ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Простой перечень вывозных товаров заставляет усомниться в обоснованности тезиса дореволюционной историографии об «экономической пассивности» Древней Руси, которая якобы не смогла выработать форм самостоятельного искусства и в лучшем случае подражала византийским и восточным образцам, «не столько вела активную торговлю, сколько служила местом складки для обмена товаров азиатских на европейские».75

В Регенсбург из Киева отпускались меховые товары, часть которых затем передавалась во Францию. В Южную Германию могли вывозиться византийские товары — различные дорогие материи, шелковые ткани, вина и др.76

Русские также торговали с печенегами, половцами и другими кочевыми народами, сбывая им мед, меха, бронзовые зеркала, бусы, возможно, кольчуги и невольников и т. д. в обмен на рогатый скот, лошадей, овец.77 Как и в других случаях, торговлю отличал исключительно меновой характер.78 Хлеб из Руси в рассматриваемый период не вывозился. Русское зерно не поступало даже в византийские владения в Крыму. Также не сохранилось известий о его поставках печенегам и половцам в обмен на товары кочевого хозяйства.79

В IX—X вв. внешнюю торговлю Руси держали в своих руках гости, происходившие из иностранцев — «варягов» или «русов», постоянно приходивших в Русскую землю с торговыми целями или по зову русских князей, набиравших из них свои военные дружины.80 Одни из этих варяжских гостей, не задерживаясь, сразу направлялись в Прикаспийский регион за арабской серебряной монетой или в Византию, чтобы там с выгодой послужить императору, с барышом поторговать, а иногда и пограбить под видом купечества.81 Другие, находившиеся на княжеской службе, «быстро ассимилировались среди местного населения, приняв славянский язык».82 Уже в конце X — начале XI в. они смешались в значительной степени с господствующим славянским населением городов и сделались «частью русского фона».83 Вследствие этого слово «гость», вначале обозначавшее иноземца, со временем стало синонимом всех купцов-оптовиков, принимавших участие в международном товарообмене.84

Внешняя торговля в ранний период русской истории была тесно связана с пиратством. С.М. Соловьев полагал, что «варяг являлся на известный берег под видом торговли и действительно начинал торговать с жителями; но при первом удобном случае из купца он становился пиратом и грабил тех, с которыми прежде вел мену».85 «Очень часто случалось, — вторил ему А.И. Никитинский, повествуя о начале торговых сношений новгородцев и скандинавов, — что в одних и тех же лицах соединялись промыслы и пирата и купца; нередко случалось, что участники одной и той же компании грабили в одном месте и торговали в другом».86 Первые сношения варягов с народами Кавказа и Востока тоже отличались враждебностью и ограничивались разбойничьими набегами, «но и здесь, как и в Византии, разбой шел рука об руку с торговлею, из разбойника вырастал купец».87

Абсолютизируя внеэкономический, военный, захватнический характер деятельности первых киевских князей, М.Н. Покровский стремился доказать, что ее главной целью до середины XII в. был захват челяди — рабов, составлявших основной предмет торговли с Византией и Востоком. Вообще же этот автор полагал, что «разбойничья» торговля предшествовала меновой и что каждый купец в древний период был военным человеком, а «товар был военной добычей, и место хранения товара, естественно, было военным лагерем».88

В.О. Ключевский считал, что до середины XI в. киевский князь, его родня и бояре являлись главными русскими купцами. Подобно дружинникам, гости находились в теснейшей служебной зависимости от князя, посылавшего их в посольство и гостьбу.89 По мнению И.Д. Беляева, торговля княжескими товарами носила характер службы или повинности и производилась княжескими «приставами — купчинами, или выборными от общества купцами».90 А.Е. Пресняков допускал саму возможность «торгового» происхождения древнерусских городов лишь в результате энергичного стремления варягов к поволжским, прикаспийским и черноморским рынкам.91

Следующий этап в социальном становлении русского купечества был тесно связан с ростом городов, во многом обусловленным разложением родоплеменного строя. «Городские посады, — указывал М.Н. Тихомиров, — начинают появляться примерно с конца X — начала XI в., в Киеве раньше, чем в других пунктах, в большинстве же русских городов — с XI в.».92 Вместе с быстрым ростом городов, посадских общин увеличивалось городское население Древней Руси. Одновременно происходило расширение ремесленного производства, развивались товарно-денежные отношения, торговля превращалась в прибыльную городскую профессию. Так, если в XI в. в Русской земле насчитывалось 89 городов, то в XII в. их было уже 224.93 По мере роста вотчинного землевладения боярство все сильнее отдалялось от городского общества, «владевшего торговым капиталом».94 Ремесло, считает И.Я. Фроянов, становилось все более специализированным и постепенно приобретало черты мелкотоварного производства, «стимулируя внутренний обмен, апогей которого падает на XII столетие. Воздействие ремесленной промышленности на развитие социальных отношений неизмеримо возрастает. Города делаются центрами ремесла и торговли».95

Наступивший в середине XII в. расцвет древнерусского городского ремесла продолжался вплоть до монгольского нашествия. Начался массовый выпуск продукции, которая непрерывно совершенствовалась в техническом и художественном отношениях. В связи с этим неизбежно возрастал объем торговой деятельности.96 По словам С.М. Соловьева, с середины XI в. торговля становилась «главным средством накопления богатств на Руси, ибо не встречаем более известий о выгодных походах в Грецию или на Восток, о разграблении богатых городов и народов».97 В XII—XIII вв. купечество все чаще связывало свою деятельность и жизнь с городом, становясь более «оседлым».98 По мнению П.А. Хромова, с XI в. к купцам-профессионалам, появившимся среди горожан, из рук феодальной знати стала переходить внешняя торговля Киевской Руси.99 Фактически с ним соглашаются Г.Г. Литаврин и В.Л. Янин, которые отмечают, что купцы «из зависимых от князя и бояр агентов, ведущих торговлю от их имени», выделялись в обособленное сословие «самостоятельных торговых посредников».100

Перемещение товаров на значительные расстояния, бездорожье, пересечение безлюдных и приграничных районов побуждали купцов к кооперации, коллективной защите от воровства и грабежей. Поэтому основной объем торговли как сухопутной, так и водным путем продолжал осуществляться караванами повозок и торговыми флотилиями судов. «Караваны, — указывал Г.В. Вернадский, — способствовали созданию купеческих объединений, полезных во многих отношениях — например, в общей защите купеческих прав и регулировании уровня пошлин и налогов. Объединения купцов рано сложились в Киевской Руси <...> Обычно купцы одного города представляли собой нечто вроде совместного предприятия».101 Однако в дореволюционной историографии высказывалось и то мнение, что «артельная» торговля в Древней Руси еще не предусматривала солидарной купеческой ответственности по сделкам за общий счет.102

Непосредственное отношение к созданию торговых объединений имела церковь. Не случайно купеческие артели назывались по имени того святого, во имя которого освящалось культовое сооружение. Они имели своих старост и свои общинные капиталы. Правда Русская знает купцов как отдельный разряд людей, стоявший в одном ряду с боярскими тиунами, мечниками и гридью.103 Одновременно в дореволюционной литературе подчеркивалось, что в средневековой России сословия никогда не боролись за свободы и привилегии, и поэтому здесь не могло возникнуть ни общественного раздробления, ни особого купеческого права и особой купеческой подсудности, характерных для стран Запада.104

Русское торговое право Киевского периода имело международный аспект, поскольку отношения между русскими и иностранными купцами регулировались статьями мирных договоров, заключенных с Византией, Хазарией и Волжской Булгарией и немецкими городами. Общей чертой международных договоров Руси XII—XIII вв. было полное взаимное равенство сторон. А.С. Мулюкин также усматривал их особенность в отсутствии оговорок относительно свободного перемещения купцов. Русь в то время была открыта для всех иностранцев одинаково, и поэтому отсутствовала надобность в предоставлении купцам особенного, основанного на договорах, права приезда. В договорах до XIV в. содержались лишь гарантии безопасного, удобного перемещения по русской территории иностранных купцов и ответственности властей за их личную и имущественную безопасность.105

В дореволюционной историографии справедливо говорилось о сравнительно мягком, уступчивом отношении русских к приезжим иностранцам. В то же время нельзя согласиться с тезисом М.Ф. Владимирского-Буданова о том, что широкие права и привилегии последних (возможность приобретать движимое имущество, вступать в обязательственные отношения с местным населением и т. д.) обусловливались «экономической пассивностью Древней Руси, получавшей необходимые товары из других стран при посредстве гостей-купцов».106 Проанализировав многочисленные археологические материалы, относящиеся к IX—XI вв., П.П. Толочко пришел к выводу, что «южная Скандинавия и Русь находились примерно на одном уровне социального и историко-культурного развития <...> Практически ни одна из категорий ремесленных вещей, занесенных на Русь скандинавами, не стала образцом для подражания русских мастеров».107 Характеризуя роль Киева в международном торговом обмене, А.А. Спицын обоснованно утверждал, что он «долгое время безраздельно сосредоточивал все сношения с Западом в своих руках» и до самого монгольского нашествия «продолжал свою торговлю с Западом мехами, а с Новгородом, Суздалем и болгарами греческими и черноморскими товарами, но на Запад отпуск этих товаров уже постепенно сокращался».108

Примечания

1 Алексеев Ю.Г. Судебник Ивана III. Традиция и реформа. СПб., 2001. С. 80.

2 Там же. С. 112.

3 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. 7-е изд. Пг.; Киев, 1915. С. 76; Сергеевич В.И. Лекции по истории русского права. СПб., 1890. С. 414—415; Любавский М.К. Лекции по древней русской истории до конца XVI века. 3-е изд. М., 1918. С. 127, 129.

4 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 4, 80—81.

5 Ключевский В.О. Краткое пособие по русской истории. М., 1906. С. 38—39.

6 См.: Пузанов В.В. Княжеское и государственное хозяйство на Руси X—XII вв. в отечественной историографии XVIII — начала XX вв. Ижевск, 1995. С. 105—110.

7 Погодин М.Н. Исследования, замечания и лекции о русской истории. М., 1846. Т. 3. С. 246—262.

8 Соловьев С.М. Соч.: В 18 кн. / Отв. ред. И.Д. Ковальченко, С.С. Дмитриев. М., 1988. Кн. 1. С. 240—245.

9 Ключевский В.О. Краткое пособие... С. 19.

10 Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. М., 1987. Т. 1. С. 141. Археологические данные позволяют отнести основание Новгорода к середине X в. (Седов В.В. Русский каганат IX века // ОИ. 1998. № 4. С. 14).

11 Святловский В.В. Примитивно-торговое государство как форма быта. СПб., 1914. С. 299.

12 Бутенко В.А. Краткий очерк истории русской торговли. М., 1910. С. 8.

13 Довнар-Запольский М.В. История русского народного хозяйства. Киев, 1911. Т. 1. С. 183.

14 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. Тверь, 1996. С. 129—130.

15 Фроянов И.Я. Древняя Русь: Опыт исследования истории социальной и политической борьбы. М.; СПб., 1995. С. 192, 193.

16 См.: Плеханов Г.В. История русской общественной мысли. М., 1918. Т. 1. С. 55—60.

17 Рожков Н.А. Обзор русской истории с социологической точки зрения. Киевская 2-е изд. М., 1905. С. 24.

18 Пресняков А.Е. 1) Княжое право в Древней Руси. Очерки по истории X—XII столетий. СПб., 1909. С. 162;2)Лекции по русской истории. Киевская Русь. М., 1938. Т. 1. С. 65.

19 Маслов П. Общедоступный курс истории народного хозяйства. От первобытных времен до XX-го столетия. 4-е изд. М.; Пг., 1923. С. 49.

20 Кулишер И.М. История русской торговли до девятнадцатого века включительно. Пг., 1923. С. 40—41.

21 Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути // История культуры Древней Руси. Домонгольский период. М.; Л., 1948. Т. 1. С. 316.

22 Хромов П.А. Очерки экономики феодализма в России. М., 1957. С. 8, 228—229.

23 Козловский И. Краткий очерк истории русской торговли. Киев, 1898. Вып. 1. С. 10.

24 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 16, 112.

25 См.: Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII—XIII вв. М., 1993. С. 320—321; Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 37.

26 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 38—39. Представляется, что объемные показатели торгового обмена с Византией были скромнее в десятки раз. По оценке Г.Г. Литаврина, к середине X в. в Византии официально были «аккредитованы» 20—22 русских посла. Им были подотчетны до 50 купцов, каждый из которых имел на своем попечении несколько ладей. Ежегодно к Царьграду отправлялось 100—120 русских судов, способных обеспечить перевозку до 200 т груза (см.: Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь (IX — начало XII в.). СПб., 2000. С. 105—130).

27 Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 113.

28 Там же. С. 13.

29 Фроянов И.Я. Киевская Русь: Очерки отечественной историографии. Л., 1990. С. 87.

30 Дубов И.В. Северо-Восточная Русь в эпоху раннего средневековья. Л., 1982. С. 110.

31 Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. М., 1956. С. 105; Дубов И.В. Северо-Восточная Русь... С. 42—43. В советской историографии преобладал взгляд об активном, широком использовании пути «из варяг в греки» уже в IX в. и параллельном существовании русско-арабских и русско-византийских торговых связей (Брим В.А. Путь из варяг в греки // ИАН СССР. Отделение обществ, наук. 1931. № 2. С. 210—247; Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. М., 1947. Ч. 1. С. 99; Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути. С. 317; Греков Б.Д. Киевская Русь. Л., 1953. С. 439; Свердлов М.Б. Транзитные пути в Восточной Европе IX—XI вв. // Изв. Всесоюзн. геогр. об-ва. 1969. Т. 101, вып. 6. С. 541, 544—545). Из современных авторов этой точки зрения придерживаются А.В. Назаренко и Г.Г. Литаврин (Назаренко А.В. Древняя Русь на международных путях. Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX—XII веков. М., 2001. С. 215; Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 11).

32 Монгайт А.Л. Рязанская земля. М., 1961. С. 87. Мнение о том, что Волжский путь был открыт раньше Днепровского, высказывалось еще в литературе довоенного периода (Брим В.А. Путь из варяг в греки. С. 213, 219).

33 Янин В.Л. 1) Денежно-весовые системы... С. 103; 2) Нумизматика и проблемы товарно-денежного обращения в Древней Руси // ВИ. 1955. № 8. С. 137.

34 Носов Е.Н. Нумизматические данные о северной части Балтийско-Волжского пути конца VIII—X в. // ВИД. 1976. Т. 8. С. 95—110; Дубов И.В. Северо-Восточная Русь... С. 43.

35 Седов В.В. Путь «из варяг в греки» // VII Всесоюзная конференция по изучению истории, экономики, литературы и языка скандинавских стран и Финляндии: Тезисы докладов. Л.;М., 1976. Ч. 1. С. 135.

36 Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л., 1985. С. 234.

37 Васильевский В.Г. Древняя торговля Киева с Регенсбургом // ЖМНП. 1888. Июль. С. 137; Спицын А.А. Торговые пути Киевской Руси // Сергею Федоровичу Платонову ученики, друзья и почитатели. СПб., 1911. С. 236—242; Хромов П.А. Очерки экономики... С. 9, 229—230; Даркевич В.П. Международные связи // Древняя Русь. Город, замок, село / Отв. ред. Б.А. Колчин. М., 1985. С. 397; Новосельцев А.П., Пашуто В.Т. Внешняя торговля Древней Руси (до сер. XIII в.) // История СССР. 1967. № 3. С. 84—98; Перхавко В.Б. Пушнина в древнерусском товарообмене (IX—XIII вв.) // ОИ. 1999. № 5. С. 165.

38 Васильевский В.Г. Древняя торговля... С. 131—134; 144; Спицын А.А. Торговые пути... С. 237.

39 Святловский В.В. Примитивно-торговое государство... С. 195—196; Покровский В. История торговли в России // Энциклопедический словарь Ф. Брокгауза и И. Ефрона. СПб., 1901. Т. 33А. С. 564; Новосельцев А.П., Пашуто В.Т. Внешняя торговля Древней Руси... С. 84—90.

40 Спицын А.А. Торговые пути... С. 238; Довнар-Запольский М.В. История... Т. 1. С. 179—180; Даркевич В.П. Международные связи. С. 396. Согласно западноевропейским источникам, рузариями (Ruzarii) являлись немецкие, регенсбургские, а также чешские и моравские купцы, торговавшие с Русью (Флоровский А.В. Чешско-русские торговые отношения X—XII вв. // Международные связи России до XVII в.: Сб. статей / Под ред. А.А. Зимина, В.Т. Пашуто. М., 1961. С. 81).

41 «Русская земля» в узком смысле — территория Среднего Поднепровья (Киев, Чернигов и Переяславль Южный с прилегающими волостями). Термин впервые встречается в византийско-русском договоре 911 г. (Кучкин В.А. «Русская земля» по летописным данным XI — первой трети XII вв. // Образование Древнерусского государства. Спорные проблемы: Тезисы докладов / Отв. ред. А.П. Новосельцев. М., 1992. С. 79—80).

42 Погодин М.Н. Исследования... Т. 3. С. 278; Аристов Н. Промышленность Древней Руси. СПб., 1866. С. 187; Бестужев-Рюмин К.Н. Русская история. СПб., 1872. Ч. 1. С. 60; Мельгунов П.П. Очерки по истории русской торговли IX—XVIII вв. М., 1905. С. 44—45; Лучинский М.Ф. Деньги на Руси IX—XII вв. Казань, 1958. С. 145; Даркевич В.П. Международные связи. С. 3%; Новосельцев А.П., Пашуто В.Т. Внешняя торговля Древней Руси... С. 86—93; Преображенский А.А., Перхавко В.Б. Купечество Руси. IX—XVII века. Екатеринбург, 1997. С. 35—36; Riasanovsky N.V. A History of Russia. New York, 1963. 5th ed., 1993. P. 47.

45 Ключевский В.О. Краткое пособие... С. 31.

44 Хромов П.А. Очерки экономики... С. 230. В целом же уровень товарного производства и товарно-денежных отношений Руси в IX—X вв. оставался крайне низким. Преобладала работа на заказ, связи между отдельными населенными пунктами были ограниченными и нерегулярными. Дирхемы, приходившие на Русь с Востока, далеко не всегда являлись платежной ценностью; их часто зарывали в кладах, применяли в виде ювелирного сырья, принимали на вес (см. Даркевич В.П. Международные связи. С. 397—398).

45 Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути. С. 316.

46 Фроянов И.Я. Киевская Русь: Очерки социально-экономической истории. Л., 1974. С. 116. По мнению Л.В. Черепнина и его последователей, дань была самой ранней формой эксплуатации восточнославянских общинников киевскими князьями, феодальной рентой, основанной на «окняжении» земли или верховной (государственной) собственности князя на землю (см.: Черепнин Л.В. Русь: Спорные вопросы истории феодальной собственности в IX—XV вв. // Новосельцев А.П., Пашуто В.Т., Черепнин Л.В. Пути феодализма (Закавказье, Средняя Азия, Русь, Прибалтика). М., 1972).

47 См.: Фроянов И.Я. 1) Древняя Русь... С. 49; 2) Рабство и данничестве у восточных славян. СПб., 1996. С. 362—448. Уже в XI в. господство киевской (Полянской) общины в восточнославянском мире было подорвано распадом родоплеменных отношений и изнурительными войнами с печенегами (Фроянов И.Я. Древняя Русь... С. 96).

48 Повесть временных лет / Подгот. текста, перевод, статьи и коммент. Д.С. Лихачева. СПб., 1996. С. 14. Шьля? — монета, точное происхождение которой не выяснено. Д.С. Лихачев допускал, что это могла быть польская монета (ср. литовск. szillings, англосакс. stilling, гот. skilliggs, польск. szelag) (Там же. С. 410).

49 М.Б. Свердлов считает, что текст 885 г. был составлен в XI в. и отражал современное летописцу состояние системы налогообложения. Д.С. Лихачев вообще сомневался в достоверности летописных сообщений о том, что радимичи и вятичи платили в X—XI вв. дань серебряной монетой (Свердлов М.Б. Из истории системы налогообложения в Древней Руси // Восточная Европа в древности и средневековье. М., 1978. С. 147—150; Повесть временных лет. С. 410).

50 Любавский М.К. Лекции... С. 126; Свердлов М.Б. Из истории... С. 145.

51 Соловьев С.М. Соч. Кн. 1. С. 215, 242.

52 Дьяконов М. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси. 4-е изд. СПб., 1912. С. 185.

53 Рыбаков Б.А. Первые века русской истории. М., 1964. С. 36—37. В последующих работах этот автор «стал рассуждать по-другому, смешивая дань с полюдьем и распространяя последнее на огромную территорию покоренных Киевом восточнославянских племен» (Фроянов И.Я. Рабство и данничестве... С. 453).

54 Фроянов И.Я. 1) Киевская Русь: Очерки социально-экономической истории. С. 117; 2) Рабство и данничестве... С. 467—484; Свердлов М.Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. Л., 1983. С. 167. Однако при этом не следует забывать, что после захвата в 882 г. Олегом Киева в Среднем Поднепровье утвердилась варяжская династия, представители которой носили скандинавские имена. Только с середины X в. славянский элемент получил преобладание в именослове княжеского дома Рюриковичей (Молчалов А.А. Древнескандинавский антропонимический элемент в династической традиции рода Рюриковичей // Образование Древнерусского государства. Спорные проблемы: Тезисы докладов / Отв. ред. А.П. Новосельцев. М., 1992. С. 46).

55 См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 82—83; Фроянов И.Я. Мятежный Новгород: Очерки истории государственности, социальной и политической борьбы конца IX — начала XIII столетия. СПб., 1992. С. 149, 160.

56 Любавский М.К. Лекции... С. 126; Фроянов И.Я. Древняя Русь... С. 198; Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы русско-византийских отношений в IX—XV вв. // История СССР. 1970. № 4. С. 42.

57 Ключевский В.О. Краткое пособие... С. 50—51.

58 См.: Фроянов И.Я. 1) Киевская Русь: Очерки социально-экономической истории. С. 157; 2) Мятежный Новгород... С. 48; 3) Рабство и данничестве... С. 81—86.

59 Фроянов И.Я. Рабство и данничестве... С. 102.

60 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 131.

61 Фроянов И.Я. Рабство и данничество... С. 257. Условия для внутреннего обращения в рабство соплеменников (распад родоплеменных связей и отношений, сильное имущественное расслоение), появившиеся в конце X — начале XI в., способствовали возникновению новой разновидности рабовладения — холопства.а. «Наряду с челядином, рабом-иноземцем (как правило, пленником), — полагает И.Я. Фроянов, — теперь существует холоп — раб из своего, местного населения» (Там же. С. 228).

62 Мельгунов П.П. Очерки... С. 40, 46, 48.

63 Там же. С. 40, 47; Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 131.

64 Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути. С. 321—322.

65 По мнению Б.А. Рыбакова, выделанные кожи стали отпускаться за рубеж позднее и только из Новгорода (Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути. С. 323).

66 Рыбаков Б.А. 1) Торговля и торговые пути. С. 317, 324; 2) Ремесло Древней Руси. М., 1948. С. 469—481; Энгельман И. История торговли и всемирных сношений. 2-е изд. М., 1870. С. 117; Хромов П.А. Очерки экономики... С. 228—229; Лимонов Ю.А. Из истории восточной торговли Владимиро-Суздальского княжества // Международные связи России до XVII в.: Сб. статей / Под ред. А.А. Зимина, В.Т. Пашуто. М., 1961. С. 56, 57, 59, 63; Потин В.М. Древняя Русь и европейские государства в X—XIII вв. Л., 1968. С. 21, 48—50; Даркевич В.П. Международные связи. С. 398; Дубов И.В. Великий Волжский путь. Л., 1989. С. 215; Новосельцев А.П., Пашуто В.Т. Внешняя торговля Древней Руси... С. 81—108; Riasanovsky N.V. A History of Russia. P. 47 и др. Заслуживает внимания и тот факт, что и скифы, образовавшие VII в. до нашей эры империю на широком степном пространстве от Волги до Днестра, вывозили в греческие города Северного Причерноморья (Ольвию, Херсонес, Пантикапей) рабов, скот, шкуры, меха, рыбу, лес, воск и мед. Таким образом, торговля Руси с Византией как бы представляла собой прямое продолжение торговли древних греков со скифами (Вернадский Г.В. История России. Древняя Русь. Тверь, 1996. С. 75; Козловский И. Краткий очерк... Вып. 1. С. 6).

67 Рыбаков Б.А. Ремесло... С. 481.

68 Фроянов И.Я. Киевская Русь: Очерки отечественной историографии. С. 86—87.

69 Даркевич В.П. Международные связи. С. 396—397; Потин В.М. Древняя Русь... С. 75.

70 Шиферные пряслица деревенского кустарного промысла, получившего распространение с X в. в селениях близ Овруча, также находили сбыт в Болгарии и Херсонесе (Рыбаков Б.А. Ремесло... С. 470, 481; Якимов И.В. Изделия из розового шифера на территории Волжской Булгарии // Путь из Булгара в Киев: Сб. статей / Отв. ред. А.Х. Халиков. Казань, 1992. С. 94—102)

71 Рыбаков Б.А. Ремесло... С. 478; Флоровский А.В. Чешско-русские торговые отношения... С. 80, Даркевич В.П. Международные связи. С. 397.

72 Рыбаков Б.А. Ремесло... С. 475—478; Флоровский А.В. Чешско-русские торговые отношения... С. 77—80; Даркевич В.П. Международные связи. С. 397.

73 Рыбаков Б.А. Ремесло... С. 475; Алексеев Л.В. Смоленская земля в IX—XIII вв.: Очерки истории Смоленщины и Восточной Белоруссии. М., 1980. С. 85.

74 Рыбаков Б.А. Ремесло... С. 474.

75 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 386; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев в Московское государство: Из истории русского права XVI—XVII веков. СПб., 1909. С. 6; Довнар-Запольский М.В. История... Т. 1. С. 114—115. Допускал ошибку и В.А. Бутенко, полагавший, что продукция русского ремесленного производства имела сбыт только на внутреннем рынке (Бутенко В.А. Краткий очерк... С. 7).

76 Васильевский В.Г. Древняя торговля... С. 141, 145, 147.

77 Аристов Н. Промышленность... С. 188—189; Соловьев С.М. Соч. Кн. 1. С. 245; Кн. 2. С. 42; Рыбаков Б.А. Ремесло... С. 473—474; Удальцова З.В., Щапов Я.Н., Гутнова Е.В., Новосельцев А.П. Древняя Русь — зона встречи цивилизаций. М., 1980. С. 5.

78 Спицын А.А. Торговые пути... С. 243.

79 Перхавко В.Б. Хлеботорговля в Древней Руси // ОИ. 1996. № 4. С. 17. Так, Г.В. Вернадский допускал, что в XII в. Русь могла экспортировать в Византию зерно (Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 131).

80 См.: Ключевский В.О. 1) Соч. Т. 1. С. 144; 2) Краткое пособие... С. 29; Бестужев-Рюмин К.Н. Русская история. Ч. 1. С. 116. В современной литературе преобладает точка зрения о скандинавском происхождении имени русь, которым в IX — первой половине X в. назывались дружины первых русских князей, состоявшие преимущественно из варягов или норманнов (см.: Петрухин В.Я., Раевский Д.С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. М., 1998. С. 237—301). По мнению же В.В. Седова, этнонимом русь, зафиксированным русскими летописями под 904 г., называлось племенное праславянское образование. Его носители принадлежали к волынцевской археологической культуре, ареал которой распространялся на все Днепровское левобережье, бассейны Среднего Дона и Верхней Оки. ВIX—X вв. произошло дифференцирование руси на несколько племенных групп: северян, верхневолжскую группу вятичей и донских славян. Однако в силу значительного участия варягов в днепровской и восточной торговле этноним русь мог перейти и на них. Известно, что киевский князь Владимир Святославич (980—1015) вынужден был отправить в Византию до 6000 варягов, «и вполне очевидно, что они продолжали именовать себя там "русью" ("от рода русьска"). Неудивительно, что в ряде исторических сочинений X в. их авторы под "русью" видят скандинавов» (см.: Седов В.В. Русский каганат... С. 3—15).

81 Погодин М.Н. Исследования... Т. 3. С. 253; Ключевский В.О. Соч. Т. 1. С. 147; Пресняков А.Е. Лекции... С. 49.

82 Вернадский Г.В. История России. Древняя Русь. С. 22; Пресняков А.Е. Лекции... С. 49.

83 См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 24, 32; Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 28. Уже с середины X в. «варяги» воспринимались как наемники, отличаясь, таким образом, от «руси» — княжеской дружины (Мельникова Е.А., Петрухин В.Я. Норманны и варяги. Образ викинга на западе и востоке Европы // Славяне и их соседи. Этнопсихологические стереотипы в средние века: Сб. статей. М., 1990. С. 59—63).

84 Любавский М.К. Лекции... С. 88.

85 Соловьев С.М. Соч. Кн. 1. С. 242.

86 Никитинский А.И. История экономического быта Великого Новгорода. М., 1893. С. 28.

87 Мельгунов П.П. Очерки... С. 14.

88 Покровский М.Н. Избранные произведения в четырех книгах. М., 1966. Кн. 1. С. 137—143.

89 Ключевский В.О. Боярская дума Древней Руси. 3-е изд. М., 1902. С. 36.

90 Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. М., 1879. С. 198.

91 Пресняков А.Е. Лекции... С. 66.

92 Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М., 1956. С. 27. Это мнение М.Н. Тихомирова в основном утвердилось в отечественной историографии. Б.А. Рыбаков, В.В. Мавродин, Л.В. Алексеев, И.В. Дубов, Б.А. Тимощук, И.Я. Фроянов и другие тоже датируют начальный период формирования в Древней Руси посадских городских общин концом I—XI в. (см.: Фроянов И.Я. Рабство и данничестве... С. 186—191).

93 Тихомиров М.Н. Древнерусские города. С. 36, 39.

94 Ключевский В.О. Боярская дума... С. 39.

95 Фроянов И.Я. Киевская Русь: Очерки отечественной историографии. С. 90.

96 Рыбаков Б.А. Ремесло... С. 278, 433, 450, 521, 780; Потин В.М. Причины прекращения притока западноевропейских монет на Русь в XII в. // Международные связи России до XVII в.: Сб. статей / Под ред. А.А. Зимина, В.Т. Пашуто. М., 1961. С. 102, 108.

97 Соловьев С.М. Соч. Кн. 2. С. 46.

98 Даркевич В.П. Международные связи. С. 398—399.

99 Хромов П.А. Очерки экономики... С. 228.

100 Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 42.

101 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 133; Довнар-Запольский М.В. История... Т. 1. С. 183, 217.

102 Каминка А.И. Очерки торгового права. 2-е изд. СПб., 1912. Вып. 1. С. 65.

101 Правда Русская. Тексты / Под ред. Б.Д. Грекова. М.; Л., 1940. Т. 1. С. 104; Аристов Н. Промышленность... С. 207—208; Покровский В. История... С. 364—365; Федоров А.Ф. Введение в курс торгового права. Одесса, 1901. С. 57, 59; Дьяконов М. Очерки... С. 91—92; Каминка А.И. Очерки... Вып. 1. С. 64.

104 Удинцев В.А. История обособления торгового права. Киев, 1900. С. 13—14; Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. 5-е изд. Рига, 1924. Т. 1. С. 46—47.

105 Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 27—29.

106 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 386.

107 Толочко П.П. Спорные вопросы ранней истории Киевской Руси // Славяне и Русь (в зарубежной историографии): Сб. науч. тр. АН УССР. Ин-т археологии. Киев, 1990. С. 119.

108 Спицын А.А. Торговые пути... С. 243.

<<   [1] ... [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне