ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

В 1229 г. был подписан важный торговый договор между смоленским князем Мстиславом Давидовичем, с одной стороны, и целым рядом ливонских, северогерманских и фризских городов (в их числе Рига, Любек, Сеет, Мюнстер, Гронинген, Дортмунд и Бремен) — с другой. Этот договор обеспечивал свободу торговли для русских купцов в городах Германии, а для немецких — в Смоленске, Витебске и Полоцке. (Это выражалось словами «а рубежа не деяти», «не бороните», «а путь им чист» и др.) Плавание по Западной Двине признавалось свободным для всех участников договора. Каждая из сторон обязалась защищать иностранных купцов, удовлетворяя их долговые претензии раньше, чем претензии своих соотечественников. Договор также включал целый ряд статей, направленных на своевременную и организованную доставку немецких товаров от границы до Смоленска. Так, смоленский тиун обязан был обеспечить их перемещение через волок, соединявший Западную Двину с Днепром.

Общее право беспрепятственного приезда было сопряжено с правом беспошлинного приезда купцов со своим товаром. («Всякому латинсскому ч[е]л[о]в[е]коу свободен путе из Гочкого берега до Смоленска без мыта; тая правда иесть Роуси из Смольнеска до Гочкого берега».)57 Впрочем, И.М. Кулишер настаивал, что на волоке уплачивался «известный сбор в обычном размере, а не только плата за транспорт товаров. В договоре 1229 г. (ст. 35) этому соответствует обязанность гостей уплатить тиуну на Волоке рукавицы <...> "ажбы товар перевьзл без держания"».58 Более того, по приезде в город купцы обязаны были поднести княгине кусок сукна («дати им княгине постав частины»). Следовательно, таможенные платежи взимались не только проезжей пошлиной на волоке, но и в виде сбора при въезде в сам город.59

Договор 1229 г. дошел до нас в шести списках. Ставший правовой основой торговли западнорусских городов с Ганзой в XIII—XIV вв., он почти не содержал статей, отступавших от паритетных начал и взаимных выгод русских и немцев, и тот факт, что в основу договора была положена Русская Правда, говорит о приемлемости юридической основы русского права для обеих договаривающихся сторон.60 И.М. Кулишер тем не менее выражал сомнение относительно значительности торговли, «производимой за пределами Руси жителями Смоленска, как и Полоцка и Витебска».61 По мнению же Н.Н. Усачева, договор 1229 г. отражал «живую потребность обеих сторон, реальную практику их торговой жизни», в 1264—1265 гг. витебский князь Изяслав требовал свободы поездок для своих купцов в немецкие земли без «рубежа».62

Немцы привозили в Смоленск товары обрабатывающей промышленности (сукно разных сортов, чулки, шпоры, перстни и браслеты из особого стекла, мечи и др.) и продовольствие (имбирь, засахаренный горошек, миндаль, копченую семгу, треску, вино, соль и др.), а вывозили в основном сырье и сельскохозяйственные товары (меха, воск, мед, кожи, рожь, крупный рогатый скот и др.). Бывая в Смоленске, они имели право вступать в торговые отношения не только с местными купцами, но также с полоцкими и витебскими. Характер их торговли жестко не регламентировался: она могла быть как оптовой, так и розничной. Сделки по продаже привозных товаров производились на Немецком дворе. Отметим, что купленный, а тем более отпущенный со двора товар возврату не подлежал.63

При покупке и взвешивании на городских весах определенных товаров немцы обязаны были платить «весчую» пошлину: с воска («от двою капию въску весцю коуна смольнеская»);64 с золота («коупить латинескыи гривноу золъта, дасть весити, дати емоу весце ногата смольнеская»); с серебра в гривнах («аже латинеский коупит гривну серебра, дати емоу вьсцю две векши»); с серебра в изделиях («от гривны серебра по ногате смоленскои»); с серебра, которое шло в переплав («от гривны серебра коуна смоленская»). Как можно заметить, с гривны серебра в слитках положено было взимать в меньшем размере, чем с гривны золота и серебра в изделиях. (В случае продажи привозного золота и серебра немцы избавлялись от уплаты весчего.) Позже, около 1300 г., было заключено специальное соглашение относительно весов и весового сбора, где уже речь шла о воске, олове, меди, хмеле.65

Несмотря на гарантии свободного пути по Двине, этот торговый маршрут был далеко не безопасен, так как, «с одной стороны, Полоцк задерживал купцов, едущих в Витебск и Смоленск, желая, чтобы они останавливались в его стенах и здесь продавали товары местным жителям (штапельное право), а с другой стороны, Ливонский орден препятствовал проходу судов, захватывал корабельщиков в Дюнамюнде (Усть-Двинске), литовцы совершали нападения на суда на Волоке», почему договор и предусматривал незамедлительную транспортировку товаров в этом месте, без задержки.66 В 1270 г. орденские власти объявили закрытым путь по Западной Двине из-за якобы постоянно совершавшихся ограблений немецких купцов русскими. Под тем же предлогом в 1277 г. Орден попытался ограничить торговлю немцев пределами Ливонии, запретив им посещать русские рынки. Одновременно усиливалось давление Орды на Смоленск, что тоже создавало затруднения в торговле. В связи с изменившимися условиями витебский князь Михаил Константинович в конце XIII в. запретил немцам торговать в своем княжестве с приезжими купцами.67 (Впоследствии по тому же сценарию действовали и литовские власти. В 1405 г. они запретили немецким купцам в Полоцке торговать с новгородцами и москвичами помимо полочан: «...занеже нас новъгородци не пустят у немечькии двор торговати без своего новьгородца <...> занеже на нас москвичи тамьгу емлют».)68

В 1284 г. отношения смолян и немцев возобновились на основе договора 1229 г. («а вашомоу гостеви семо боуди поуть чист, а нашомоу гостеви боуди к вам поуть чист; а роубежа не деяти, ни нам в себе в Смоленьске, ни вам в себе в Ризе и на Гоцькомь березе коупьцом»). Правительства обоих городов также условились не препятствовать взаимной торговле, даже если бы между смоленским князем и епископом или магистром случились какие-нибудь неприятности. В дальнейшем смоленский князь продолжал называть магистра братом и обещал блюсти немцев в своих владениях, как своих смолян, а рижское правительство принимало на себя обязательство поступать точно так же у себя со смолянами. Не нарушалось и право транзитного перемещения товаров через Смоленскую землю, что открывало перед купечеством северогерманских городов возможность приезда в Суздаль и Москву в XIII—XV вв.69

Во второй половине XIV в. Смоленск стал подпадать под влияние Литвы, а постоянные войны с немцами подорвали его торговлю. В 1395 г. город был завоеван литовским великим князем Витовтом. С этого времени его торговля с Ригой, Готским берегом и северогерманскими городами определялась уже в соответствии с договорами и грамотами литовских князей. Несмотря на то что Смоленск продолжал играть важную роль в торговом обмене Москвы с Литовским княжеством, его посредническое участие сдерживалось тем обстоятельством, что литовское правительство препятствовало вывозу в Северо-Восточную Русь некоторых товаров, исходя, видимо, из военно-политических соображений. Гедиминовичи также затрудняли транзитное перемещение польских и немецких товаров через свою землю на Восток, применяя «штапельное», или складочное, право во Владимире-Волынском, Луцке, Львове, Полоцке. Притесняя русских купцов, литовские таможенники — «мытники (обыкновенно евреи) — увеличивали пошлину вопреки договорам». Добиваясь отмены подобных ограничений, московскому правительству приходилось прибегать к чрезвычайным мерам. В частности, стремясь обеспечить у себя производство пороха, оно установило, чтобы нужный Европе воск сбывался за границу не иначе как в обмен на привозную селитру.70

Тесные торговые контакты с немецкими городами поддерживал и Полоцк.71 Уже в XII в. немецкие купцы торговали на Западной Двине по взаимному соглашению с полоцкими князьями, которые «взимали контрибуцию с ливонских и леттских племен и осуществляли верховную власть».72 В 1210 г. полочане заключили договор с Ригой, а в 1264—1265 гг. еще два договора с Ригой, Готским берегом и Любеком, которыми подтверждались взаимные торговые обязательства, принятые сторонами в 1229 г.73 В марте 1399 г. великий князь литовский Витовт разрешил рижанам свободно торговать в Полоцке «без рубежа». Однако вскоре отношения с немцами расстроились из-за того, что те отказывались продавать свои товары в кредит. В свою очередь Витовт известил Рижский городской совет о своем намерении издать указ, «чтобы ни один гость не ездил бы <...> далее Полоцка, а какой бы товар не привез, не продавал бы нигде, кроме как там». Одновременно он не прекращал усилий по возобновлению полномасштабной торговли Полоцка и Риги.74

2 июля 1406 г. полочане заключили новый договор с рижанами о преодолении былой вражды и свободной торговле. Стороны обязались не только не чинить никаких препятствий гостям в перемещении и продаже товаров, но и защищать их в своих городах; полочане получили право свободного перемещения по территории Ливонского ордена сухим путем и водою, то же право получили и рижане в литовских землях; одновременно запрещалась розничная торговля полочан в Риге, а рижан в Полоцке; если полочанин совершал какое-нибудь преступление в Риге, то его надлежало отсылать для суда в Полоцк, и наоборот. Стороны также договорились о мерах веса в Полоцке и Риге, об обязательной присяге весцов, «что они будут правильно вешать и той и другой стороне» (взвешивая, весцы должны были отойти назад и отвести руки от весов), и о том, чтобы весчую пошлину в Риге на полочанах и в Полоцке на рижанах взимать в одинаковом размере. При ссоре истцу надлежало «придерживаться истца», и никто другой не имел права «вмешиваться в это дело или быть из-за него задержанным». В случае конфликта между Литвой и Ливонским орденом «купцы должны (были. — М.Ш.) оставаться не замешанными в это». Они могли направляться со своим товаром куда хотят «без всяких задержек и помех».75

Под Ригой существовал поселок русских купцов. Некоторые из них проживали в городе постоянно, обладая недвижимостью, которой могли обеспечивать свои займы. Отдельные русские купцы поддерживали настолько тесные связи с немцами, что ручались за их долги, сделанные у немцев же. Известны примеры, когда немцы и русские становились участниками совместных торговых товариществ или же владели общей недвижимостью.76 «Торговые дела, — отмечает немецкий автор Эдгар Хёш, — вынуждали русских людей селиться в Риге, к большому неудовольствию Папы, который хотел в письме от 8 февраля 1222 г. отказать "схизматикам" по крайней мере в демонстративном осуществлении особых церковных обычаев».77

В XIII в. большое торговое значение приобрел г. Псков. Здесь начинались важные в торговом отношении пути, которые вели к Ивангороду, Риге и в Литву. Представляя собой сильную крепость на рубеже русских владений, Псков в течение трех веков вел упорную борьбу с немцами и литовцами, защищая западные рубежи Новгородской земли. Население города быстро росло, и в XIV в. он уже не уступал Новгороду ни в размерах, ни по числу жителей. В 1348 г. Псков добился полной независимости и был признан «младшим братом» Новгорода. Здесь располагалась немецкая контора, подчинявшаяся двору св. Петра в Новгороде. Из торговых иноземцев в городе проживало особенно много ливонцев, скупавших у русских воск и мед и через Ригу снабжавших ими всю Западную Европу.78

В силу ряда причин Псков дольше сохранял свою независимость, чем Новгород. Лишь в 1510 г. он был подчинен Москве. Падение веча в Пскове сопровождалось переселением многих местных купеческих фамилий в Москву и введением московских таможенных порядков. Тем не менее в XVI в. Псков не утратил своего внешнеторгового значения. Из Москвы сюда шел Новгородский (Балтийский) торговый путь, проходивший через Тверь, Торжок, Вышний Волочек, Валдай и Новгород.

С начала XIV в. наметилось оживление торговых сношений Руси с Византией (с 1453 г. — с Турцией). Черноморская торговля производилась в основном через Кафу (Феодосию) и Солдайю (Сурож, Судак) — опорные пункты Генуи и Венеции в Тавриде (Крыму). Именно там пересекались маршруты византийских купцов с русскими, которые стремились в Синоп и далее в Константинополь, где существовала постоянная русская колония: первые привозили шерстяные, бумажные и шелковые ткани, металлические и стеклянные изделия, пряности и т. д., вторые — преимущественно дорогие меха, а также лес, кожи, мед, воск, моржовый клык и т. д.79

Важнейшей торговой артерией, соединявшей в XIII—XV вв. Москву с южным берегом Крыма, являлся Черноморско-Донской путь. Он шел через Коломну, Переяславль-Рязанский (Рязань), Дубок (стоял в верховьях р. Дон), затем по Дону до Таны (Азова), где существовала международная ярмарка, далее по Азовскому и Черному морям к Сурожу, минуя Кафу.80

<<   [1] ... [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне