ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Другой торговый путь в Крым начинался в Вязьме, шел по Днепру до Киева, а затем продолжался степью до Кафы. По наблюдению Рубрука, уже в середине XIII в. купцы со всей Руси приезжали в Крым за солью и с каждой нагруженной телеги давали татарам два куска бумажной ткани пошлины.81

Еще один торговый путь из Руси в Византию пролегал через Килию — порт в Килийском гирле Дуная (северный, наиболее многоводный рукав дельты реки), и Белгород (в XIV в. генуэзская колония Монкастро, в XV в. молдавское укрепление Четатя-Алба, с 1484 г. турецкая крепость Аккерман), расположенный в Днестровском лимане Черного моря. Первостепенное значение этот путь имел для купцов из Новгорода, Твери, Смоленска. Пользовались им и московские гости.82

Значение черноморских и азовских гаваней для торговли стран Средиземноморья с Восточной Европой и Средней Азией раньше других сумели оценить генуэзцы (фряги), укрепившиеся в Кафе (1289—1475) и некоторых других городах на южном берегу Крыма еще в XIII в. Венецианские купцы смогли составить им конкуренцию в этом отношении лишь в XIV в.83

В Кафе генуэзцы обязаны были платить татарам дань в размере 3% с продажи своих товаров, за чем наблюдал особый татарский чиновник. Для управления Кафой Генуя ежегодно назначала консула, который «пользовался большою властью и носил громкий титул верховного консула Хазарской империи всего Черного моря; в его руках была печать, которую он прикладывал ко всем бумагам <...> Порядок, господствовавший в Кафе, был так привлекателен, что даже татары в своих спорах обращались к итальянцам и просили третейского суда <...> все это придавало Кафе твердое политическое устройство...».84

Тана выступала не только в роли перевалочного пункта на пути в Византию. От нее начинался торговый путь в Поволжье (в Астрахани находился складочный пункт товаров), Среднюю Азию и даже Китай.85 В 1316—1332 гг. здесь осели генуэзцы. Однако затем их потеснили венецианцы, которым в 1333 г. удалось получить от хана Узбека грамоту на беспошлинную торговлю драгоценными камнями, жемчугом, золотом, серебром и т. д. Все дела в Тане разрешались венецианским консулом, татарским представителем и таможенниками. В 1344 г. город перешел под власть Орды. В середине XIV в. в соперничестве с венецианцами, византийцами и татарами генуэзцы вновь доказали свое военное превосходство на море и на суше. Они вернулись в Тану, где оставались вплоть до захвата города войсками Тамерлана (1394). Торговля и таможенное дело были вновь поставлены под контроль ордынской администрации. В Тане находился татарский начальник — дарога, присутствовавший при таможенном сборе. В 1471 г. на месте итальянской фактории возникла турецкая крепость Азак.86

Особую роль в русско-византийской торговле играл Сурож, который до 60-х гг. XIV в. посещался русскими купцами чаще, чем Кафа. На это были свои причины: 1) отсюда было ближе всего до Синопа, к которому от берегов Крыма шло мощное течение; 2) долгое время в городе преобладал греческий элемент, благоволивший русским купцам; 3) сурожские итальянцы, наряду с греками исполнявшие городские должности, первоначально были венецианцами, обосновавшимися здесь в 1287 г., и русские относились к ним с большей симпатией, чем к генуэзцам, под власть которых город перешел в 1365 г.87 «Захват Судака генуэзцами, — отмечает М.Н. Тихомиров, — тяжело отразился на русской торговле в этом городе, которая начинает теперь идти через Тану и Белгород».88 Представляется также, что с этого времени черноморская торговля русских княжеств перемещалась в Кафу, которая в XIV в. «могла выставить 630 кораблей, не считая кораблей мелких и кораблей, принадлежавших частным лицам».89

В XIV—XV вв. Кафа, куда съезжались купцы татарские, русские, молдавские, валашские, болгарские, сделалась крупнейшим центром работорговли и главным складочным местом европейских товаров. «Роль Кафы, — отмечают А.Г. Еманов и А.И. Попов, — особенно повышалась в годы закрытия Таны, вызывавшегося итальянско-татарскими и генуэзско-венецианскими противоречиями (1343—1348, 1355—1358, 1381—1382, 1387 гг.). В эти годы кафинские власти, опираясь на свой военный флот и гарнизон в Воспоро (Керчь), получали возможность исключительного контроля за плаваниями в Азовское море».90 Генуэзцы и венецианцы привозили сюда различные сукна (преимущественно красные и яркие), полотно, готовое платье, посуду, металлические и стеклянные изделия, драгоценные металлы и изделия из них, зеркала, писчую бумагу, фрукты, вина (миланские, неаполитанские, апулийские, анкорские). Из Византии, Малой Азии, Ирана и Сирии в Кафу поставлялись ковры, шелковые ткани (камка, тафта), шерстяные и бумажные ткани (зуфь, киндяк, епанча, бязь), хлопок, тесьма, москательные и бакалейные товары (сахар, мыло, перец, ладан, амбра), жемчуг, драгоценные камни и т. д.91 Сама Кафа во второй половине XV в. сделалась крупным производителем парчи, ювелирных изделий и вина.92

В итальянских городах Причерноморья существовали русские колонии. В свою очередь итальянцы уже в первой половине XIV в. появились в Москве и на Севере России, пополняя ряды московской знати и высшего разряда купечества — «гостей-сурожан».93

Захват турками многочисленных итальянских колоний в третьей четверти XV в., включая Кафу в 1475 г., нанес сокрушительный удар по черноморской торговле Венеции и Генуи. Прекратились прямые русско-итальянские связи в Крыму. Торговля по Черноморско-Донскому пути продолжалась, но ее условия становились все менее благоприятными. В частности, участились грабежи и насилия, нередко совершавшиеся с ведома крымского хана. В Кафе, Азове, Перекопе, Очакове местные таможенники чинили вопиющий произвол. Русских гостей в турецких владениях заставляли выполнять работы по укреплению Азова. В случае смерти купца его товар подвергался конфискации и т. д. Все это вынуждало Москву вести длительные переговоры с турецким султаном о положении русских купцов в Кафе.94

Лишь в самом конце XV в. сторонам удалось договориться об условиях взаимного торгового обмена. Султан заверил Ивана III, что не допустит в Кафе, Азове и других своих владениях произвола и насилия по отношению к русским купцам, принудительного занижения стоимости привозных товаров, конфискации имущества умерших купцов (турецкая сторона гарантировала возврат имущества родственникам усопшего). В свою очередь государь всея Руси разрешил подданным султана приезжать в Русскую землю и свободно торговать с уплатой обычных пошлин: «...ино им от наших пошлинников и от наших людей никоторая сила не будет, опроче пошлин на правде; где которая будет пошлина, тут то и заплатят».95

Примечания

1 Как полагает Ю.В. Кривошеев, такой подход отражает точку зрения Г.В. Вернадского, Л.Н. Гумилева и других «евразийцев». В большинстве же своем отечественные историки «считали и считают, что Русь, как территория и общество, не стала территорией "Джучиева улуса"» (см.: Кривошеев Ю.В. Русь и монголы: Исследование по истории Северо-Восточной Руси XII—XIV вв. / Отв. ред. И.Я. Фроянов. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 2003. С. 116—117, 246—249). Так, в новейшем исследовании А.А. Горского говорится, что «Северо-Восточная Русь сосуществовала с Ордой — государством, в зависимости от которого находились с середины XIII в. русские земли» (Горский А.А. Москва и Орда. М., 2000. С. 3).

2 Подробнее о спорных вопросах, касающихся содержания и форм даннической зависимости, см.: Кривошеев Ю.В. Русь и монголы. С. 169—252.

3 О научных результатах изучения ханских ярлыков см.: Усманов М.А. Жалованные грамоты Джучиева улуса XIV—XVI вв. Казань, 1979. С. 73; Каштанов С.М. Из истории русского средневекового источника. Акты X—XIV вв. М., 1996. С. 81—82; Кривошеев Ю.В. Русь и монголы. С. 300—310.

4 Не оспаривая того факта, что городские вечевые собрания XIII—XV вв. порой оказывали сильное влияние на политический процесс, и даже допуская, что князья не вели целенаправленной борьбы против вечевых институтов, нам не представляется убедительной попытка Ю.В. Кривошеева доказать, что на всем протяжении этого периода в государственном устройстве Северо-Восточной Руси фактически сохранялись и система городов-государств, и вечевая организация, продолжавшая действовать в прежнем режиме как властная организация (орган) всего народа (см.: Кривошеев Ю.В. 1) Становление Великорусской государственности // История России. Народ и власть. СПб., 1997. С. 176—182; 2) Русь и монголы. С. 354—401).

5 Ключевский В.О. Краткое пособие по русской истории. М., 1906. С. 61.

6 Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. М., 1987. Т. 1. С. 357; Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. М., 1993, С. 139.

7 Платонов С.Ф. Лекции... С. 139—141.

8 Там же. С. 142—144; Ключевский В.О. Соч. Т. 1. С. 357.

9 Платонов С.Ф. Лекции... С. 145.

10 Там же. С. 140.

11 Там же. С. 136.

12 Лимонов Ю.А. Из истории восточной торговли Владимиро-Суздальского княжества // Международные связи России до XVII в.: Сб. статей / Под ред. А.А. Зимина, В.Т. Пашуто. М., 1961. С. 63; Даркевич В.П. Международные связи // Древняя Русь. Город, замок, село / Отв. ред. Б.А. Колчин. М., 1985. С. 399.

13 По предположению М.Н. Тихомирова, слово «бессерменин» в русских источниках XIII—XV вв. имеет два значения: 1) обозначает мусульманина или иноверца вообще; 2) служит названием определенного народа, именно камских булгар (Тихомиров М.Н. Бессермены в русских источниках // Исследования по отечественному источниковедению: Сб. статей / Отв. ред. Н.Е. Носов. М.; Л., 1964. С. 55). Прямые торговые связи мусульманских купцов-ростовщиков с монголами сложились еще в первой четверти XIII в. Известно также, что они пользовались личным покровительством Чингисхана (Якубовский А.Ю. Феодальное общество Средней Азии и его торговля с Восточной Европой в X—XV вв. // Материалы по истории Узбекской, Таджикской и Туркменской ССР. Л., 1932. Ч. 1. С. 38—42).

14 Вернадский Г.В. История России. Монголы и Русь. Тверь, 1997. С. 219.

15 См.: Кривошеев Ю.В. Русь и монголы. С. 206—211, 236. Впрочем, как полагает сам Ю.В. Кривошеев, «уже в начале 60-х годов, — после крупных выступлений горожан на Северо-Востоке Руси — от тотального откупничества ордынцы были вынуждены отказаться» (Там же. С. 225).

16 Вернадский Г.В. История России. Монголы и Русь. С. 222—223.

17 Насонов А.Н. Монголы и Русь (История татарской политики на Руси). М.; Л., 1940. С. 109, 111, 151; Павлов П.Н. К вопросу о русской дани в Золотую Орду // Учен. зап. Красноярского гос. пед. ин-та. Сер. историко-филологическая. 1958. Т. 13, вып. 2. С. 80—82; Зимин А.А. Народные движения 20-х годов XIV века и ликвидация системы баскачества в Северо-Восточной Руси // ИАН СССР. Сер. истории и философии. 1952. Т. 9. № 1. С. 65. Солидаризуясь с С.М. Соловьевым, Б.Д. Грековым и А.Ю. Якубовским, Ю.В. Кривошеев считает, что имеются все основания вернуться к тому факту, что институт баскачества существовал в Северо-Восточной Руси до начала XIV в., а не до 1320-х гг. (Кривошеев Ю.В. Русь и монголы. С. 232—235).

18 Беляев И.Д. Лекции по истории русского законодательства. М., 1879. С. 271; Насонов А.Н. Монголы и Русь... С. 103—105; Вернадский Г.В. История России. Монголы и Русь. С. 203—205; Козлов С.А., Дмитриева З.В. Налоги в России до XIX в. СПб., 1999. С. 13.

19 Насонов А.Н. Монголы и Русь... С. 135, 140.

20 Павлов П.Н. К вопросу о русской дани... С. 109.

21 Горский А.А. Москва и Орда. С. 189.

22 Григорьев В. О достоверности ярлыков, данных ханами Золотой Орды русскому духовенству. М., 1842.

23 Там же. С. 126—127.

24 Ключевский В.О. Краткое пособие... С. 86.

25 Платонов С.Ф. Учебник русской истории. М., 1992. С. 112.

26 Соловьев С.М. Соч.: В 18 кн. / Отв. ред. И.Д. Ковальченко, С.С. Дмитриев. М., 1988. Кн. 2. С. 541—542.

27 Вернадский Г.В. История России. Монголы и Русь. С. 217.

28 Козловский И. Краткий очерк истории русской торговли. Киев, 1898. Вып. 1. С. 16—17; Покровский В. История торговли в России // Энциклопедический словарь Ф. Брокгауза и И. Ефрона. СПб., 1901. Т. 33А. С. 566—567; Мельгунов П.П. Очерки по истории русской торговли IX—XVIII вв. М., 1905. С. 123—126; Бутенко В.А. Краткий очерк истории русской торговли. М., 1910. С. 14.

29 Сарай-Бату находился в дельте Волги, около современной Астрахани, а Сарай-Берке — возле г. Ленинск (Волгоградская обл.). Согласно описанию Ибн Батуты, который посетил владения хана Узбека около 1333 г., Сарай-Берке был большим и красивым городом «с широкими улицами и прекрасными рынками. В нем жило шесть "народов": монголы, аланы, кипчаки, черкесы, русские и греки — и у каждого был в городе свой район. Для защиты себя и своих товаров иностранные купцы останавливались в особой части города, обнесенной стеной» (Вернадский Г.В. История России. Монголы и Русь. С. 204).

30 К концу XIV в. вывоз «золотоордынской керамики» почти прекратился в связи с упадком керамического производства в Хорезме и обострением отношений Москвы с Ордой (Латышева Г.П. Торговые связи Москвы в XII—XIV вв. (по материалам археологических раскопок 1959—1960 гг. в Московском Кремле) // Древности Московского Кремля/ Отв. ред. Н.Н. Воронин, М.Г. Рабинович. М., 1971. С. 223—225).

31 Заходер Б.Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. М., 1967. Т. 2. С. 167, 168, 171, 172.

32 Соловьев С.М. Соч. Кн. 2. С. 543; Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства в XIV—XV веках М., 1960. С. 390—398. «Когда, — указывал Н.Я. Аристов, — новгородским ушкуйникам сделалась плохая пожива на Балтийском море, от сильных преследований их шаек, они пустились на Волгу и Каму, где развилась значительная торговля. Правилом их было — убивать и грабить бессерменских купцов, а христианских только грабить; но иногда с христианскими своими собратьями они поступали хуже, чем с иноверцами. Они, при взятии городов русских, забирали с собой все ценное, а остальное имущество жгли и бросали в Волгу, жителей уводили пленными и продавали болгарам, грабили церкви, сожигали города, мучили жителей, допытываясь, куда они спрятали имущество. В отмщение за набеги ушкуйников, болгары грабили русских купцов» (Аристов Н. Промышленность Древней Руси. СПб., 1866. С. 256). Имеются свидетельства, что разбоем на Волге также занимались искатели приключений итальянского происхождения (Мельгунов П.П. Очерки... С. 131—132; Алексеев Ю.Г. «К Москве хотим»: Закат боярской республики в Новгороде. Л., 1991. С. 10—13).

33 Так, венецианский купец и путешественник Амброджо Контарини находился с астраханским караваном в пути с 10 августа до 25 сентября 1476 г.

34 Контарини А. Путешествие в Персию // Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в. / Вступ. статьи, подгот. текста, пер. и коммент. Е.Ч. Скржинской. Л., 1971. С. 220—221.

35 Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в. / Вступ. статьи, подгот. текста, пер. и коммент. Е.Ч. Скржинской. Л., 1971. С. 8; Московский летописный свод конца XV века // ПСРЛ. М.; Л., 1949. Т. 25. С. 302.

36 Покровский В. История... С. 567; Бутенко В.А. Краткий очерк... С. 21—22; Тихомиров М.Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. М., 1969. С. 59. Разбойные нападения степняков особенно усилились в условиях распада Орды. «Хан, — указывал П.П. Мельгунов, — мог давать свою опасную грамоту, даже стражу, купцы могли платить деньги, чтобы их провели в опасных местах; деньги брались, но поручиться за степняка было невозможно: он брал деньги и сообщал своим собратьям о караване купцов, а те уже нападали и разграбляли его» (Мельгунов П.П. Очерки... С. 125).

37 Так, в 1471—1474 гг. тверской купец Афанасий Никитин совершил путешествие в Персию и Индию. На обратном пути он посетил африканский берег (Сомали), Маскат и Турцию. Путевые записки А. Никитина «Хождение за три моря» — ценный литературно-исторический памятник (см.: Никитин А. Хождение за три моря Афанасия Никитина/ Подгот. Я.С. Лурье и Л.С. Семенов; Отв. ред. Я.С. Лурье. Л., 1986).

38 Мельгунов П.П. Очерки... С. 160—161. В подтверждение своих слов П.П. Мельгунов приводил названия одежды, распространенные в России в тот период: армяк, куртка, чекмень, сарафан, кафтан, терлик (халат), кушак, колпак, и названия тканей: парча, камка и др. (Там же. С. 161).

39 См., например: Носов Н.Е. Русский город феодальной эпохи: проблемы и пути изучения // Проблемы социально-экономической истории России. СПб., 1991. С. 67—68.

40 Кучкин В.А. 1) Города Северо-Восточной Руси в XIII—XV веках (Число и политико-географическое размещение) // История СССР. 1990. № 6; 2) Города Северо-Восточной Руси в XIII—XV веках (Крепость и посад; городское население) // История СССР. 1991. № 2; Кривошеев Ю.В. Русь и монголы. С. 351—353.

41 Черепнин Л.В. Образование... С. 374, 382—388, 451—452.

42 Первое летописное упоминание о сурожанах относится к 1288 г. (Вернадский Г.В. История России. Монголы и Русь. С. 351). Сама же привилегированная купеческая корпорация гостей-сурожан сформировалась в Москве в конце XIV в.

43 Преображенский А.А., Перхавко В.Б. Купечество Руси. IX—XVII века. Екатеринбург, 1997. С. 104—109.

44 Черепнин Л.В. Образование... С. 415—423; Флоря Б.Н. Привилегированное купечество и городская община в Русском государстве (Вторая половина XV — начало XVII в.) // История СССР. 1977. № 5. С. 149—150; Перхавко В.Б. Истоки предпринимательства на Руси // ОИ. 1998. № 6. С. 7.

45 Барбаро И. Путешествие в Тану // Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в. / Вступ. статьи, подгот. текста, пер. и коммент. Е.Ч. Скржинской. Л., 1971. С. 158.

46 Контарини А. 1) Путешествие в Персию... С. 228—229; 2) Рассказ о путешествии в Москву в 1476—1477 гг. // Россия XV—XVII вв. глазами иностранцев / Подгот. текстов, вступит. статья и коммент. Ю.А. Лимонова. Л., 1986. С. 22—23.

47 До начала XVII в. армянские, персидские и литовские купцы останавливались на Армянском дворе (в XVII в. — Новый английский двор), который находился в Белом городе около церкви Гребеневской Божьей Матери.

48 До 1352 г. г. Белоозеро находился у истоков р. Шексна из Белого оз.

49 Покровский В. История... С. 566.

50 В XII—XVIII вв. русское название территории в бассейне верхнего и части среднего течения р. Вятка, населенной коми, удмуртами и марийцами. В 1489 г. присоединена к Москве.

51 В XIII—XVII вв. русское название территории от Уральских гор до рек Печора, Кама и Волга, населенной коми. В 1478 г. присоединена к Москве.

52 Покровский В. История... С. 567.

53 Герберштейн С. Записки о московитских делах. СПб., 1908. С. 90, 124; Козловский И. Краткий очерк... Вып. 1. С. 17; Сахаров А.М. Города Северо-Восточной Руси XIV—XV вв. М., 1959. С. 55. Дореволюционные авторы нередко допускали неточность, отождествляя Холопий городок с Мологой.

54 Бутенко В.А. Краткий очерк... С. 22.

55 Аристов Н. Промышленность... С. 205; Кулишер И.М. История русской торговли до девятнадцатого века включительно. Пг., 1923. С. 98.

56 Усачев Н.Н. К оценке внешнеторговых связей Смоленска в XII—XIV вв. // Международные связи России до XVII в.: Сб. статей / Под ред. А.А. Зимина, В.Т. Пашуто. М., 1961. С. 209—210.

57 Там же. С. 204—209, 215, 217; Кулишер И.М. История... С. 99—105; Вернадский Г.В. История России. Киевская Русь. Тверь, 1996. С. 360; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев в Московское государство. Из истории русского права XVI—XVII веков. СПб., 1909. С. 27; Бутенко В.А. Краткий очерк... С. 16.

58 Кулишер И.М. История... С. 104.

59 Там же.

60 Усачев Н.Н. К оценке... С. 205, 208, 214—215.

61 Кулишер И.М. История... С. 105.

62 Усачев Н.Н. К оценке... С. 216.

63 Довнар-Запольский М.В. История русского народного хозяйства. Киев, 1911. Т. 1. С. 159—160; Алексеев Л.В. Смоленская земля в IX—XIII вв.: Очерки истории Смоленщины и Восточной Белоруссии. М., 1980. С. 91—93.

64 Воск был главным экспортным товаром Смоленской земли. Его взвешивали на специальных весах, гири которых имели особые эталоны и хранились в Успенском соборе и Латинской церкви («немецкой божнице») Смоленска. Отметим также, что вес одной капи составлял четыре пуда (Алексеев Л.В. Смоленская земля... С. 91).

65Довнар-Запольский М.В. История... Т. 1. С. 218; Аристов Н. Промышленность... С. 233—234; Кулишер И.М. История... С. 104. Разделяя мнение о сырьевом характере русского экспорта, Н.Я. Аристов тем не менее предостерегал от опрометчивых суждений «о малости выгод, получаемых русскими от заграничного сбыта» (Аристов Н. Промышленность... С. 206).

66 Кулишер И.М. История... С. 103—104.

67 Там же. С. 107; Усачев Н.Н. К оценке... С. 219—220.

68 Кулишер И.М. История... С. 110.

69 Соловьев С.М. Соч. Кн. 2. С. 535; Усачев Н.Н. К оценке... С. 217, 223. В 1250 г. свободный проезд немцев из Смоленской земли в другие области был поставлен в зависимость от разрешения смоленского князя: «...а како боудеть немьчьскыи гость Смоленьске, а почьнеть ся кто от них просити выноую землю, то <...> о нем ся прошати а мне с подуме поущати» (Кулишер И.М. История... С. 105).

70 Соловьев С.М. Соч. Кн. 2. С. 535; Святловский В.В. Примитивно-торговое государство как форма быта. СПб., 1914. С. 261; Покровский В. История... С. 567; Усачев И.Н. К оценке... С. 224; Преображенский А.А., Перхавко В.Б. Купечество Руси... С. 85. Лишь в 1509 г. русский государь Василий III и польский король Сигизмунд I договорились, чтобы польским и литовским купцам, с одной стороны, и русским, с другой стороны, был «на обе стороне путь чист без всяких зачепок <...> без рубежа, без всякое пакости», и разрешили торговать в своих владениях любыми товарами без ограничения (СГГиД. СПб., 1894. Ч. 5. № 59. С. 50).

71 С 1307 г. Полоцкое княжество входило в состав великого княжества Литовского.

72 Хеш Э. Восточная политика Немецкого Ордена в XIII веке // Князь Александр Невский и его эпоха; Исследования и материалы / Под ред. Ю.К. Бегунова и А.Н. Кирпичникова. СПб., 1995. С. 68.

73 Аристов Н. Промышленность... С. 205; Усачев Н.Н. К оценке... С. 219.

74 См.: Полоцкие грамоты XIII — начала XVI вв.: [Тексты] / Сост. А.Л. Хорошкевич. М., 1977. Вып. 1. № 25, 26, 27, 31, 32.

75 Там же. № 37. С. 100—114. Немцы привозили в Литву хлеб, соль, сельдь, копченое мясо, сукно, полотно, пряжу, рукавицы, жемчуг, сердолик, золото, серебро, медь, олово, свинец, серу, иголки, четки, пергамент, вино, пиво. Из Полоцка вывозились меха, кожи, волос, щетина, сало, воск, лес, скот, а также товары восточного происхождения: жемчуг, шелк, драгоценные одежды, оружие (Соловьев С.М. Соч. Кн. 2. С. 535—536).

76 Довнар-Запольский М.В. История... Т. 1. С. 162—166.

77 Хёш Э. Восточная политика Немецкого Ордена... С. 70.

78 Бутенко В.А. Краткий очерк... С. 17.

79 Еще в 1253 г., указывая на важное транзитное значение Солдайи, посланник французского короля к монголам Гильом де Рубрук отмечал, что здесь приставали все купцы, «как едущие из Турции и желающие направиться в северные страны, так и едущие в Турцию. Одни привозят горностаев, белок и другие драгоценные меха; другие привозят ткани из хлопчатой бумаги, бумазею (gambasio), шелковые материи и душистые коренья» (Рубрук Г. де. Путешествие в Восточные страны // Путешествия и путешественники / Вступ. статья, коммент. М.Б. Горнунга. М., 1997. С. 89).

80 Тихомиров М.Н. Исторические связи... С. 16, 26—27. Плавание по Дону занимало 27 дней. Река была судоходна лишь весной или в дождливое лето (Покровский В. История... С. 567).

81 Рубрук Г. де. Путешествие в Восточные страны. С. 91.

82 Тихомиров М.Н. Исторические связи... С. 30. Через Белгород также могли вывозиться в Европу товары из Таны и Кафы (Васильевский В.Г. Древняя торговля Киева с Регенсбургом // ЖМНП. 1888. Июль. С. 148).

83 Коновалова И.Г. Итальянские купцы в Северо-Западном Причерноморье в XIII в. // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования, 1987 г. М., 1989. С. 308.

84 Мельгунов П.П. Очерки... С. 129.

85 Из Кафы в Среднюю Азию тоже вели торговые пути; первый — через Трапезунд и далее через Армению и Курдистан; второй — прямо через Кавказ на Каспийское море; третий — через Дон и столицу Орды. Видимо, последний был наиболее безопасным. По утверждению историка XV в. Ибн Араб-шаха, «при хане Узбеке торговые караваны безопасно курсировали между Крымом и Хорезмом, не нуждаясь в каком-либо военном сопровождении» (Мельгунов П.П. Очерки... С. 137; Вернадский Г.В. История России. Монголы и Русь. С. 204).

86 Мельгунов П.П. Очерки... С. 130—131; Тихомиров М.Н. Исторические связи... С. 28—29, 33, 60. Крепость Азак была взята войсками Петра I в 1696 г.

87 Тихомиров М.Н. Исторические связи... С. 62, 67. «Принятый в 1316 году устав генуэзских колоний на Черном море, — указывают А.А. Преображенский и В.Б. Перхавко, — запрещал генуэзцам под страхом огромного штрафа в сто золотых монет — перперов закупать и продавать, загружать и выгружать товары в Солдайе» (Преображенский А.А., Перхавко В.Б. Купечество Руси... С. 69).

88 Тихомиров М.Н. Исторические связи... С. 68. Очевидно, что после захвата Сурожа генуэзцами ими было издано постановление, «чтобы в Суроже корабли итальянские не могли оставаться долее трех дней, по прошествии которых должны были отправляться в Кафу» (Мельгунов П.П. Очерки... С. 135).

89 Мельгунов П.П. Очерки... С. 133.

90 Еманов А.Г., Попов А.И. Итальянская торговля на Черном море в XIII—XV вв. // Торговля и мореплавание в бассейне Черного моря в древние и средние века: Межвузовск. сб. науч. тр. / Отв. ред. В.Н. Королев. Ростов-на-Дону, 1988. С. 77.

91 Мельгунов П.П. Очерки... С. 133—134, 136, 138—139; Энгельман И. История торговли и всемирных сношений. 2-е изд. М., 1870. С. 135; Черепнин Л.В. Образование... С. 399; Еманов А.Г., Попов А.И. Итальянская торговля... С. 77—85; Латышева Г.П. Торговые связи Москвы... С. 226.

92 Еманов А.Г., Попов А.И. Итальянская торговля... С. 85.

93 См.: Тихомиров М.И. Исторические связи... С. 17, 29, 30, 32, 62, 64. Некоторые из сурожан (итальянцев и греков) обосновались в Москве и явились родоначальниками купеческих династий Саларевых, Ховриных, Шиховых и др.

94 Там же. С. 64; Вернадский Г.В. История России. Монголы и Русь. С. 284; Черепнин Л.В. Образование... С. 398—402; Хорошкевич А.Л. Русское государство в системе международных отношений конца XV — начала XVI в. М., 1980. С. 47, 50; Сыроечковский В.Е. Пути и условия сношений Москвы с Крымом на рубеже XVI века // ИАН СССР. Отделение обществ, наук. 1932. № 3; Преображенский А.А., Перхавко В.Б. Купечество Руси. С. 74—81; Riasanovsky N.V. A History of Russia. New York, 1963; 5th ed., 1993. P. 115.

95 СГГиД. Ч. 5. № 34. С. 20—21; № 36. С. 22—23.

<<   [1] ... [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне