранности и благоустройства дорог. Несмотря на то что новый основной закон не содержал норм относительно состава и размеров проезжих пошлин, зато он включал в себя определенный правовой статус сухопутных и водных путей, сложившийся в первой половине XVII в., диктующий, «с кого и при каких обстоятельствах брать или не брать проезжие пошлины на дорогах».131

С принятием Уложения крупные землевладельцы — обладатели жалованных грамот — лишились права на таможенное обложение служилых людей, ограничивался их произвол в отношении лиц, занятых торговлей. На них же возлагалась ответственность за сохранение и содержание сухопутных и водных путей. Дворяне, дети боярские, иноземцы и всякие служилые люди, а также их прислуга, имущество и дорожные припасы вообще освобождались от уплаты мытов, перевозов и мостовщин по всем дорогам, проходящим как по государевым и дворцовым, так и по вотчинным и поместным землям. (Посланники, государевы гонцы и их люди пользовались этой привилегией с 1596 г.) Если со служилого человека все же взыскивали пошлину, то он имел право обратиться в суд. Основанием для вчинения иска служила жалоба потерпевшего, а доказательством — крестное целование. В отношении виновных определялись санкции: мытчики, перевозчики и мостовщики возмещали в пользу потерпевшего материальный ущерб в тройном размере и подвергались битью кнутом. Если же служилый человек незаконно провозил купеческие товары, выдавая их за свои, то его тоже били кнутом и взыскивали мыт, мостовщину или перевоз втрое в пользу таможенников. Торговые люди, которые перемещали товар, прикрываясь именем служилых людей, тоже подвергались битью кнутом и штрафовались в пользу государя «по пяти Рублев с человека».132

Законными признавались только те таможенные пункты, на которые в прежние годы были выданы жалованные грамоты. Учреждать же по дорогам, рекам, плотинам и мостам новые таможни и взимать пошлины «без указу» запрещалось под угрозой их изъятия в пользу государя. В зимнее время торговые люди могли по желанию объезжать мосты и перевозы по льду, освобождаясь от уплаты мостовщины, а сборщикам проезжих пошлин запрещалось окалывать лед у берегов и у мостов «для своей корысти». Нарушение этого правила влекло телесное наказание и пеню в пользу государя.133 И только в тех местах, где дороги были плохи, а реки непроходимы, законодатель допускал возможность по челобитьям землевладельцев учреждать новые пункты сбора проезжих пошлин, находя справедливым возмещение затрат, связанных со строительством новых настилов, мостов и перевозов. Любые несанкционированные мыты и перевозы подлежали упразднению.134

Новые запруды, плотины и мельницы разрешалось возводить при условии строительства проходов для судов, а также мостов и перевозов для «проезду всяких людей». Санкцию они получали лишь вследствие соответствующих челобитий владельцев и при условии в дальнейшем беспошлинного проезда в этих местах торговых людей. Если же такое строительство вело к затоплению прежних дорог и бродов, а владельцы сооружений, пропуская служилых и торговых людей, незаконно взимали с них проезжие пошлины, то такие мельницы, мосты и перевозы подлежали сносу.135

Законодатель обязал землевладельцев чинить настилы, мосты и строить новые взамен приходивших в ветхое состояние, а также в случае их затопления или распашки прежних дорог. При этом новые поместные и вотчинные дороги не могли быть «хуже старых дорог»; не допускалось также, чтобы «перед старою дорогою объезд будет далеко». Дорожные сооружения требовалось содержать в порядке, чтобы проезжим людям не было убытка от их неисправности. Если же такое случалось, то служилые и торговые люди могли требовать возмещения ущерба в государевых землях с голов, целовальников и откупщиков, а в частных — с помещиков и вотчинников.136

Примечания

1 Мулюкин А.С. Приезд иностранцев в Московское государство. Из истории русского права XVI—XVII веков. СПб., 1909. С. 170—171.

2 Там же. С. 171.

3 Там же. С. 173—177.

4 Там же. С. 199, 206.

5 ПС3 I. СПб., 1830. Т. 1. № 19.

6 Шаскольский И.П. Экономические отношения России и Шведского государства в XVII веке. СПб., 1998. С. 155—292.

7 Шумаков С.А. Древнерусские косвенные налоги // Сб. правоведения и общественных знаний. Труды юридического общества при Московском университете. М., 1897. Т. 7. С. 252. Ю.Г. Алексеев указывает, что «древнейшие известные грамоты, которые можно назвать жалованными, относятся ко второй четверти XII в. и связаны с Новгородской землей» (Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III. Традиция и реформа. СПб., 2001. С. 87).

8 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. 7-е изд. Пг.; Киев, 1915. С. 210.

9 Там же.

10 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины в России. Казань, 1850. С. 15.

11 ААЭ. СПб., 1836. Т. 1. № 263, 342, 352, 356, 362, 363, 366; Т. 2. № 21, 22; Т. 3. № 117, № 300; АСЭИ. М., 1964. Т. 3. № 196 и др. Фиксированный размер ежегодно вносимого в казну оброка (в отличие от откупной суммы) устанавливался на неопределенный срок. «Наддача» в этом случае не предусматривалась.

12 ААЭ. Т. 2. № 22. С. 72—73.

13 Шумаков С.А. Древнерусские косвенные налоги. С. 252.

14 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 15.

15 Гагемейстер Ю.А. О финансах древней России. СПб., 1833. С. 77.

16 Толстой Д. История финансовых учреждений России со времени основания государства до кончины императрицы Екатерины II. СПб., 1848. С. 97.

17 Беляев И.Д. 1) Рец. на кн. Е.Г. Осокина «Внутренние таможенные пошлины в России» (Казань, 1850) // Москвитянин. 1850. № 22. С. 59—60; 2) Лекции по истории русского законодательства. М., 1879. С. 192.

18 Осокин Е. Несколько спорных вопросов по истории русского финансового права // Юридический сборник Д. Мейера. Казань, 1855. С. 555.

19 Аристов Н. Промышленность Древней Руси. СПб., 1866. С. 222—223; Рудченко И.Я. Исторический очерк обложения торговли и промыслов в России. СПб., 1893. С. 10. Это практиковалось и во второй половине XVII в. Известно, что в феврале 1677 г. Корнильеву Комельскому монастырю (Вологодский уезд) выдавалась царская жалованная грамота, по которой игумену Ефрему с братией было предоставлено право собирать в самом монастыре и в селе Грязлевицы «конские пошлинные деньги» на свечи, ладан и на всякую церковную утварь (ПСЗ I. Т. 2. № 676).

20 ААЭ. Т. 1. № 262. С. 289.

21 Каштанов С.М. Торговля и таможенный иммунитет духовных корпораций в России XVI в. (по жалованным и указным грамотам) // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI—XVII вв.: Сб. материалов международной научной конференции / Отв. ред. А.П. Павлов. СПб., 2001. С. 7.

22 ПСЗ I. Т. 2. № 743.

23 Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII века. М.; Л., 1947. Т. 2. С. 1.

24 Там же. С. 1; Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 211—212.

25 Каштанов С.М. Финансы средневековой Руси. М., 1988. С. 17.

26 См.: Шемякин А.И. История таможенного дела в России и Ярославский край. Ярославль, 2000. С. 30—31.

27 АСЭИ. Т. 3. № 81. С. 113—114. Право на сбор весчей пошлины монастырю было предоставлено еще Василием II (Темным), но сын его Андрей тот «пудовой вес у них взял, а велел [брати] на себя и Покровскому игумену з братиею велел давать за тот пудовой вес на год тринадцать рублев» (Там же. С. 113).

28 ПРП. М., 1956. Вып. 4. С. 123, 169.

29 Шемякин А.И. История таможенного дела... Приложение № 6. С. 170.

30 Каштанов С.М. Финансы... С. 17—21, 159, 164. Например, в 1563 г. Иван IV предоставил Симонову монастырю право собирать таможенные пошлины с торговли в селе Весь Егонская (ААЭ. Т. 1. № 263).

31 Шемякин А.И. История таможенного дела... С. 36.

32 ДАИ. СПб., 1875. Т. 9. № 8. С. 16—17.

33 ААЭ. Т. 1. № 367.

34 Соборное уложение 1649 года: Текст. Комментарии. Л., 1987. С. 28—30. Гл. IX; Сергеевич В.И. Лекции по истории русского права. СПб., 1890. С. 469.

35 ПС3 I. Т. 1. № 122.

ПС3 I. Т. 4. № 1750.

37 См.: Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы XIV—XV веков. М., 1951. Ч. 2. С. 97—113. Л.В. Черепнин проводил различие между тарханными (обельными) и льготными грамотами, полагая, что первые давали полное или частичное, но бессрочное освобождение от податей и повинностей, а вторые устанавливали льготы лишь на определенный срок (Там же. С. 112).

38 Шумаков С.А. Древнерусские косвенные налоги. С. 248; Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства в XIV—XV веках. М., 1960. С. 320—329.

39 Ярославский князь Василий Давидович запретил своим таможенникам взимать в монастырских владениях с людей Спасо-Ярославского монастыря тамгу, восмничее, а также некоторые другие налоги и повинности (АСЭИ. Т. 3. № 190. С. 204).

40 Перхавко В.Б. Истоки предпринимательства на Руси // ОИ. 1998. № 6. С. 6; АСЭИ. Т. 3. № 34, 42, 49, 53а, 54а, 117, 194, 198, 278, 291, 297 и др.

41 В уставных таможенных грамотах неизменно оговаривалось право таможенников взимать пошлины со всех торговых людей, не исключая «грамотников», «грамотчиков» и «тарханных» (ААЭ. Т. 1. № 134, 263, 331, 332, 335, 342, 363, 366; Т. 2. № 21, 65; Т. 3. № 117 и др.).

42 АСЭИ. Т. 3. № 278. С. 294. Некоторые физические лица, освобождавшиеся от уплаты таможенных платежей, обязаны были вносить ежегодный оброк (Там же. № 238).

43 См.: Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы... С. 218, 212—225.

44 АСЭИ. М., 1952. Т. 1. № 220. С. 155.

45 Там же; Каштанов С.М. Финансы... С. 52—53.

46 Костомаров Н. Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII столетиях. СПб., 1862. С. 137, 189.

47 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 13. С 1667 г. монахи и монахини могли торговать лишь произведениями своего рукоделия, «и то с разрешения игумена или игуменьи» (Костомаров Н. Очерк торговли... С. 138).

48 Огородников С.Ф. Очерк истории города Архангельска // Морской сборник. 1889. № 9. С. 132—133.

49 ДАИ. СПб., 1846. Т. 1. № 146.

50 АИ. СПб., 1842. Т. 4. № 88. С. 227; Маньков А.Г. Законодательство и право России второй половины XVII в. СПб., 1998. С. 129.

51 Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы... С. 208; Леонтьев А.К. Образование приказной системы управления в Русском государстве. М., 1961. С. 46.

52 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 14; Черепнин Л.В. Образование... С. 321—323; АСЭИ. Т. 3. № 34, 42, 49, 53а, 54а, 77, 158, 163, 165 и др. Так, московские великие князья в XV—XVI вв. неизменно разрешали двум судам — «павозкам» (паузкам) — Троице-Сергиева монастыря беспрепятственно приходить на р. Угра «по соль» монастырскую и еще двум — на Белоозеро «по рыбу». При этом «купчины монастырские» и их наймиты освобождались не только от проезжих, но и от торговых пошлин (см.: ААЭ. Т. 1. № 76, 77, 78, 79).

53 ААЭ. Т. 1. № 228, 252; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 137; Черепнин Л.В. Образование... С. 325—326.

54 ААЭ. Т. 1. № 9.

55 Каштанов С.М. Финансы... С. 16.

56 Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III. С. 101.

57 Каштанов С.М. Социально-политическая история России конца XV — первой половины XVI в. М., 1967. С. 12, 13, 19, 20.

58 Каштанов С.М. Финансы... С. 21.

59 С.М. Каштанов тоже полагает, что в ограничении привилегированной монастырской торговли проявилось стремление правительства поддержать посадских людей и поощрить тем самым конкуренцию в условиях формирующегося национального рынка (см.: Каштанов С.М. Торговля и таможенный иммунитет... С. 8).

60 Тихонов Ю.А. Таможенная политика Русского государства с середины XVI в. до 60-х годов XVII в. // ИЗ. 1955. Т. 53. С. 280; Лодыженский К. История русского таможенного тарифа. СПб., 1886. С. 8. С.М. Каштанов подчеркивает, что «ограничение таможенного иммунитета монастырей началось в 1549 г.» после щедрых пожалований 1546—1548 гг. (Каштанов С.М. Торговля и таможенный иммунитет... С. 8).

61 ААЭ. Т. 1. № 223. По Двинской таможенной грамоте 1588 г. с торговых судов Соловецкого, Троице-Сергиева, Кирилло-Белозерского и других монастырей, проходивших мимо Холмогор, положено было взыскивать «проезжую пошлину иногороднюю» на общих основаниях (Там же. № 338. С. 411).

62 Носов Н.Е. Становление сословно-представительных учреждений в России. Л., 1969. С. 215—239.

63 Судебники XV—XVI веков / Подгот. текстов Р.Б. Мюллер и Л.В. Черепнина; Ком-мент. А.И. Копанева, Б.А. Романова и Л.В. Черепнина. М.; Л., 1952. С. 153.

64 См.: Каштанов С.М. Финансы... С. 111—123, 125—126, 129, 145—150, 159—161.

65 Зимин А.А. К изучению таможенной реформы середины XVI в. // ИА. 1961. № 6. С. 129, 133; Каштанов С.М. Торговля и таможенный иммунитет... С. 8.

66Каштанов С.М. Торговля и таможенный иммунитет... С. 8.

67 Каштанов С.М. Финансы... С. 165—176.

68 Козлов С.А., Дмитриева З.В. Налоги в России до XIX в. СПб., 1999. С. 42—43. По свидетельству английского дипломата Дж. Флетчера, одной из причин, по которой царь Иван уступил в 1575 г. на короткое время свой трон Симеону Бекбулатовичу, заключалась в том, чтобы руками этого номинального правителя отобрать у монастырей все жалованные грамоты, которыми те уже давно пользовались. Затем Иван Грозный сыграл привычную для него роль благодетеля церкви. Он дозволил духовенству возобновить грамоты, которые раздавал уже от себя, «удерживая и присоединяя к казне столько земель, сколько ему самому было угодно. Этим способом он отнял у епископий и монастырей кроме земель, присоединенных им к казне, несметное число денег» (Флетчер Дж. О государстве Русском // Проезжая по Московии. Россия XVI—XVII веков глазами дипломатов. М., 1991. С. 66).

69 Законодательные акты Русского государства второй половины XVI — первой половины XVII века: Тексты / Подгот. текстов Р.Б. Мюллер; Под ред. Н.Е. Носова. Л., 1986. № 43. С. 62. В новейшей литературе высказывается обоснованное мнение о том, что тарханы были отменены явочным порядком еще в 1581—1582 гг. (см.: Колычева Е.И. Аграрный строй России XVI века. М., 1987. С. 142—160, 188).

70 Законодательные акты... Тексты. № 43. С. 62.

71 Скрынников Р.Г. Россия накануне «смутного времени». М., 1980. С. 25; Козлов С.А., Дмитриева З.В. Налоги в России... С. 48.

72 Веселовский С.Б. К вопросу о пересмотре и подтверждении жалованных грамот в 1620—1630 гг. в Сыскных приказах. М., 1907. С. 2.

73 Там же. С. 1—3; Законодательные акты... Тексты. № 81.

74 Веселовский С.Б. К вопросу... С. 1, 3—31.

75 Таможенные книги Московского государства XVII в. Северный речной путь: Устюг Великий, Сольвычегодск, Тотьма в 1633—1636./Под ред. А.И. Яковлева. М.; Л., 1950. Т. 1. С. 114.

76 Смирнов П.П. Посадские люди... С. 33—35; Законодательные акты... Тексты. № 306.

77 ПСЗ I. Т. 2. № 507, 699; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 138; Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 203; Булыгин И.А. Борьба государства с феодальным иммунитетом // Общество и государство феодальной России. М., 1975. С. 329—330. По указу 1672 г. «отменялись ранее выданные жалованные тарханные грамоты патриарху, митрополитам и Троице-Сергиеву монастырю на низовые промыслы... В 1677 г. указ получил подтверждение, причем в более общей форме: тарханы отменялись в отношении всех торговых промыслов» (Меньков А.Г. Законодательство... С. 155).

78 ПСЗ I. Т. 2. № 769, 1083, 1153; Т. 3. № 1356, 1390; Булыгин И.А. Борьба государства... С. 330—331; Маньков А.Г. Законодательство... С. 154—155.

79 См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 212.

80 Дьяконов М. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси. 4-е изд. СПб., 1912. С. 207.

81 ААЭ. Т. 1. № 338. С. 410—411.

82 Демкин А.В. Западноевропейское купечество в России в XVII в. М., 1994. Вып. 1. С. 43, 57.

83 При отъезде из страны обладателю жалованной грамоты все равно надлежало обратиться с прошением на царское имя и получить в Посольском приказе проезжую грамоту. Так же следовало поступать и в случае торговых поездок из Москвы в другие русские города (Кордт В.А. Очерк сношений Московского государства с Республикой Соединенных Нидерландов по 1631 г. // Сб. РИО. СПб., 1902. Т. 116. Приложения № 5, 6, 7, 8, 13, 14, 17, 18).

84 При предоставлении иностранным компаниям или отдельным торговым иноземцам права беспошлинной торговли нередко оговаривались сроки действия этой льготы (два-три года, пять лет и т. д.) или устанавливался ее предельный размер. Так, нидерландский купец Г. Фандергейден (Ван дер Гейден) получил в 1624 г. право вести беспошлинную торговлю в течение двух лет, «если сумма пошлин не превышала 100 руб. Сверх этой суммы он должен был платить пошлинные деньги» (Кордт В.А. Очерк сношений... С. 269; Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 51).

85 Никому из иностранцев не разрешалось строить или покупать дворы в русских городах без жалованных грамот, а «велено приезжим торговым людям торговать всеми товарами в гостиных дворах» (Отчет нидерландских послов Альберта Бурха и Иогана ван Фелтдриля о посольстве их в Москву в 1630—1631 гг. // Сб. РИО. СПб., 1902. Т. 116. С. 119—120).

86 Таможенники в Архангельске обязаны были следить за тем, чтобы беспошлинный привоз вина европейцами «для собственного потребления» не превышал одну-две бочки в год на человека (Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 114).

87 Кордт В.А. Очерк сношений... Приложения № 5, 6, 7, 8, 13, 14, 17, 18; Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 42—57.

88 Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Ч. 1. С. 43. Всего же на протяжении XVII в. членами Московской компании являлись не менее 200 человек (Там же. Вып. 1. С. 27; Вып. 2. С. 81—90).

89 В 1666 г. гостям было «запрещено покупать вотчины без особых подписных челобитных, то есть без особого разрешения, последовавшего на их челобитную. То же подтверждено и в 1679 году» (Костомаров Н. Очерк торговли... С. 140).

90 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 139—140.

91 См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 212—213. Иную классификацию уставных грамот предложил Ю.Г. Алексеев. Проанализировав 15 сохранившихся с конца XIV до конца XVI в. таких грамот, автор пришел к выводу, что одни из них выдавались обширным территориям (уездам) на окраинах страны, а другие — отдельным локальным категориям населения центральных уездов (Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III. С. 316—317).

93 Историческое название в XIV—XVII вв. обширной территории в бассейне Северной Двины (часть современной Архангельской области).

93 ААЭ. Т. 1. № 13. С. 9; Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы XIV—XV веков. М.; Л., 1948. Ч. 1. С. 402, 405.

94 Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III. С. 106.

95 Там же. С. 106, 108—110.

96 Там же. С. 123.

97 См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 214.

98 ПРП. Вып. 4. С. 197.

99 Лодыженский К. История... С. 8.

100 Там же.

101 Там же.

102 Николаева А.Т. Отражение в уставных таможенных грамотах Московского государства XVI—XVII вв. процесса образования всероссийского рынка // ИЗ. 1950. Т. 31. С. 245; Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 261.

103 См.: Николаева А.Т. Отражение... С. 246.

104 Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 262.

105 Толстой Д. История... С. 74.

106 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 10. Местные традиции проявлялись и в особенности ведения финансово-отчетной документации. Так, М.Б. Булгаков отмечает, что «в Устюге Великом особо велись черновые и беловые книги сбора пошлин с торговых людей гостиной сотни и книги не взятых пошлин "с хлебных закупщиков по государевым указам", в Калуге составлялись книги "мимоезжих" торговцев, направлявшихся в Вологду а в Астрахани (до 1661 г.) — книги записей пошлин за покупку "колмыцких ясырей" (пленников) русскими людьми и иноземцами» (Булгаков М.Б. О составе таможенных книг первой половины XVII в. // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI—XVII вв.: Сб. материалов международной научной конференции / Отв. ред. А.П. Павлов. СПб., 2001. С. 243).

107 «Посланы наганские гости на Москву пришли, — говорится в книге великокняжеского дьяка Тимофея Казакова, — и князь великий Иван Васильевич всея Русии и мати его государыня великая княгини Елена ногайским гостем велели торговати, а велели троицким старцом пошлину имати по шти денег с лошади, а по две денги велела оставить. И сентября 10 дня игумен Сергиева монастыря Иасаф з братьею великому князю и великой княгине били челом, чтоб государь и государыни пожаловала велели пошлину имати по старине по осми денег с лошади и князь великий и великая княгини обыскали о том бояр, и боярин Михайло Васильевич Тучков сказал, что отец его был в конюших, а имали при нем Сергиева манастыря пошлины с лошади по осми денег, и князь великий и великая княгини игумена Иасафа з братьею пожаловала велела ныне и впредь пошлину имати по старине по осми денег с лошади» (ОР РНБ. Ф. 558. Собр. М.П. Погодина. № 1564. Л. 41—41 об.).

108 ААЭ. Т. 3. № 241. С. 360. «В Вятке в 1623 г., — указывал К.В. Базилевич, — где тоже не было таможенной грамоты, голова сам назначил таможенные ставки, руководясь обычаем и примером» (Базилевич К.В. К вопросу об изучении таможенных книг XVII в. // ПИ. 1936. Вып. 2. С. 74).

109 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 12.

110 См.: Шумаков С.А. Древнерусские косвенные налоги. С. 248.

111 Там же. Как раз в южных русских городах, основанных или возрожденных на исходе XVI в., не существовало старых, укоренившихся таможенных традиций. «Правила таможенного обложения, — отмечает А.И. Раздорский, — вводились в них директивным порядком из Москвы без оглядки на местную "старину"» (Раздорский А.И. Таможенная система в Вязьме в XVII веке (по данным таможенных книг 1649/50—1679/80 гг.) // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI—XVII вв.: Сб. материалов международной научной конференции / Отв. ред. А.П. Павлов. СПб., 2001. С. 263—264).

112 Николаева А.Т. Отражение... С. 247.

113 Лодыженский К. История... С. 7—8.

114 Там же.

115 Там же. С. 7.

116 Там же. С. 6—7.

117 Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 265.

118 ААЭ. Т. 1. № 134.

119 Там же. № 263.

120 См.: Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 265.

121 Там же. С. 267—268.

122 Николаева А.Т. Отражение... С. 247, 256—257, 261.

123 Там же. С. 246.

124 ААЭ. Т. 1. № 282; Т. 2. № 65. К.Н. Лодыженский допускал неточность, указывая на то, что москвичи и «пришлые торговцы из других областей» испытывали большую тяжесть таможенного обложения по сравнению с жителями Новгородской области (см.: Лодыженский К. История... С. 7).

125 ААЭ. Т. 1. № 282.

126 Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 263; Садиков П.А. Очерки по истории опричнины. М.; Л., 1950. С. 271.

127 Маньков А.Г. 1) Государственно-правовое обеспечение торговых путей // Общество и государство феодальной России. М., 1975. С. 311—312; 2) Уложение 1649 года — кодекс феодального права России. Л., 1980. С. 203, 204.

128 Законодательные акты... Тексты. № 287. С. 195, 198—199.

129 Маньков А.Г. 1) Государственно-правовое обеспечение... С. 311; 2) Уложение 1649 года... С. 204.

130 Маньков А.Г. Государственно-правовое обеспечение... С. 312—313.

131 Маньков А.Г. 1) Государственно-правовое обеспечение... С. 311, 314; 2) Уложение 1649 года... С. 206.

133 ААЭ. Т. 1. № 367. С. 455; Соборное уложение ... С. 28—29. Гл. IX, ст. 1—5.

133 Соборное уложение... С. 29—30. Гл. IX, ст. 7, 9, 10, 17.

134 Там же. С. 30. Гл. IX, ст. 16, 19.

135 Там же. Ст. 17—20.

136 Там же. С. 29—30. Гл. IX, ст. 11—15.

<<   [1] ... [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне