ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

7.4. Развитие таможенного законодательства во второй половине XVII в.

Издание законодательных актов о торговле и таможенном деле не прекратилось и после 1667 г. Более того, их интенсивность значительно возросла, что убедительно свидетельствует о начальной стадии формирования во второй половине XVII в. всероссийского рынка. «За период с 1667 по 1696 г., — указывает А.Г. Маньков, — в ПСЗ (Полном собрании законов Российской империи. — М.Ш.) зарегистрировано 90 законодательных актов — указов именных, именных с приговорами Боярской думы и грамот, имеющих непосредственное отношение к торговле и тесно связанному с нею таможенному делу».262

Так, таможенное законодательство стремилось к уравнению русских и иностранцев в платеже пошлин. Правительственными указами 28 декабря 1677 г. и 1 августа 1680 г. устанавливалась пятикопеечная «отвозная» пошлина с товаров, вывозимых за рубеж русскими купцами, которую таможенным головам и целовальникам в порубежных городах надлежало взимать даже при наличии выписей о платеже пошлин с денег при покупке («а выписей никаких не зачитать»). При этом законодатель, не скрывая своих фискальных намерений, мотивировал усиление пошлинного обложения тем, что за границей с тех отпускных товаров «пошлин на великого государя не емлют», а внутри страны торговым людям по-прежнему приходилось платить рублевую пошлину с продажи. Более того, русские купцы принуждались к уплате в Новгороде ефимочной пошлины с привозных «с заморских всяких питей и с сахаров» согласно ставкам Новоторгового устава, на том основании, «что вместо немцев питье учали возить они торговые люди».263

По прошествии нескольких лет правительство царей Ивана и Петра Алексеевичей ввело новые ограничения на ввоз русскими купцами товаров, представлявших интерес в таможенном отношении. 4 августа 1683 г. вышел царский именной указ с боярским приговором, направленный на предотвращение беспошлинного привоза русскими людьми заморского вина, водок и сахара в Москву и другие внутренние города «вместо иноземцев». Головам и целовальникам Архангельска, Великого Новгорода, Пскова, Смоленска и других порубежных городов строго наказывалось взимать с «русских всяких чинов людей» валютную (ефимочную) пошлину с привозных «заморских питей и водки», а «с сахаров с пудового числа деньгами» согласно Новоторговому уставу 1667 г., с выдачей им на те товары таможенных выписей «за таможенными месячными печатями и за Головиными руками». В тех выписях головам и целовальникам надлежало «описывать именно, сколько у кого из которых городов какого питья счетом бочек и сахаром по весу пудов отпущено, и сколько с кого указных ефимков по щету взято будет; и те питья, водки и сахары торговым людем по тем выписям объявлять на Москве и в городех в таможнях и таможенным головам и целовальником, где те питья и водки и сахар явлены будут на продаже по таможенным отпускным выписям, досматривая накрепко».264

Обнаруженные товарные излишки подлежали конфискации, да «с тех лишних привозов» надлежало взять ефимочные (с вина) и рублевые (с сахара) пошлины. В случае беспошлинного приезда русских купцов во внутренние города таможенники несли материальную ответственность, и те «указные ефимки» правились на них «без всякия пощады». Лишь вино церковное освобождалось от уплаты пошлиной, но ввозившиеся под видом церковного вина другие напитки подлежали конфискации; «а у кого объявятся, вместо церковного вина, иные какие питья подделыванные и подкрашиванные, и тем людем, сверх взятья тех питей, чинить жестокое наказанье, бить кнутом нещадно». Единственное преимущество русских купцов перед иностранцами заключалось в том, что с них при самой продаже тех «питей», «водок» и «сахаров» взимались рублевые пошлины с прямой продажной цены в размере 10 д. с рубля.265

В конце 1690 г. вышел царский указ о взимании в Архангельске пошлины с местных посадских людей, покупавших привозные товары про свой обиход. Мотивировалось это тем, что во время ярмарочного торга русские нередко торговали за иноземцев, «а не собою, и с того торга таможенные многие пошлины пропадают напрасно».266

Побуждая русских торговых людей сдавать валюту государству, правительство освободило их от уплаты пошлин с покупок, совершаемых на деньги, полученные из Ефимочной палаты в обмен за оприходованные ефимки, «чтоб и впредь ефимки на продажу в Купецкую палату всяких чинов людям привозить было повадно, и от того в покупке и в переделе ефимков на денежном дворе в их великих государей казне будет великое пополнение и прибыль».267 Торговые иноземцы поначалу такой привилегии не имели. По данным К.В. Базилевича, в 1669 г. П. Марселис, «радея» об увеличении доходов царской казны, ставил вопрос о разрешении иностранным купцам беспошлинно торговать на деньги, полученные за обязательную продажу ефимков в казну. Однако это предложение встретило резкий отпор со стороны привилегированного русского купечества и не прошло.268

В конце XVII в. положение изменилось. С 1693 г. иностранцам было разрешено беспошлинно вывозить в свои страны русские деньги, полученные из Ефимочной палаты в промен за ефимки, но оставшиеся неизрасходованными.269 В 1695 г. они были освобождены от уплаты пошлин при покупке русских товаров на деньги, выданные из Ефимочной палаты.270

Одновременно наблюдалось дальнейшее ужесточение контроля над ввозом и вывозом из страны товаров и валюты. При въезде торговый человек обязан был задекларировать их и записать в таможне порубежного города. Таможня выдавала «отпускную выпись» на Москву или тот город, куда купец собирался ехать. В Москве привозные ефимки продавались по выписи из порубежного города в Ефимочную палату «по указной цене». Все русские товары, купленные на деньги, полученные из Ефимочной палаты или от продажи привозных товаров, или выменянные на привозные товары, записывались в таможне по месту совершения сделки купли-продажи. На покупные русские товары таможня выдавала «отпускные проезжие выписи за месячными печатьми и за Головиными руками», в которых указывался порубежный город, через который купец собирался выезжать за границу. С целью контроля над уплатой в порубежном городе проезжих пошлин было предусмотрено, чтобы по истечении срока своих полномочий голова Московской таможни представлял в Приказ Большой казны копии отпускных выписей («письма за руками»). На их основании составлялись «памяти», которые направлялись таможенным головам порубежных городов. От последних требовалось сообщить в Приказ Большой казны, действительно ли иностранцы, отпущенные из Москвы в порубежные города, свои товары «в проезде записали и пошлины по указу заплатили».271

Таможенная реформа середины XVII в. затронула в основном европейскую часть Русского государства. В Сибири продолжала действовать прежняя таможенная система, сложившаяся в первой половине XVII в. Еще в середине 80-х гг. здесь взималось до 30 торговых, проезжих и прочих таможенных пошлин, главной из которых была десятая пошлина, единая на территории всей Сибири и своим размером превышавшая все другие сборы, вместе взятые. Она взималась и с продажи привозных «русских» и «всяких мелких сибирских» товаров, и с явки денег на покупку пушнины и других местных товаров, и за промысел зверя, и с явки мехов, предназначенных к вывозу из Сибири (в виде десятого зверя), и т. д.

С 1687 г. в Сибири началась реформа по унификации таможенной системы на принципах Торгового устава 1653 г. и Новоторгового устава 1667 г., которая продолжалась до конца XVII в.272 В связи с расширением прямой торговли с Китаем правительством России в 1693 г. были утверждены «пошлинные статьи» для Сибири (наказ таможенным головам от 30 августа 1693 г. «О сборе пошлин в сибирских городах с русских, сибирских, китайских, бухарских и со всяких товаров»).

По новому закону с лиц, привозивших в сибирские города из-за границы китайские, бухарские и иные товары, полагалось взимать ввозную десятую пошлину (10% товарами или деньгами) в порубежных сибирских городах. И на те товары таможенные головы должны были давать торговым людям для проезда «проезжие грамоты за государевыми печатьми, а в грамотах те товары, и что с них взято пошлин, писать именно». Если при осмотре драгоценных камней в таможне сомневались с определением цены и начислением пошлины, то такие каменья и жемчуг головам надлежало записывать в проезжие грамоты «и присылать за таможенными печатьми с теми ж торговыми людьми для пошлинного взятья в Сибирский приказ». Бухарские купцы при этом имели то преимущество, что, когда впервые приезжали в Сибирь, их товары облагались «двадцатой», и лишь при повторных посещениях сибирских городов — «десятой» пошлиной.

При продаже привозных китайских товаров в сибирских городах таможенным головам надлежало взять десятую пошлину товарами с русских покупателей, несмотря на то что к тому времени одни из них уже заплатили 10% с явки денег на покупку товаров, другие — с продажи товаров, третьи — «за промысел» (взималась с торговых, промышленных и служилых людей, возвращавшихся с соболиных и других звериных промыслов), четвертые — «за промысел и перекуп». За право покупки «привозного русского товара» торговые иноземцы и русские люди также должны были заплатить «перекупную пошлину» по гривне с рубля (10%). Покупатели сибирского товара, оплаченного «десятым зверем и костью<...> за промысел», тоже платили десятую пошлину «за перекуп» (10%). Если же торговые и всяких чинов люди, являя в таможне соболей и всякую «мягкую рухлядь», не могли указать на продавцов тех товаров или говорили, что купили их «врознь», а продавцов забыли, они должны были заплатить по 10% пошлины и «за промысел», и «за перекуп», т. е. всего 20%.

С русских торговых и всяких чинов людей, объявлявших в отпуск в Китай товары «покупки русских городов, а не сибирских» (это подтверждалось «выписями» транзитных сибирских таможен), в порубежных сибирских городах взималась рублевая пошлина в размере 10 д. с рубля (5%). Бухарцы и другие торговые иноземцы, отправлявшиеся «в свои земли» с купленными или променянными в сибирских городах «русскими товарами», обязаны были уплатить вывозную пошлину в размере 10% от их стоимости. При этом головам вменялось в обязанность «смотреть накрепко», чтобы русские люди не торговали с иностранцами на деньги, золотые и ефимки и «всякого ружья и свинца и пороха» иноземцам не продавали и ни на какие их товары не меняли.

При вывозе в Китай сибирских товаров, оплаченных пошлиной «с покупки и с промысла», их владельцу (татарину, бухарцу или русскому) полагалось уплатить в таможне сибирского порубежного города лишь «записное» в размере 6 д. с рубля (3%).273 «До 1687 г., — отмечает А.Н. Копылов, — неявленные товары в Сибири подлежали конфискации, в 1687—1693 гг. с них брали полную рублевую пошлину, а по статьям 1693 г. снова стали отбирать "на государя"».274

Установленный порядок пошлинного обложения оказался крайне обременительным для сибирской торговли: со всякого рубля в Сибири с торгового человека «сходило» больше 30 коп. К тому же торговые люди, объявлявшие в Верхотурье свои «русские» товары «в отвоз», продавали их по дороге, избегая тем самым таможенного обложения и нанося ущерб казне. Воеводы и таможенные головы пользовались случаем и занимались казнокрадством. Поэтому правительство в конце 1698 г. пошло на отмену пошлины с товарных денег, на которые покупались русские, сибирские и китайские товары. Согласно «новым таможенным статьям» (именной царский указ от 12 ноября 1698 г. «О сборе в сибирских и поморских городах с товаров таможенных пошлин») разрешались деловые поездки в Сибирь и Китай торговым людям поморских русских и сибирских городов без проезжих грамот Сибирского приказа. Однако если раньше десятую пошлину с «русских товаров» взимали после их продажи в сибирских городах, то теперь ее надлежало заплатить в первом «порубежном» сибирском городе Верхотурье по таможенной оценке, не откладывая до продажи. Уплата этой пошлины служила основанием как для беспошлинной продажи русских товаров в Сибири, так и для беспрепятственного их вывоза в Китай (в крайнем случае, десятую пошлину можно было заплатить в других сибирских городах и даже в «порубежном» Нерчинске). Торговые люди поморских русских и сибирских городов, приезжавшие в Верхотурье или Нерчинск с товаром, минуя Москву, обязаны были дополнительно заплатить «печатную пошлину» («печатную поголовную пошлину») в размере 1 р. с человека.275

10-процентный сбор также взимался с денег, явленных на покупку «сибирского товара»; причем половину пошлины — 10 д. с рубля следовало уплатить при явке денег в любой сибирской таможне и еще 10 д. — в Верхотурье или в Нерчинске «за пропуск» этих товаров в русские города или за границу. Когда русский или сибирский торговый человек являл «выпись», из которой следовало, что он уплатил «с денег с явки» пошлину в размере 10 д. с рубля, с него дополнительно взыскивалось еще столько же.

<<   [1] ... [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне