ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

К настоящему времени в исторической литературе преобладает мнение, будто с середины XII в. в Киевской Руси с нарастающей силой проявлялись признаки запустения, внешняя торговля Киева с восточными странами и Византией приходила в упадок и постепенно прекращалась.291 Обычно это объясняется тем, что после смерти Ярослава Мудрого (1019—1054) торговлю подрывали непрерывные нападения на Русь новых степных соседей — половцев, «засорявших» торговые пути. «До смерти Мономахова сына Мстислава (1132 г.), — подчеркивал В.О. Ключевский, — Русь еще с успехом отбивала половцев от своих границ и даже иногда удачно проникала в глубь половецких кочевий; но после этого деятельного Мономаховича ей, очевидно, становилось не под силу сдерживать половецкие нападения и она начала отступать перед ними. От этих нападений, разумеется, всего более страдало сельское пограничное население, не прикрытое от врагов городскими стенами».292 С.М. Соловьев указывал на то, что «в 1166 году половцы засели в порогах и начали грабить гречников, т. е. купцов греческих или вообще купцов, производящих торговлю с Грецией». Князьям все чаще приходилось посылать войска, чтобы обеспечить свободное перемещение торговых лодок вверх и вниз по Днепру.293

Под ударами половцев к середине XII в. пало древнерусское княжество Тмутараканское, и, таким образом, Приазовская Русь прекратила свое политическое существование. Обезлюдели южная половина княжества Переяславского, южные окраины земли Киевской. Начала пустеть полоса по среднему Днепру и его притокам, издавна плотно заселенная. Одновременно подрывалось благосостояние тех классов, которые были связаны с внешней торговлей. Население покидало обжитые места и уходило в двух противоположных направлениях: на юго-запад, в Галицию, и на северо-восток, в землю Ростово-Суздальскую.

В.О. Ключевский полагал, что «отлив населения и торжество степных кочевников, закрывавших пути внешней торговли, главного источника богатства Киевской Руси, вели к обеднению Киева и его области, роняли цену киевского стола в глазах князей и таким образом лишали Киев его прежнего значения, как политического центра Русской земли».294 С.М. Соловьев тоже обращал внимание на то, что «Киев упал не вследствие одного татарского разгрома, упадок его начался гораздо прежде татар: вследствие отлива жизненных сил, с одной стороны, на северо-восток, с другой — на запад».295

Важную причину упадка внешней торговли в XII в. многие авторы усматривают в перемещении мировых торговых путей и образовании новых центров мирового торгового движения.296 Так, по мнению В.В. Святловского, «не монгольское иго прекратило благосостояние и рост Древней Руси. Страна, развивавшаяся благодаря пролегавшим через нее большим торговым путям, зависевшая всецело от условий внешней торговли, упала только в силу происходивших изменений всей физиономии тогдашнего мирового рынка».297 «В древности, — развивал ту же мысль С.Г. Пушкарев, — Русь была посредницей в торговых сношениях между азиатским, греческим и европейским мирами; но крестовые походы создали новый, более прямой путь сообщения Западной Европы с Азией, мимо Киева, через восточное побережье Средиземного моря. Главную роль в торговле между Европой и Азией начинают играть итальянские торговые города, особенно Венеция и Генуя, которые учреждают на Востоке свои фактории и овладевают средиземноморскими торговыми путями».298

Действительно, после заключения в 1082 г. договора между Византией и Венецией львиная доля византийской морской торговли стала принадлежать венецианцам, которые со временем организовали ряд своих торговых баз, или факторий, в Крыму и Приазовье.299 Начиналось проникновение итальянских купцов в Черное море, хотя следует отметить, что установление здесь их господствующего положения произошло не в конце XI — начале XII в., а в более поздний период. «О продолжавшейся заинтересованности Византии в связях с Северным Причерноморьем, — отмечает В.М. Потин, — свидетельствует текст привилегии 1170 г., выданной генуэзцам, в которой повторялось ограничение 1159 г., гласившее, что для посещения Матрахи (Тмутаракани) и Руси (Russia) в устье Азовского моря потребуется каждый раз специальное разрешение».300 Предположительно уже в XII в. торговые и политические интересы генуэзцев и венецианцев в Северном Причерноморье сталкивались с интересами киевской общины. Если это так, то нельзя исключить злонамеренного участия итальянцев в нарушении прямого торгового сообщения Руси с Царьградом.

Одновременно Византийская империя постепенно склонялась к своему упадку. Взятие же крестоносцами Константинополя и основание на месте греческой Византии Латинской империи (в 1204 г.), по мнению некоторых авторов, «окончательно парализовало киевско-византийскую торговлю»,301 «означало полный конец киевской черноморской торговли»,302 «принудило русских, вследствие их религиозных убеждений, избегать всяких прямых сношений с Константинополем».303 Русская торговля стала перемещаться на западные рынки.304

По-видимому, еще одна причина ослабления прямого товарообмена с Византией могла корениться в снижении значения даней как основного источника и экономической основы днепровской торговли Киева в X—XI вв.

В.О. Ключевский также настаивал, что к упадку Киева и днепровской торговли вели непрекращающиеся междоусобицы, усиление владельческих отношений, хищническая борьба князей за рабочие руки. В связи с этим он особо подчеркивал разрушительную роль «рабовладельческих отношений», достигших, по его мнению, к середине XII в. «громадных размеров»: рабовладельческие понятия и привычки древнерусских землевладельцев стали переноситься на отношения последних к вольным рабочим и крестьянам, несмотря на то что этот порядок не имел опоры в низших классах.305 Впрочем, справедливость этих выводов известного историка вызывает возражения. Так, И.Я. Фроянов, признавая тот факт, что древнерусская вотчина в XI—XII вв. базировалась в основном на рабском и полусвободном труде, доказывает, что вотчины в то время «выглядели подобно островкам, затерянным в море свободного крестьянского землевладения и хозяйства, господствовавшего в экономике Киевской Руси».306

Могущество киевской общины подрывалось ее постоянными столкновениями с черниговцами. Раздоры киевских и черниговских князей были тесно связаны с межволостной борьбой, в которой на стороне черниговцев нередко выступали половцы. В постоянных междоусобиях больше всего доставалось купцам. Н.Я. Аристов в связи с этим указывал, что купцов из неприятельской земли «тотчас сажали в погреб и грабили их товары. Чтобы довести до крайности враждебную область, загораживали пути сообщения и не пускали туда торговцев».307

Единство самой Киевской волости подтачивалось нараставшими центробежными процессами: киевские пригороды в борьбе со старшим городом добились известной автономии от киевской общины (Вышгород) и даже государственной независимости (Туров). Соперничавшие князья в середине XII в. порой поднимали политическое значение Вышгорода до уровня Киева. Стольный город неоднократно становился легкой добычей завистливых и властолюбивых соседей. В 1169 г. войска Владимиро-Суздальского князя Андрея Боголюбского (1157—1174) взяли Киев приступом и разграбили его. До тех пор князь, признававшийся старшим среди родичей, обыкновенно переезжал в Киев. «Андрей, — по словам В.О. Ключевского, — впервые отделил старшинство от места: заставив признать себя великим князем всей Русской земли, он не покинул своей суздальской области и не поехал в Киев сесть на стол отца и деда».308 В 1203 г. город был снова разграблен смоленско-чернигово-половецкой коалицией, в 1235 г. взят еще раз черниговцами в союзе с половцами. Монгольские завоеватели в 1240 г. лишь довершили разорение великого города. Проезжавший в 1246 г. через Южную Русь на восток миссионер Плано Карпини засвидетельствовал в Киеве не более 200 домов.309

Соглашаясь с мнением о кризисном состоянии торгового пути «из варяг в греки» в XII — начале XIII в., мы все же считаем ошибочным суждение о полном прекращении русско-византийских торговых связей к началу монгольского нашествия на Русскую землю. Известно, что после образования в 1099 г. Иерусалимского королевства усилилось паломническое движение русских через Константинополь в Палестину (почти до конца XII в.). При этом паломники нередко выполняли функции мелких розничных торговцев.310 Одновременно в XI—XII вв. происходило увеличение вывоза из Византии художественной утвари и шелковых тканей высокого качества.311 Имеются свидетельства, что торговые, культурные и духовные связи Киева с Константинополем продолжали поддерживаться даже в условиях ордынского ига.

Особенностью русско-византийских отношений в XIII в. стало то, что прямой товарообмен русских и греков в значительной степени оказался разомкнутым посредничеством итальянцев. Торговля на Черном и Азовском морях в это время в основном сосредоточилась в руках венецианцев и генуэзцев, продолжавших обменивать товары юго-восточных стран на товары северо-восточные, минуя Киев. Более того, византийские мануфактуры постепенно переходили к ним и работали уже в интересах итальянских торговых домов.312

Вероятно, что еще до монгольского нашествия венецианцы основали при впадении Дона в Азовское море г. Орной (Тана, Азов), а на южном берегу Крыма — г. Солдая (Судак). В последней трети XIII в. серьезную конкуренцию им составили генуэзцы, которым удалось вытеснить венецианцев из Византии и основать в Крыму г. Кафа (Феодосия).313 «Хотя, — уточнял Г.В. Вернадский, — и нет свидетельств о существовании таких факторий в домонгольский период, но генуэзские и венецианские купцы, должно быть, посещали крымские порты задолго до 1237 г. Поскольку их также посещали и русские купцы, была очевидная возможность некоторых контактов между русскими и итальянцами в Причерноморье и Приазовье даже в домонгольский период».314 По мнению же А.П. Новосельцева, русские не только посещали Крым, но и проживали в Судаке и других портовых городах Северного Причерноморья, составляя значительную часть их населения. Русское влияние в Крыму стало еще более заметным с прекращением политического существования Тмутараканского княжества. В XII—XIII вв. Судак служил для русских купцов важным складочным местом и транзитным пунктом торговли с Трапезундом и всей Малой Азией, а также с Арменией и Персией.315

Генуэзские и венецианские купцы продолжали торговать и при монголах, уплачивая им дань. Их позиции и влияние сохранялись вплоть до турецкого завоевания Крыма в конце XV в.316 Русь получала от итальянцев шелковые материи, парчи, краски, пряные коренья, жемчуг, золото, серебро, холсты, соль, снабжая их в свою очередь мехами, воском, кожами, моржовой костью и другими товарами.317

Нельзя обойти молчанием и тот факт, что «массовый исход» населения из Южной Руси в X—XII вв. не привел к ее экономическому упадку и запустению. Согласно археологической карте древнерусских поселений Среднего Поднепровья, которая содержит данные о более чем 500 городищах и селищах X—XIII вв., около половины из них датируется XII—XIII вв., т. е. «никакого упадка или торможения производительных сил в Южной Руси в XII—XIII вв. не было».318 Перед нашествием Батыя численность населения Киева составляла 37—45 тыс. чел.; новгородцев в первой трети XIII в. не могло быть больше 30—35-ти, а в столицах других городовых областей проживало от 20 до 30 тыс. чел.319

Примечания

225 Вернадский Г.В. История России. Древняя Русь. С. 241; Седов В.В. Путь «из варяг в греки». С. 134.

226 Клинге М. Мир Балтики. Кеуруу, 1995. С. 7.

227 Повесть временных лет. С. 8—9.

228 Переход от Ловати к Днепру совершался по системе рек: Сереже, Желне, Торопе, части Западной Двины, Каспли, Касплинскому озеру, откуда начинался волок до Днепра в районе Смоленска (Соловьев С.М. Соч. Кн. 1. С. 62, 241; Загоскин Н.П. Русские водные пути и судовое дело в допетровской России. Казань, 1910. С. 46—47).

229 Брим В.А. Путь из варяг в греки. С. 213—219, 232; Вернадский Г.В. История России. Древняя Русь. С. 286; Бернштейн-Коган С.В. Путь из варяг в греки // Вопросы географии. М., 1950. № 20. С. 246—252, 259—260, 266—267; Алексеев К.В. Полоцкая земля... С. 83, 84, 108; Рыбина Е.А. Археологические очерки... С. 20—21. В.А. Брим и Г.В. Вернадский допускали неточность, полагая, что первые скандинавы проникали на Русь не по невскому пути, а по западно-двинскому, поскольку это могло произойти лишь во второй половине IX в. Тем не менее реальность Западно-Двинского участка пути «из варяг в греки» в период активных русско-византийских контактов (X—XII вв.) не может вызывать сомнений.

230 Гаркави А.Я. Сказания мусульманских писателей... С. 49; Хвольсон Д.А. Известия о Хозарах... С. 159; Ключевский В.О. Соч. Т. 1. С. 140; Новосельцев А.П. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965. С. 384; Калинина Т.М. Сведения ранних ученых Арабского халифата. М., 1988. С. 137, 139; Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 23; Franklin S., Shepard J. The Emergence of Rus. 750—1200. London; New York, 1996. P. 42, 43. При этом Г.Г. Литаврин допускает, что пошлину с русов херсонита «могли брать лишь на рынках самого их города» (Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 143). По мнению же Н. Велихановой и Ю.А. Петросяна, Хордадбех повествовал о торговых экспедициях русов к прибрежным городам Средиземного моря и потому имел в виду не Херсонес или Боспор, а торговую гавань Константинополя, где и взималась «десятина» (Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / Перевод с арабского, коммент., исследование, указатели и карты Наили Велихановой. Баку, 1986. С. 41, 124; Петросян Ю.А. Русские на берегах Босфора: (Исторические очерки). СПб., 1998. С. 38).

231 Вернадский Г.В. История России. Древняя Русь. С. 370—371.

232 Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 34.

233 Ключевский В.О. Соч. Т. 1. С. 157.

234 Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси: IX — первая половина Х в. М., 1980. С. 304.

235 Ключевский В.О. Краткое пособие... С. 31. Последнее военное столкновение Руси с Византией произошло в 1043 г.

236 Там же.

237 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 29. Эта точка зрения высказывается и в современной литературе. Так, полагая, что торговля с греками «имела гораздо большее значение для Древнерусского государства, чем для самой Византии», Г.Г. Литаврин и В.Л. Янин указывают на неизменное стремление русских принуждать империю к заключению двухсторонних торговых договоров на все более выгодных условиях (Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 33, 36—37, 39, 40).

238 Кулишер И.М. История... С. 21.

239 Соловьев С. М. Соч. Кн. 1. С. 242.

240 Ключевский В.О. Соч. Т. 1. С. 168. О торговле Руси с Византией в XI—XII вв. прямых свидетельств сохранилось меньше, однако в летописях этого периода упоминаются русские купцы, «торгующие с Грецией» (гречники). (Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 374). В сочинении В.А. Бутенко «гречниками» называются греческие купцы, торгующие в Киеве (Бутенко В.А. Краткий очерк... С. 6).

241 Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 137. Византия также предоставляла существенные таможенные льготы в обмен за оказанную ей военную помощь или другие значительные услуги: «пошлина устанавливалась при этом не на уровне десятины (10% от цены товара), октавы (12.5%) или додекатона (8.33%), а в размере 4%, 3% и 2%» (Там же. С. 134, 137).

242 См.: ПРП. М., 1952. Вып. 1. С. 64—66; Фроянов И.Я. Рабство и данничество... С. 309—323. По-видимому, сумма дани и число кораблей были преувеличены летописцем.

243 См. напр.: Покровский В. История... С. 565; Святловский В.В. Примитивно-торговое государство... С. 190. Несмотря на то что это мнение принадлежит к числу широко распространенных в отечественной историографии, в отдельных случаях подлинность положения договора 907 г. о праве русов беспошлинно торговать на рынках Константинополя ставится под сомнение. Р.Г. Скрынников даже называет его вставкой летописца XII в. (Скрынников Р.Г. Древняя Русь. Летописные мифы и действительность // ВИ. 1997. № 8. С. 12).

244 Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 148. Уплатив десятину на границе, импортер избавлялся от дальнейшей фискальной ответственности. Ему лишь надлежало предъявить сборщику на византийском рынке особый таможенный документ — квитанцию (аподиксис) (Там же).

245 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 90.

246 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 36.

247 Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 133, 144, 145, 150, 153.

248 См.: Фроянов И.Я. Рабство и данничество... С. 323—330.

249 Кулишер И.М. История... С. 18. Номисмы или солиды — золотые византийские монеты.

250 Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 106—107, 114—130. Пригород получил свое название от монастыря, основанного на северном берегу Золотого Рога в честь великомученика Маманда в начале V в. (Там же. С. 129—130).

251 Там же. С. 107, 117.

252 ПРП. Вып. 1. С. 32, 37, 43—44; История дипломатии. М., 1959. Т. 1. С. 124. В договоре 944 г. различаются три разряда гостей: «киевские», «черниговские» и «переяславльские». На этом основании П.П. Мельгунов делал вывод, что в середине X в. центрами русской торговли, ориентированными на Византию, были эти три города (Мельгунов П.П. Очерки... С. 9). Принципиально расходясь с этим мнением, Р.Г. Скрынников не только утверждает, что в 944 г. «послы от русских городов никак не могли предъявить грекам княжеские грамоты за отсутствием письменности, а послы от Переяславля вообще не имели возможности путешествовать куда бы то ни было, так как Переяславль еще не существовал», но и вообще ставит под сомнение историческую достоверность положений договора, закреплявших правовое положение русских в Константинополе. Он называет их вставками, которые могли появиться никак не ранее XI в. (Скрынников Р.Г. Древняя Русь... С. 11). Г.Г. Литаврин акцентирует внимание на том, что еще до принятия христианства на Руси существовала деловая славянская письменность. Он говорит о возможности как перевода договоров X в. на старославянский «одновременно с их заключением», так и составления самостоятельной (древнерусской) версии, затем сверенной с греческой (Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 129).

253 По мнению Г.Г. Литаврина, запрет зимовать в устье Днепра был продиктован опасениями со стороны византийцев конкуренции, которую русские рыбаки и добытчики соли могли составить херсонитам, если бы стали здесь постоянными поселенцами (Литаврин Г.Г. Древняя Русь, Болгария и Византия в IX—X вв. // История, культура, этнография и фольклор славянских народов. IX Международный съезд славистов. Киев, сентябрь 1983 г. Доклады советской делегации. М., 1983. С. 73).

254 Паволоки, вывозимые русами из Византии, были настолько ценным товаром, что ими (кусками шелковой ткани) определялась стоимость других товаров, например рабов. Из договора 944 г. следует, что стоимость паволоки составляла 5 номисм. Как правило, за одного раба давали четыре куска шелка или 20 золотых. Выкупная стоимость пленника (русина или гречина) составляла от 5 до 10 золотых монет в зависимости от возраста. За челядина, бежавшего из квартала св. Маманда, грекам надлежало уплатить две паволоки или 10 номисм — не рыночную, а «обменную», половинную цену для рабов, бежавших от хозяев (ПРП. Вып. 1. С. 32, 33, 38, 44, 45; Срезневский И.И. Словарь древнерусского языка. Репринтное издание. М., 1989. Т. 2, ч. 2. Стб. 855—856; Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 110, 133).

255 ПРП. Вып. 1. С. 32, 37. Златник — русское название номисмы.

256 Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 151—153.

257 ПРП. 1952. Вып. 1. С. 31, 37. Власти Византии опасались «появления у берегов империи (что, по всей вероятности, многократно имело место) "под прикрытием" торговых караванов неучтенных, "диких" ладей с искателями добычи, за которых правительство Руси не хотело нести ответственность» (Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 118).

258 Мельгунов П.П. Очерки... С. 28.

259 Сахаров А.Н. Дипломатия... С. 312.

260 Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 134—153. Тем не менее в литературе продолжает высказываться мнение, будто по договору 944 г., в отличие от договора 911 г., все торговые сделки русских в Константинополе «должны были облагаться пошлиной» (Петросян Ю.А. Русские на берегах Босфора. С. 52—53).

261 Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 37—39; Литаврин Г.Г. Древняя Русь... С. 66—67. Освобождение от уплаты пошлин рассматривалось византийцами как очень серьезная привилегия и предоставлялось либо за оказание значительных военных услуг империи, либо под давлением превосходящих военных сил. Венецианские купцы пользовались правом беспошлинной торговли в Византии лишь с 1082 г. до начала XIV в. (Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 134, 138).

262 Константин Багрянородный. Об управлении империей. Текст, перевод, комментарии / Под ред. Г.Г. Литаврина, А.П. Новосельцева. 2-е изд. М., 1991. С. 45—51, 291—332.

263 По всей видимости, русские суда X—XII вв., обеспечивавшие торговлю с Византией, не были «однодеревками». Монолитный ствол (по определению Константина — monoxila) служил лишь килевой частью или основанием, на котором из тяжелых дубовых досок возвышалась сама «моноксила» длиной 15—20 м. При этом большая торговая ладья, поднимая 20 человек экипажа, способна была перевозить груз массой более 2 т, а малая — более 1 т (Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 108—109).

264 См.: Литаврин Г.Г. 1) О юридическом статусе древних русов в Византии в X столетии: (Предварительные замечания) // Византийские очерки. М., 1991. С. 76—77; 2) Условия пребывания древних русов в Константинополе в X в. и их юридический статус // Византийский временник. М., 1993. Т. 54. С. 84—87; 3) Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 105—130. Первоначально Г.Г. Литаврин придерживался общепринятой точки зрения (см.: Литаврин Г.Г. Древняя Русь... С. 62—76).

265 Русско-печенежская конфронтация началась после 915 г., когда печенеги впервые явились на Русь. Совершая мелкие грабительские набеги, степняки причиняли всяческий ущерб местному населению, уводили в рабство женщин и детей. В 968 г. огромная печенежская рать пришла к самому Киеву и окружила город. С этого времени вторжения кочевников в пределы Киевской земли приобрели регулярный разрушительный характер, достигнув своего предела в конце X — начале XI в. Так продолжалось до 1036 г., когда степняки потерпели сокрушительное поражение под стенами Киева (см.: Фроянов И.Я. Рабство и данничестве... С. 202—215).

266 Брим В.А. Путь из варяг в греки. С. 246.

267 Литаврин Г.Г. Древняя Русь... С. 73.

268 Там же. С. 72—73.

269 Там же. С. 63—67; Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 143. По предположению Г.Г. Литаврина, за летний сезон двумя флотилиями в Византию прибывало 1000—1500 чел. Из них лишь третья часть проживала в квартале св. Маманда, где могли одновременно размещаться несколько сот человек (Там же. С. 107, 115, 118—120).

270 Гавань св. Маманда была императорской (казенной), и поэтому русам ничего не надо было платить за стоянку своих ладей (Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 128).

271 Там же. С. 119—120, 128. Говоря о том, что торговля привозными товарами — мехами, рыбой, кожей, льном, рабами — подвергалась строжайшей регламентации и носила оптовый характер, Г.Г. Литаврин ранее подчеркивал, что их закупка производилась византийскими торговыми корпорациями «не на самом рынке в столице, а прямо в тех помещениях, где размещали иноземных торговцев» (Литаврин Г.Г. Древняя Русь... С. 66).

212 Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 124, 127. В X в. иностранцы не могли останавливаться в Константинополе на срок более трех месяцев. Нарушителей «ожидали конфискация, избиение, позорящая стрижка волос; не проданный за три месяца товар мог быть насильственно распродан властями, а его хозяин выслан из города» (Там же. С. 122—123).

273 Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 36.

274 Кулишер И.М. История... С. 27; Гагемейстер Ю.А. О финансах древней России. СПб., 1833. С. 207. Напротив, П.П. Мельгунов утверждал, что греческие купцы часто приезжали в Киев и гостили там, занимаясь распродажей своих товаров (Мельгунов П.Л. Очерки... С. 38).

275 Соловьев С.М. Соч. Кн. 2. С. 41. Впрочем, С.М. Соловьев писал и о том, что русские князья с многочисленными дружинами выходили навстречу к греческим купцам и провожали их до Киева, оберегая от степняков (Там же. Кн. 1. С. 507—508, 647—648).

276 Ключевский В.О. Соч. Т. 1. С. 168.

277 Возражая норманнистам — сторонникам норманской теории, Б.А. Рыбаков обращал внимание на то, что автор Повести временных лет прочертил торговый путь только в одном направлении: из Византии через всю Русь на север, к шведам. Поэтому он выступает за присвоение Днепровскому пути нового названия: «из грек в варяги». В.П. Даркевич указывает, что поставщиками на Русь византийских товаров выступали Херсонес и до XII в. Тмутаракань. При этом Херсонес сносился с Киевом не только обычным «греческим путем», но и степью, через Перекоп и вверх по Днепру (Рыбаков Б.А. Киевская Русь... С. 294; Даркевич В.П. Международные связи. С. 395).

278 См.: Курбатов Г.Л. Византия и Русь в IX—X вв. // Славяно-русские древности. Л., 1988. Вып. 1. С. 214—223.

279 Там же. С. 226.

280 Святловский В.В. Примитивно-торговое государство... С. 187—188; Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 37;Даркевич В.П. Международные связи. С. 394; Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 144. Византийцев, осмелившихся нарушать установленные правила торговли, ожидало суровое наказание (Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 37).

281 Курбатов Г.Л. Византия и Русь... С. 226; Сахаров А.Н. Русско-византийский договор 907 г.: Реальность или вымысел летописца? // ВИ. 1978. № 2. С. 112.

282 Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 40—43; Литаврин Г.Г. Древняя Русь... С. 65.

283 Петросян Ю.А. Русские на берегах Босфора. С. 45.

284 Святловский В.В. Примитивно-торговое государство... С. 190—191; Курбатов Г.Л. Византия и Русь... С. 227—229.

285 Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 39, 42; Литаврин Г.Г. Древняя Русь... С. 64.

286 Рыбаков Б.А. Ремесло... С. 474.

287 Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 36; Даркевич В.П. Международные связи. С. 395; Литаврин Г.Г. 1) Древняя Русь... С. 64, 66; 2) Византия, Болгария, Древняя Русь... С. 110—113.

288 См.: Гагемейстер Ю.А. О финансах... С. 207; Аристов Н. Промышленность... С. 154—156, 184, 185; Энгельман И. История торговли... С. 117; Покровский В. История... С. 563; Мельгунов П.П. Очерки... С. 41—43; Святловский В.В. Примитивно-торговое государство... С. 185—188; Хромов П.А. Очерки экономики... С. 228—229; Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 35; Новосельцев А.П., Пашуто В.Т. Внешняя торговля Древней Руси... С. 85; Даркевич В.П. Международные связи. С. 393—395; Древняя Русь. Быт и культура. С. 36—37; Riasanovsky N.V. A History of Russia. P. 47 и др. Еще до новой эры греки продавали в Скифию «текстиль, вино, оливковое масло и различные предметы искусства и роскоши». В первые века новой эры греческие города в Северном Причерноморье не утратили своей роли связующего звена в торговле стран Средиземноморского бассейна с Евразией. В этом смысле они были предшественниками генуэзских и венецианских городов на Черном море, игравших ту же роль в XIII—XV вв. Боспорское же царство на Керченском проливе, просуществовавшее до VI в. н. э., «было предшественником русского владычества в Тьмутаракани с IX по XI столетие н.э.» (см.: Вернадский Г.В. История России. Древняя Русь. С. 75—77).

289 Рыбина Е.А. Археологические очерки... С. 27—29; Даркевич В.П. Международные связи. С. 394; Древняя Русь. Быт и культура. С. 33—36; Латышева Г.П. Торговые связи Москвы в XII—XIV вв. (по материалам археологических раскопок 1959—1960 гг. в Московском Кремле) // Древности Московского Кремля / Отв. ред. Н.Н. Воронин, М.Г. Рабиновичам., 1971. С. 217—220.

290 Даркевич В.П. Международные связи. С. 399. Долгое время в литературе господствовало представление, что импортные товары оседали исключительно в городах и усадьбах «и дальше феодальной верхушки общества не шли» (см.: Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути. С. 316, 326).

291 См.: Погодин М.И. Исследования... Т. 3. С. 261; Довнар-Запольский М.В. История... Т. 1. С. 111; Любавский М.К. Лекции... С. 114; Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. М., 1991. С. 42; Бутенко В.А. Краткий очерк... С. 9; Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути. С. 318; Литаврин Г.Г., Янин В.Л. Некоторые проблемы... С. 42; Седов В.В. Путь «из варяг в греки». С. 136.

292 Ключевский В.О. Краткое пособие... С. 52.

293 Соловьев С.М. Соч. Кн. 1. С. 507—509, 647—648.

294 Ключевский В.О. Краткое пособие... С. 52.

295 Соловьев С.М. Соч. Кн. 2. С. 541. П.П. Мельгунов тоже отмечал, что по причине половецких нападений страна приходила в «крайнее разорение», а народ из опустошенных городов и сел вынужденно уходил «с блаженного юга <...> на далекий, негостеприимный север» (Мельгунов П.П. Очерки... С. 55).

296 См.: Довнар-Запольский М.В. История... Т. 1. С. 112; Пушкарев С.Г. Обзор... С. 43; Хромов П.А. Очерки... С. 230.

297 Святловский В.В. Примитивно-торговое государство... С. 296—297.

298 Пушкарев С.Г. Обзор... С. 43—44. В одной из своих работ Б.А. Рыбаков настаивал на том, что «вплоть до самых крестовых походов (1096—1270 гг. — М.Ш.) Киев не утратил своего значения важного торгового центра Европы» (Рыбаков Б.А. Киевская Русь... С. 330).

299 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 237, 368.

300 Потин В.М. 1) Причины... С. 86; 2) Древняя Русь... С. 74.

301 Рыбаков Б.А. Торговля и торговые пути. С. 318; Хромов П.А. Очерки экономики... С. 230. Действительно, в 1204 г. участники четвертого крестового похода, захватив Константинополь, превратили его в столицу Латинской империи (1204—1261). Однако вряд ли можно согласиться с тем, что это «прервало все торговые и культурные связи Киева с Константинополем» (см.: Пушкарев С.Г. Обзор... С. 44).

302 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 131.

303 Энгельман И. История торговли... С. 118.

304 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 13. «Сухопутная торговля с Богемией и центральной Германией через Галич частично возместила византийскую торговлю в киевской экономике двенадцатого и начала тринадцатого веков. Теперь другие региональные центры и торговые пути вышли на передний план: в Смоленске и Новгороде процветала балтийская торговля; Рязань и Суздаль пытались расширить свою торговлю с Востоком через посредничество волжских булгар и половцев» (Там же. С. 237).

305 См.: Ключевский В.О. Краткое пособие... С. 50—51.

306 Фроянов И.Я. Киевская Русь. Очерки социально-экономической истории. С. 158.

307 Аристов Н. Промышленность... С. 253.

308 Ключевский В.О. Краткое пособие... С. 59.

309 См.: Пушкарев С.Г. Обзор... С. 42.

310 См.: Даркевич В.П. Международные связи. С. 391.

311 Там же. С. 394.

312 Михайлов М.М. Торговое право: Лекции. СПб., 1860. Вып. 1. С. 35, 40, 48, 49; Никольский С. О внешних таможенных пошлинах. М., 1865 С. 45; Энгельман И. История торговли... С. 97—98, 116—120, 271; Довнар-Запольский М.В. История... Т. 1. С. 109—110; Мельгунов П.П. Очерки... С. 48; Пресняков А.Е. Лекции по русской истории. Киевская Русь. Т. 1. С. 147. Начиная с VII в. византийцы избегали активного участия в международной торговле. С конца X в. их посредническая роль в торговле с Западом перешла к городам Италии (Курбатов Г.Л. Византия и Русь... С. 214—215).

313 Михайлов М.М. Торговое право... С. 40; Энгельман И. История торговли... С. 121; Мельгунов П.П. Очерки... С. 48—49; Бутенко В.А. Краткий очерк... С. 20. Венецианцы проявили себя деятельными участниками крестовых походов и были причастны к созданию Латинской империи. За это они получили право жить в Константинополе и имели беспошлинную торговлю в Черном море, вытеснив оттуда генуэзцев и других конкурентов. Затем ситуация переменилась: в 1261 г. генуэзцы помогли грекам восстановить византийскую государственность, что позволило им не только укрепиться в Константинополе, но и установить свое господство в Черном и Азовском морях (Энгельман И. История торговли... С. 98, 116, 120—122; Мельгунов П.П. Очерки... С. 127).

314 Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. С. 368.

315 Новосельцев А.П., Пашуто В.Т. Внешняя торговля Древней Руси... С. 107—108.

316 Семенов А. Изучение исторических сведений о российской внешней торговле и промышленности с половины XVII-го столетия по 1858 год. СПб., 1859. Ч. 3. С. 10.

317 Гагемейстер Ю.А. О финансах... С. 211; Бутенко В.А. Краткий очерк... С. 20.

318 Толочко П.П. Южная Русь: некоторые проблемы и перспективы историко-археологического изучения // Славяно-русские древности. Л., 1988. Вып. 1. С. 193.

319 См.: Куза А.В. Древнерусские города // Древняя Русь. Город, замок, село / Отв. ред. Б.А. Колчин. М., 1985. С. 65.

<<   [1] ... [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне