ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Еще в конце XVI в. англичане преобладали в торговле с Россией. В 1582 г. в Архангельск пришло 9 английских кораблей и 6 голландских, в 1600 г. — 12 английских и 9 голландских.184 Однако в начале XVII в. голландцам удалось серьезно потеснить своих торговых конкурентов. Не помешало этому и распоряжение Бориса Годунова от 8 июня 1601 г. о запрещении пропускать дальше Архангельска нидерландских, брабантских и датских гостей (кроме представителей Московской компании) без царского указа даже при наличии у них государевых жалованных грамот, поскольку многие нидерландские купцы тут же выхлопотали у русского царя новые грамоты, «снова разрешавшие им торговлю внутри Московского государства». Несмотря на то что распоряжение царя от 8 июня формально отменено не было, оно фактически утратило свое значение «ввиду тех исключений, которые делались для отдельных нидерландцев».185 В начале XVII в. нидерландцы направляли к Архангельску до 30—40 кораблей, каждый из которых, по сообщению английского современника, вдвое превосходил английский. В 1604 г. в Архангельск пришло всего 29 кораблей, в том числе 17 голландских и 9 английских. Всего в том году было доставлено в Архангельск из-за границы товаров на сумму 148 849 р., в том числе тканей на 40 240 р. (38.21%), драгоценностей — 29 927 (28.4%), металлов и металлоизделий — 16 088 (15.28%), бумаги — 6381 (6.07%) и т. д.186

Согласно сохранившейся торговой книге конца XVI — начала XVII в., в Россию широко ввозились: сукна «брюкиш», «полубрюкиш», «аглинское» (английские), «свицкое» (шведское), «лимбарское» (лимбургское), «брабантское», «настрафиль», «новоесское», «рословское», «четцкое», «колтырь», «утрофим», «влосское», «еренга», «муравское», «лятчина», «багрец», «шарлот» (французское) и др.; гарус, бархат, камки, тафты, кружева; «пряденое золото»; драгоценные камни: яхонты, бирюза, шпинели (лалы), красно-фиолетовые аметисты (вареники), гранаты (венисы) и др.; жемчуг; специи (анис, ревень, гвоздика, кардамон, перец, шафран, ладан, тмин, фимиам, мускат и т. д.); «соли и краски» (купорос, квасцы, мышьяк, нашатырь, сулема, камфора, ртуть, бура, киноварь); металлы (серебро, медь, олово, железо, свинец); золото листовое и сусальное; хлопчатая и писчая бумага, нитки, иглы, масло деревянное; вина «мушкатель» (десертное вино из мускатных сортов винограда), «романея» (от названия бургонской деревни Романэ), «ренское», «конарское», «бастр», «алкат», «шпанское» (испанское) и другие, винный уксус, сахар, лимоны, чернослив, грецкие орехи, миндальные ядра, лекарственные травы и т. д. Как можно заметить, основная часть импорта (всего в торговой книге было перечислено 170 видов товаров) состояла из предметов роскоши. В их число не входили лишь соли, краски и металлы.187

В 1604 г. доля голландцев в русском импорте через Архангельск составляла 54.66%, англичан — 40,25% и французов — 5.09%.188

Русский экспорт на рубеже XVI—XVII вв. в основном состоял из кож, говяжьего сала, поташа и мехов (эти товары составляли 61% экспорта). В числе отпускных товаров также значились: хлеб (пшеница, греча), льняное семя, масло коровье и растительное, мясо, черная икра, рыба (треска и семга), рыбий жир, ворвань, лен, пенька, конопля, смола, вар, деготь, свиная щетина, воск, слюда, зола, рыбий клей и т. д. Таким образом, в структуре экспорта преобладало сырье. Готовые изделия: гвозди сапожные, сошное железо, мыло, канаты и рукавицы — составляли его незначительную часть. К примеру, Московская компания англичан закупала в России лен, пеньку, смолу, готовые снасти и крупные канаты, мачты, все сорта мехов, воск, войлок для шляп, кожи, поташ, льняное и конопляное масло, икру и т. д. Канаты и другие корабельные снасти продавались английской казне для удовлетворения нужд королевского военного флота. В конце XVI в. за один год компания вывезла из России на 15 500 фунтов канатов, отвечавших самому высокому критерию качества.189 Французы вывозили меха, семгу, икру, рыбий жир, воск, сало, кожи, в том числе лосиные и козловые, свиную щетину, лен, пеньку, лес, смолу, деготь и т. д.190

Обложение торговых иноземцев было сравнительно невысоким. Тамга с иностранных товаров во второй половине XVI в. обычно составляла 4 деньги с рубля или 2% с цены; также взималось осмничее, весчее, рукознобное, судовое и пр.191

В Смутное время произошли определенные изменения в ассортименте привозных товаров. В связи с колоссальной потребностью России в сырье для чеканки собственной монеты увеличился ввоз западноевропейских серебряных талеров. Так, в 1604 г. нидерландские купцы привезли 75 564, английские — 30 554, французские — 14 986 талеров. Всего в том году было ввезено 121 104 талера — 43 495 р., что составило 29.2% стоимости русского импорта через Архангельск.192

Европейские талеры — ефимки,193 известные в России с середины XVI в., — за редким исключением во внутреннем денежном обращении участия не принимали. Вместе с привозным серебром в слитках они служили лишь сырьем для чеканки русской «ходячей монеты». При этом любой русский или иноземный собственник серебра имел право обмена (продажи) его на копейки, деньги и полушки.194 Русские купцы также могли привозить серебро на денежные дворы для передела в русскую монету.195 Поскольку копейки, деньги и полушки чеканились на проволоке, их исходное сырье было высокой пробы (низкопробное серебро плохо вытягивается). Однако при оплате крупных сделок русская «ходячая монета», отличаясь неровностью формы и малой покупательной способностью, сильно уступала европейской валюте.196

Торговля серебром была предметом особого внимания русского правительства, которое было постоянно озабочено привлечением в страну благородных металлов и стремилось не допустить их вывоза за рубеж.197 К концу XVI в. были выработаны система закупочных цен на талеры, порядок приемки их на денежных дворах и нормы выхода готовой продукции (копеек) из иностранного сырья.

Русское правительство ежегодно устанавливало обменный курс талера на копейки. Эта «указная» цена талера и становилась «предельной рыночной ценой для русских покупателей», и возможное отступление от нее могло быть только в сторону уменьшения. Монетный двор в Москве оставался совершенно недоступным для иностранцев. «Поэтому в каждый перешедший в руки русского купца или казны талер автоматически закладывалась прибыль, реализуемая только на Монетном дворе».198 Талеры принимались в зависимости от массы и пробы. В XVI — начале XVII в. «рыночная» цена одной высокопробной монеты массой 28.438 г соответствовала 36—36.5, а реальная — 42 коп. Заказчик при переделе серебра получал из монетного двора по 38 или 38.5 коп. за каждый сданный талер.199

Иностранцы, посещавшие Россию, отмечали эту особенность русского денежного обращения. Так, капитан Жак Маржерет, находившийся здесь с 1590 по 1606 г., сообщал, что русские платили за талер двенадцать алтын (36 коп.), затем перепродавали на монетный двор. Как можно заметить, прибыль владельца ефимков от их перечеканки после сдачи на денежный двор составляла около 5—7%. Немецкий путешественник Адам Олеарий тоже отмечал, что русские охотно принимали привозные талеры и тотчас же отправлялись с ними на монетный двор.200 Следовательно, несмотря на ограниченное поступление европейской монеты на рынки северных городов, талеры были знакомы различным категориям населения Московского государства. Они выменивались у иностранных купцов на русские товары, отличаясь от других привозных товаров лишь тем, что котировались по официальному курсу.

Установленная государством цена продажи талеров в казну в большинстве случаев или превышала рыночную, или совпадала с ней. Поэтому купцу было выгоднее сдать талеры на денежный двор или продать в казну, чем использовать во внутренней торговле. По предположению И.Г. Спасского, до начала XVII в. «выпуск новой монеты и обновление ее запаса в обращении в значительной мере, если не в основном, находились в руках купечества, которое доставляло на денежные дворы огромные массы западного серебра для переделки в русскую монету в порядке индивидуальных заказов».201

Несмотря на то что торговля на ефимки не возбранялась, их ограниченное обращение в качестве монеты в середине—второй половине XVI в. имело место лишь в «порубежных» русских городах.202 Для широчайших масс населения России ефимок до 1655 г. оставался «невидимкою».203

Примечания

150 Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений... Ч. 1. С. 93. Первое голландское судно (капитан — Ян ван Валле) вошло в Пудожемское устье Северной Двины в 1577 г.

151 Русская история... Т. 3. С. 333.

152 Жордания Г. Очерки из истории... С. 21—22. Грамота Ивана IV не вразумила Фредерика II. Датские пираты продолжали нападать на торговые суда голландцев (Кордт В.А. Очерк сношений... С. 263).

153 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 52—54; Любименко И.И. История торговых отношений... С. 113—119; Кулишер И.М. История... С. 122; Флоря Б.Н. Торговля России... С. 121—151. В конце XVI в. обострились отношения Англии и Испании, вступивших в ожесточенную борьбу за гегемонию в Европе и за преобладание в морской колониальной торговле. Испания ревниво следила за успехами северной английской торговли. Стремясь вовлечь Россию в антитурецкую коалицию, испанские агенты внушали царю мысль о захвате английских судов с товарами. Они же скрупулезно подсчитывали число английских судов, возвращавшихся к английским берегам с русскими товарами (Россия и Италия; Сб. исторических материалов и исследований, касающихся сношений России с Италией. Пг., 1915. Т. 3, вып. 2. С. 313, 314, 318—320; Прончатов Н.Ф. Англо-русские отношения... С. 13—16).

154 Кулишер И.М. История... С. 122; Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 210.

155 Жордания Г. Очерки из истории... С. 30—35, 43—49, 93, 124.

156 Сб. РИО. Т. 38. С. 179—185, 199—202; Кордт В.А. Очерк сношений... С. 67—70. «И ты б, сестра наша любная, Елисавет королевна, — говорилось в грамоте Федора Ивановича 1587 г., — нам свою братцкую любовь показала: гостем своим заказывати не велела и из своей земли опричь тех своих гостей, которые в нашей жалованной грамоте написаны имяны, иных своих гостей англичан с товары и иных г[осу]д[а]рств гостей с товары пропусти велела к нашему к морскому пристанищу, к Двинскому городу...» (Сб. РИО. Т. 38. С. 183).

157 Сб. РИО. Т. 38. С. 95. Пудожемское устье постепенно мелело. В XVII в. англичане неоднократно ходатайствовали о разрешении приходить в Архангельск Березовским устьем, которое было глубже и безопаснее Пудожемского. В 1629 г. Карл I мотивировал эту просьбу тем, что английские суда к тому времени стали значительно крупнее и были вынуждены останавливаться на открытом месте, где их приходилось с большой опасностью, расходами и потерей времени разгружать и вновь нагружать. В 1645 г. с аналогичной просьбой обращались к вступившему на русский престол Алексею Михайловичу власти Нидерландов. Лишь в 1656 г., когда очевидным стало полное обмеление Пудожемского устья, приказано было всем ходить новым путем — Березовским устьем (Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений... Ч. 1. С. 181; Любименко И.И. Торговые сношения России с Англией... С. 19—20).

158 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 56. Можно согласиться с Э.Д. Рухмановой в том, что тот двухсторонний товарный поток, который до 1586 г. шел через Колу, в дальнейшем переместился в Архангельск. Однако ее утверждение, что «с 1586 г. через Архангельск шла торговля теми же товарами и в тех же пропорциях, в каких она шла до этого времени через Колу», содержит некоторое преувеличение, поскольку к тому времени у России уже существовали многолетние торговые связи с Англией через устья Северной Двины, Холмогоры и Вологду (см.: Рухманова Э.Д. Архангельская торговля... С. 140).

159 Мулюкин А. С. Приезд иностранцев... С. 49.

160 Любименко И.И. История торговых отношений... С. 52; Жордания Г. Очерки из истории... С. 56—58, 68, 86. Первый французский корабль (капитан Жан Соваж) вошел в устье Северной Двины в 1586 г.

161 Жордания Г. Очерки из истории... С. 108—109.

162 Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 35.

163 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 268.

164 Там же. С. 47.

165 Кулишер И.М. История... С. 122.

166 Любименко И.И. История торговых отношений... С. 114.

167 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 268. Федор Иванович неоднократно уверял королеву Елизавету в том, что нидерландские и другие купцы не были освобождены от пошлин. Так, в сентябре 1585 г. он писал в Англию: «Которые гости и торговые люди приезжают в наше государство <...> и с тех со всех с торговых людей емлют пошлину всю сполна по нашему указанию, а с твоих гостей мимо всех емлют половину пошлины». В июне 1587 г. царь Федор снова обращал внимание Елизаветы на то, что при Иване IV с компанейских англичан взималась половинная пошлина, а с французских, испанских, нидерландских и иных торговых иноземцев «с их товаров пошлину емлют с полна по прежнему». В 1588 г. в царской грамоте двинским таможенным целовальникам поручалось собирать таможенные пошлины с русских и иностранных купцов, кроме англичан (Сб. РИО. Т. 38. С. 165, 183; ААЭ. Т. 1. № 338).

168 СГГиД. Ч. 5. № 141. С. 188.

169 Там же. С. 187—189; Сб. РИО. Т. 38. С. 141—144; Бантыш-Каменский И.Н. Обзор внешних сношений... Ч. 1. С. 94; Ладыженский К. История... С. 9; Любименко И.И. История торговых отношений... С. 49—50, 122.

170 Сб. РИО. Т. 38. С. 176—179; Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений... Ч. 1. С. 95; Горсей Дж. Записки о России. XVI — начало XVII в. М., 1990. С. 150—155; Любименко И.И. История торговых отношений... С. 50—51. Освобождение Московской компании от уплаты пошлин позволило ей экономить ежегодно 2000 фунтов стерлингов (Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 219).

171 Любименко И.И. История торговых отношений... С. 51.

172 Там же; Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений... Ч. 1. С. 97.

173 См.: Толстой Ю. Первые сорок лет... Приложение № 68. С. 347—349.

174 Статейный список приезда и пребывания в России английского посла, Елизара Флетчера // Временник МОИДР. 1850. Кн. 8. Материалы. С. 16; Флоря Б.Н. Торговля России... С. 136—137. В ответе московского правительства английскому представителю (1589) говорилось: «Всяким торговым людем изо всее земли из Аглинские и всяким иных земель торговым людем ходить торговать на Холмогоры и в Новгород и во Псков повольно по прежнему» (Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 35).

175 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 74.

176 Любименко И.И. История торговых отношений... С. 53; Русская история... Т. 3. С. 334; Кулишер И.М. История... С. 118, 123. И все же положение Московской компании в России было более привилегированным, чем в Англии. В своей стране она не была избавлена от необходимости уплачивать ввозные и вывозные пошлины. Лишь иногда ей давались разрешения на беспошлинный вывоз в Россию некоторых английских товаров (в основном оружия) и на временный беспошлинный ввоз в Англию некоторых русских товаров (Любименко И.И. Торговые сношения России с Англией... С. 26—27).

177 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 75—76. Так, из челобитной грамоты архангельского воеводы Осипко Супонева и подьячего Рохмашки Воронова на имя царя Бориса Годунова следует, что четыре нидерландских купца просили о разрешении совершить торговую поездку в Москву, а в случае невозможности по крайней мере зазимовать в 1600—1601 гг. в Холмогорах с товарами, не проданными «у корабельной пристани», т. е. у Архангельска (Сб. РИО. Т. 38. С. 381).

178 Флоря Б.Н. Торговля России... С. 130—134.

179 Маньков А.Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI века. М.; Л., 1951. С. 99, 101; Бахрушин С.В. Научные труды. Т. 1. С. 150; Мельникова А.С. Русские монеты... С. 50.

180 См.: Колычева Е.И. Аграрный строй России XVI века. М., 1987. С. 178—201.

181 Согласно Н.Н. Бантыш-Каменскому, по грамоте 1603 г. любчане получили привилегию платить таможенные пошлины «в полы» по сравнению с другими торговыми иноземцами (Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений... Ч. 2. С. 192).

182 Шаскольский И.П. Жалованная грамота... С. 359; Флоря Б.Н. 1) Русско-польские отношения и балтийский вопрос. М.; Л., 1964. С. 73—76, 91, 170—185; 2) Прибалтийские города и внешняя политика русского правительства в конце XVI — начале XVII вв. // Международные отношения в Центральной и Восточной Европе М., 1966. С. 10—25; Хорошкевич А.Л. Из истории... С. 37; Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 54—55. В сочинении В. Покровского ошибочно говорится о том, что грамота 1603 г. была предоставлена Ганзейскому союзу в целом. Неточность допускает и А.В. Демкин, утверждая, что привилегия была пожалована Любеку «и ряду ганзейских городов» (Покровский В. История... С. 568; Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 35).

183 Шаскольский И.П. Жалованная грамота... С. 361; Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 35, 54.

184 Кулишер И.М. История... С. 128. По-видимому, Н.Ф. Прончатов допускал преувеличение, полагая, что в XVI в. Московская компания англичан ежегодно отправляла в Россию от 10 до 15 кораблей (Прончатов Н.Ф. Англо-русские отношения... С. 11).

185 Сб. РИО. Т. 38. С. 422—423; Кордт В.А. Очерк сношений... С. 77—78; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 37.

186 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 285; Флоря Б.Н. Торговля России... С. 144—146. Голландцы продолжали торговать и при Лжедмитрии I (1605—1606), получив от него жалованную грамоту. Не подвергались они притеснениям и при царе Василии Шуйском (1606—1610), продолжая привозить в Москву военные припасы (Кордт В.А. Очерк сношений... С. 79—81, 105).

187 Торговые книги. Кн. 8. Материалы. С. 7—22; Торговая книга. Т. 1. Отд. III. С. 118—129; Сборник Муханова. № 202. С. 353—364; Огородников С.Ф. Очерк истории... № 10. С. 114—115; Кулишер И.М. История... С. 135—136. Называя Торговую книгу справочником по внешней торговле России, который использовался в торговой практике на протяжении длительного промежутка времени, М.М. Громыко датирует ее периодом 1575—1585 гг., когда главными пунктами русской внешней торговли являлись Нарва и Мурманский берег (Громыко М.М. Русско-нидерландская торговля... С. 234—235).

188 Флоря Б.Н. Торговля России... С. 142—144. И в конце XVI в., и в годы Смуты, и при первых Романовых торговля с Францией не прекращалась, хотя и не носила регулярного характера. В отличие от голландцев и англичан, приезжие французы не имели в Архангельске ни собственной пристани, ни дворов, ни амбаров и ставились на Немецком гостином дворе, используя царские амбары (Жордания Г. Очерки из истории... С. 97—100, 116—117, 120, 372).

189 Торговые книги. Кн. 8; Огородников С.Ф. Очерк истории... № 10. С. 114; Кулишер И.М. История... 139—140; Любименко И.И. 1) История торговых отношений... С. 85—88; 2) Торговые сношения России с Англией... С. 158. По данным английского дипломата Джайлса Флетчера, меха, которых в 1589 г. было отпущено на сумму 400—500 тыс. р., оставались главным предметом русского вывоза. На втором месте стоял воск — 10 000 пудов, на третьем — кожи — 30 000 штук. Кроме того, вывозили ворвань, икру, лен, пеньку, соль, деготь, слюду и некоторые другие товары. Лен и пенька вывозились в незначительном количестве по причине «больших и невыносимых налогов» (см.: Флетчер Дж. О государстве Русском. С. 30).

190 Жордания Г. Очерки из истории... С. 140—153.

191 Лодыженский К. История... С. 10.

192 Флоря Б.Н. Торговля России... С. 145. Этим автором была допущена неточность в подсчете, приведшая к занижению доли привозных талеров в русском импорте. «Всего, — писал он, — в сумме было ввезено 111 104 талера — 39 997 р., что составляет несколько более ¼ стоимости всего имущества иностранных купцов» (Там же).

193 Ефимок (польск. Joachymik, от названия города в Чехии Joachimsthal — Иоахим-сталь, ныне Jachymov — Яхимов; нем. Joachimthaler) — с середины XVI в. русское название однотипной европейской серебряной монеты — талера массой около 29 г.

194 В годы правления Елены Глинской (1535—1538) в стране была проведена денежная реформа, в результате которой на смену разрушенной кризисом монетной стопе в 2.6 р. пришла новая — 3 р., просуществовавшая до начала XVII в. Монетные дворы перешли к чеканке из гривенки серебра массой 204.75 г не 260 денег-новгородок, а 300 копеек. Это позволило за короткий срок покончить с монетами периода удельной раздробленности, оформить и закрепить национальную денежную систему. После проведения реформы чеканка монеты сосредоточилась на казенных денежных дворах в Москве, Новгороде, Пскове, Твери, а право откупа, которое частично бытовало на рубеже XV—XVI вв., было окончательно упразднено. С образованием в середине 90-х гг. XVI в. в Москве Денежного приказа были окончательно преодолены пережитки удельной раздробленности в денежном хозяйстве страны и сделан следующий шаг в оформлении национальной денежной системы. Копейка — серебряная монета с изображением всадника с копьем, = 1/100 рубля, с весовой нормой 0.68 г — сделалась основой единой монетной системы Русского государства. После Ивана IV (до петровского времени их называли новгородками) выпуск копеек не останавливался ни при одном правительстве. Создание копейки-новгородки окончательно определило десятичный строй московской счетно-денежной системы: 1 рубль = 2 полтины = 100 Новгородок (копеек) = 200 денег = 400 полуденег (полушек). Монета с весовой нормой 0.34 г стала называться повой московкой. Русская денежная система была по преимуществу счетной: денежные единицы — рубль, полтина, гривна, алтын — реально не существовали и были только счетными понятиями, которые выражались определенным количеством мелких серебряных монет — копеек, денег и полушек. При этом вплоть до начала XVIII в. народ и государственные учреждения России признавали только старинный московский счет на деньгу, никогда не упоминая копейку-новгородку. За деньгой по-прежнему следовал счетный алтын (от татарского «алты» — шесть), равный шести деньгам или трем копейкам (см.: Шумилов М.М. История торговли и таможенного дела в России IX—XVII вв. СПб, 1999. С. 189—191).

195 Е. Глинская оставила в силе и узаконила «право свободной чеканки», т. е. право любого владельца «сырого» серебра доставить его на денежный двор и потребовать передела в русскую монету (Спасский И.Г. Денежное хозяйство... С. 14).

196 Мельникова А.С. Русские монеты... С. 33, 154—155.

197 «А золото б и серебро всякое купцы (иностранные. — М.Ш.) меняли на псковские товары или б продавали псковичам на деньги, да на те б деньги товар же во Пскове покупали. А денег бы русских и золота и серебра явленого однолично изо Пскова не возили»; «Да таможником же беречи накрепко, чтоб московские гости и торговые люди всех городов Московского государьства <...> и иноземцы, денег, и серебра, и золотых, и судов, и пуговиц серебряных и золотых, в сундукех и в коробьях и в ящикех, из Новагорода в Литву, и в немцы, и в иные городы, не возили однолично никуды <...> и у которого человека нибуди выймут таможники заповедного товару, денги, или серебро, и золотые, и суды серебряные, и пуговицы золотые и серебряные, а будет товар повезут из Новагорода, а кого в том уличат, и таможником тех людей приводить к диаком» (цит. по: Чистякова Е.В. Новоторговый устав 1667 года // АЕ за 1957 г. М., 1958. С. 110; ААЭ. Т. 1. № 282. С. 324—325).

198 Спасский И.Г. Русские ефимки. С. 10.

199 Кауфман И.И. Серебряный рубль в России от его возникновения до конца XIX века // ЗНО РАО. СПб., 1910. Т. 2. С. 100; Мельникова А.С. Русские монеты... С. 33—35, 197; Быков А.В. Ефимки на русском Севере в первой половине XVII в. // Международный нумизматический альманах «Монета». Вологда, 1995. Вып. 1. С. 4. Масса талера уравновешивалась 43.5—44.5 коп., но при его перечеканке выходило не более 42 монет копеечного достоинства 960-й пробы.

200 Маржерет Ж. Состояние Российской империи и Великого княжества Московии // Россия XV—XVII вв. глазами иностранцев / Подгот. текстов, вступит. статья и коммент. Ю.А. Лимонова. Л., 1986. С. 249; Олеарий А. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. СПб., 1906. С. 228.

201 Спасский И.Г. Денежное хозяйство... С. 11. По оценке И.Г. Спасского, до конца XVI в. за ефимок не платили больше 36 коп., а выходило из него 40—42 коп. (Спасский И.Г. Русская монетная система. 4-е изд., доп. Л., 1970. С. 121).

202 Спасский И.Г. Денежное хозяйство... С. 11. В 1600 г. нидерландский купец Ульян Ульянов добивался у царя Бориса Годунова разрешения на поездку в Псков для покупки местных товаров на те свои ефимки, которые он привез в Москву из Архангельска (Кордт В.А. Очерк сношений... Приложение № 6).

203 Спасский И.Г. Русские ефимки. С. 7, 11.

<<   [1] ... [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне