ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Уже в 1557 г. компания отправила в Россию 4 корабля с товарами, в числе которых находилось 25 тюков толстого сукна, один тюк фиолетового и один алого, 40 тюков бумажной материи, 518 кусков гемпширской каразеи, а именно: 400 синей, 43 голубой, 53 красной, 15 зеленой, 5 коричневой и 2 желтой, и 9 бочек олова. Из письма компании к агентам от 1560 г. следует, что она посылала в Россию бастр (сахарный песок желтого цвета), изюм, чернослив и миндаль. Агент Московской компании и дипломат Джером Горсей сообщал о закупке в Англии для русского царя позолоченных алебард, пистолей, ружей и другого военного снаряжения, разных аптекарских снадобий, органов, клавикордов и других музыкальных инструментов, кармина, жемчуга, дорогой посуды и др. Из счета, представленного Ивану IV агентами компании, видно, что в 1574 г. для царя было взято 12 пудов сахара по 8 р. пуд и 200 стоп бумаги по 20 алт. стопа; в 1576 г. — меди на 1082 р., в 1577 г. — разного сукна несколько кусков, в 1580 г. — свинца на 267 р. и 15 кусков толстого сукна на 210 р. и т. д.134

В дальнейшем англичане продолжали привозить сукно и хлопчатобумажные ткани, металлы (свинец, олово, медь), оружие, селитру, вино, сахар, перец, сельдь, миндаль, изюм, чернослив, посуду, бумагу, лошадиные сбруи, органы, клавикорды, лекарства, соль и другие товары английского, французского, испанского, гамбургского происхождения. Вывозились: воск, сало, масло, мясо (солонина), ворвань, дешевые меха, лен, конопля, пенька, канатная пряжа, канаты, кожи, мачты и т. д. На Русском Севере компания занималась рыболовством, моржовым и китовым промыслами. Хлеб в числе товаров русско-английской торговли в XVI в. в источниках упоминается крайне редко.135

В числе привозных товаров особое место занимали оружие и боеприпасы (селитра, сера, свинец). Поставка этих товаров вызывала негативную реакцию со стороны Польши, Ганзейского союза и Швеции и поэтому не афишировалась. Английскому правительству не раз приходилось заверять другие государства, что его подданные «не снабжают Россию оружием».136 Случалось, что и сами англичане уклонялись от ввоза оружия, срывали поставку военных товаров. Так, в мае 1584 г. Федор Иванович обращался к Елизавете с просьбой, чтобы «воинской <...> товар доспехи и медь и олово и серу и нефть и свинец и ямчугу и всякое оружие что к ратному делу пригожаетца велела к нашему государьству пропущати из своего государьства и из иных государьств без задержанья».137 Более того, добиваясь от английской королевы бесперебойной поставки оружия и боеприпасов, русское правительство предлагало обменивать их на любые русские товары без ограничения. Неудивительно, что в 1588 г. Федор Иванович писал Елизавете: «И мы учинили впредь в своем г[осу]д[а]рстве указ свой твоим торговым людем и всяким иноземцом разных государств: хто вывезет зелье и ямчюгу и серу и свинец, и тот бы товар меняли по договору с нашими торговыми людми на наш товар, на воск, а хто не вывезет товару того зелья и ямчюги и свинцу, тем гостем воску из нашего государства не выпускать».138

К концу царствования Ивана IV в устьях Северной Двины образовалась международная сезонная ярмарка. 4 марта 1583 г. был подписан царский указ об основании Архангельска, и уже в следующем году состоялась закладка города в 40 верстах ниже Ягорного острова на Пурнаволокском мысу, где находился Архангельский монастырь.139 Тогда же был издан указ о том, чтобы иностранцы приходили на своих кораблях исключительно к новой пристани и перенесли туда свои дома. Уже в навигацию 1585 г. к Архангельску пришли голландские, гамбургские и некоторые английские корабли. Лишь компанейские англичане не торопились, тем более что в 1586 г. они получили привилегию остаться на Ягорном острове. (В 1591 г. правительство все же заставило англичан переселиться в Архангельск и перенести туда товарные склады.)140 Уже к лету 1586 г. в Архангельске завершилось строительство таможенной избы и частных дворов для приема русских и иноземных гостей, которые через год были перенесены «с верхнего конца на нижний конец города». В 1587 г. была поставлена важня, «чем были созданы уже все необходимые условия для нормального ведения торговых операций и контроля за ними со стороны русской администрации».141

Хотя по краткости навигации (всего три месяца) и по отдаленности нового северного города от главных европейских рынков торговля в нем представляла большие неудобства, правительство России очень дорожило возможностью непосредственных сношений с Европой через Белое море.

Главная контора Московской компании находилась в Москве, в Китай-городе, вблизи церкви св. Варвары, напротив церкви св. Максима Исповедника (Максима Юродивого). (Английский двор в Москве почти на сто лет сделался средоточием европейской торговли для России.) Конторы и подворья компании были также открыты в Вологде, Ярославле, Новгороде и Пскове, Казани, Астрахани, Костроме и некоторых других городах. В Холмогорах компаньоны устроили предприятие по производству канатов, где 8 мастеров ежегодно переделывали в канаты 90 000 фунтов пеньки.142

После Архангельска важнейшим центром северной торговли была Вологда. Именно отсюда начинался Беломорский торговый путь, который вел по рекам Сухоне и Северной Двине в Холмогоры, а затем в Архангельск (к этому водному пути также тяготели Великий Устюг, Тотьма, Сольвычегодск, Яренск и Усть-Сысольск). «Через Вологду, — отмечает Е.Б. Французова, — осуществлялись сухопутные коммуникации с Ярославлем, а также Костромой и другими городами Верхнего Поволжья, а значит, осуществлялась связь Северного речного пути с Волжским. От Вологды начинался сухопутный тракт на столицу русского государства Москву (через Ярославль, Ростов Великий, Переяславль), описанный еще путешественниками XVI в. Вологда имела пути сообщения с Белоозером, Каргополем, Важским уездом. Через Вологду, в частности, лежал путь на Важскую Благовещенскую ярмарку, известную с конца XVI в. Все это делало Вологду важнейшим звеном российской транспортной системы и превращало ее в крупнейший узловой центр торговли».143

До основания Архангельска, в XVI в., Вологда уже была главным складочным местом английских товаров. Н.И. Костомаров отмечал, что «товары, нагружаясь в устье Двины с кораблей на суда, шли прямо в Вологду, и весь путь по Двине и Сухоне был исключительно в руках англичан». В Вологде ими был построен канатный двор. Англичане, обратив внимание на лен, производившийся в окрестностях Вологды, тем более утвердились в намерении основать в этом городе главный торговый пункт, «ибо лен до того времени стекался в Новгород, где англичане должны были выдерживать конкуренцию с торговцами других городов, между тем в Вологде они были исключительно господами этой торговли».144 Наряду со льном преобладающими товарами на вологодском рынке являлись хлеб, воск, пенька и сало.145

Таким образом, быстро процветавшая Вологда подрывала торговое значение Новгорода, а после основания Архангельска она сделалась перевалочным пунктом между Москвой и внутренними русскими городами, с одной стороны, и Архангельском и Европой — с другой. «В "продолжение зимы, — указывал Н.И. Костомаров, — товары на санных подводах стекались в Вологду со всей России <...> Товары приходили преимущественно из Москвы, но также из Ярославля и Костромы. Эти товары лежали в Вологде на складе до полой воды; с наступлением навигации начиналась их нагрузка в дощаники и насады и отправка до Архангельска. Обыкновенная плата за провоз с пуда была 15 коп. Равным образом в Вологду приезжали иностранцы и делали большой закуп для отправки в Архангельск».146

Крупным центром меховой торговли являлся Великий Устюг, куда съезжались купцы и промысловики из Пермской, Печорской, Угорской и других отдаленных северных областей. Большей известностью пользовалась лишь Никольская ярмарка в Холмогорах, куда на оленях из Печоры, Пинеги, Лампожни и Пустозерска привозили редкие и дорогие меха — собольи, куньи, лисьи белые, черные и рыжие, заячьи и горностаевые. По свидетельству англичанина Джона Гасса, здесь также торговали тюленьим жиром, солью, семгой, треской и т. д. Затем все эти товары отвозились в Новгород, Вологду и Москву и другие города страны. В Новгороде их сбывали нидерландским и ливонским купцам. По примеру Вологды, Холмогоры превратились в важный пункт складки английских товаров. Здесь также был открыт английский канатный двор.147

Широкой известностью в XVI в. пользовалась ярмарка в селе Лампожня (Лампас), находившаяся в краю ненцев (самоедов) недалеко от впадения р. Мезень в Белое море. Она проводилась дважды в году на Лампожненском острове, «самом южном и самом большом из дюжины известных по именам островов на реке Мезени», притягивая русских и иностранных купцов, привозивших сюда из Холмогор сукна, оловянную и медную посуду. Эти товары обменивались у местного населения на пушнину, оленьи шкуры, моржовую кость и другие северные продукты, которые через Пинегу отправлялись в обратном направлении.148 Агенты компании доносили, что во внутренних областях Русского государства они почти не встречали иноземных конкурентов, везде пользовались большим доверием русских купцов, которые охотно предлагали им свои товары, «зная их как хороших покупателей и исправных плательщиков».149

Примечания

104 Еще в 1525 г. в Риме был опубликован рассказ Дмитрия Герасимова, отправленного с посольским поручением от московского государя к папе Клименту VII. В этом сочинении, вскоре переведенном на многие европейские языки, содержалось утверждение о том, что северо-восточную Азию и северо-западную Америку разделяет пролив (так называемый Анианский пролив).

105 Толстой Ю. Первые сорок лет... С. 3; Платонов С.Ф. Прошлое русского Севера. Пг., 1923. С. 62—63.

106 ПСРЛ. Л., 1977. Т. 33. С. 138; Толстой Ю. Первые сорок лет... С. 4; Любименко И.И. История торговых отношений России с Англией, XVI в. Юрьев, 1912. Вып. 1. С. 7—8; Кулишер И.М. История.. С. 116. Ивану IV удалось добиться намеченной цели. Вскоре «шведский король Густав 1 писал датскому королю, что англичане привозят в Московское государство оружие и военные припасы, вследствие чего оно становится все более опасным для своих соседей, а потому просил воспрепятствовать приходу английских кораблей в Белое море» (Покровский В. История торговли в России // Энциклопедический словарь Ф. Брокгауза и И. Ефрона. СПб., 1901. Т. 33А. С. 568).

107 Рухманова Э.Д. Архангельская торговля России (XVII в.) // Вопросы истории Европейского Севера: Межвузовский сб. Петрозаводск, 1980. С. 138.

108 Цветаев Д.В. Протестантство... С. 25; Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений России (по 1800 год). М., 1894. Ч. 1. С. 91—97; Любименко И.И. 1) История торговых отношений... С. 10—11, 15, 19, 27—30; 2) Торговые сношения России с Англией при первых Романовых // ЖМНП. 1916. Ноябрь, декабрь. С. 2, 148; 3) Торговые сношения России с Англией и Голландией... С. 732—734; Кулишер И.М. История... С. 116. В конце 60-х гг. Ивану IV жаловались английские купцы, не принадлежавшие к обществу, которые обвиняли своих привилегированных соотечественников в стремлении монополизировать торговлю с Россией и других кознях (Любименко И.И. История торговых отношений... С. 29).

109 Соловьев С.М. Соч.: В 18 кн. / Отв. ред. И.Д. Ковальченко, С.С. Дмитриев. М., 1989. Кн. 4. С. 50—51; Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 209; Кулишер И.М. История... С. 116—117.

110 Соловьев С.М. Соч. Кн. 4. С. 51; Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 215—216. Московская компания также проявляла интерес к русским кожам, которые в большом количестве вывозились голландцами и немцами, металлам (медь и железо), красильным веществам, предписывая своим агентам высылать их образцы в Англию.

111 Сб. РИО. Т. 38. С. 94; Цветаев Д.В. Протестантство... С. 26—27; Любименко И.И. История торговых отношений... С. 37, 42, 60—61.

112 Толстой Ю. 1) Первые сорок лет... С. 16—17; 2) Обзор первых сорока лет сношений между Россиею и Англиею. (1553—1593). СПб., 1875. С. 17; Сб. РИО. Т. 38. С. 94—95; Русская история... Т. 3. С. 332; Любименко И.И. История торговых отношений... С. 42—43; Кулишер И.М. История... С. 117. Поездки англичан в Персию начались в 1558 г. и продолжались до 1581 г., а также в период с 1589 по 1597 г. (см.: Толстой Ю. Первые сорок лет... С. 12—16; Любименко И.И. История торговых отношений... С. 40, 42, 53; Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 35).

113 Любименко И.И. История торговых отношений... С. 44.

114 «Государево величество велел своим денежным мастерам во всяких местах на тех гостей ефимку переплавляти и денги делать беспошлинно, только б гости платили за уголье и мастером за дело». Таким образом, с каждого сданного талера англичане получали на руки немногим меньше 42 коп. Это была серьезная льгота, учитывая, что другие иностранцы могли получить необходимую им для торговых оборотов русскую монету только на русском рынке. Вместе с тем продолжает оставаться неясным вопрос о том, «долго ли разрешал Иван IV англичанам переделывать их ефимки на Московском или ином денежном дворе, и не было ли это разрешение всего-навсего разовым, как особая любезность небывалым гостям» (Мельникова А.С. Русские монеты от Ивана Грозного до Петра Первого. (История русской денежной системы с 1533 по 1682 год). М., 1989. С. 60; Спасский И.Г. 1) Денежное хозяйство Русского государства в XVI и XVII вв. Л., 1961. С. 11; 2) Русские ефимки: Исследование и каталог. Новосибирск, 1988. С. 10).

115 Полученное железо англичане могли вывозить с уплатой незначительной пошлины (по 1 д. за фунт). За это они должны были обучать русских производственному мастерству и продавать в казну железо по установленной цене (Любименко И.И. История торговых отношений... С. 44, 46, 91).

116 Остальным иностранцам разрешалось торговать в Ивангороде и ливонских городах, захваченных Россией в ходе Ливонской войны (Любименко И.И. История торговых отношений... С. 46).

117 Англичанам запрещалось лишь использовать русских в качестве своих торговых агентов (Там же).

118 Толстой Ю. 1) Первые сорок лет... С. 22; 2)Обзор... С. 19—23; Любименко И.И. 1) История торговых отношений... С. 44—46; 2) Торговые сношения России с Англией... С. 2, 30—31; Кулишер И.М. История... С. 117.

119 Толстой Ю. Первые сорок лет... С. 24—25. «А грамоту б еси которую есмя к тебе послали о торговом деле, — писал Иван IV к Елизавете 24 октября 1570 г., — прислала к нам хотя к нам тое грамоты и не пришлет и нам по той грамоте не велети делати ничего» (Там же. Приложение № 28. С. 110).

120 Там же. С. 27. В личной беседе с Дженкинсоном, состоявшейся в мае 1572 г., Иван IV объявил английскому послу о своем решении возобновить привилегии Московской компании и пожаловать ей грамоту. Одновременно царь отправил письмо к Елизавете, в котором заверял ее: «И мы для тебя твоих гостей пожаловали во всех своих государствах торговать им велели повольною торговлею и пропущати их велели из своих государств во все государства куды похотят безо всякого задержания и обиды» (см.: Там же. Приложения № 33. С. 139; № 34. С. 145; № 35. С. 146).

121 В письме Ивана IV Елизавете от 20 августа 1572 г. вновь звучала досада, вызванная участием шотландских военных наемников на стороне шведов, сношениями некоторых английских купцов с польским королем, но главное — неготовностью английского правительства к возобновлению переговоров о военно-политическом союзе (Толстой Ю. Первые сорок лет... Приложение № 36. С. 148—160).

122 Гамель И. Англичане в России... С. 106—108, 281. Возможно, что дружественный тон письма повлиял на позицию России. Во всяком случае, 15 апреля 1573 г. Иван IV ответил королеве. В своем послании он заверял Елизавету в том, что по ее просьбе предоставил Московской компании «полную свободу торговли», а «диких» англичан выслал из страны. В ответном письме от 26 июля 1573 г. Елизавета благодарила русского царя за предоставленные компании торговые привилегии (Там же. С. 108, 282).

123 Сб. РИО. Т. 38. С. 95; Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений... Ч. 1. С. 93; Толстой Ю. 1) Первые сорок лет... С. 29; 2) Обзор... С. 23—24; Лодыженский К. История русского таможенного тарифа. СПб., 1886. С. 9; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 185; Любименко И.И. История торговых отношений... С. 47—48, 116—117; Лурье Я.С. Русско-английские отношения и международная политика второй половины XVI в. // Международные связи России до XVII в.: Сб. статей / Под ред. А.А. Зимина, В.Т. Пашуто. М., 1961. С. 429. В последующий период Иван IV продолжал обвинять Елизавету в неискренности, угрожая еще больше ограничить и даже отменить привилегии Московской компании (см.: Толстой Ю. Первые сорок лет... Приложение № 40. С. 187).

124 Толстой Ю. Первые сорок лет... Приложение № 7. С. 27; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 188—193; Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 211; Базилевич К.В. Коллективные челобитья торговых людей и борьба за русский рынок в первой половине XVII в. // ИАН СССР. Отделение обществ. наук. 1932. № 2. С. 94.

125 Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 94.

126 Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 212.

127 Там же. С. 211.

128 Там же. С. 210.

129 Там же. С. 219.

130 Толстой Ю. Обзор... С. 8; Любименко И.И. История торговых отношений... С. 103, 105, 11, 126—127; Кулишер И.М. История... С. 122—123. Правительственные и парламентские запреты не действовали. Так, несмотря на запрещение Тайного совета королевы некомпанейским англичанам торговать в Нарве (1564), в 1565 г. множество «случайных» купцов продавали в этом городе сукно в розницу, сбивая тем самым оптовую цену. В 1567 г. Нарву посетило до 70 английских кораблей, доставивших главным образом сукно, металлы (свинец, олово, медь), серу, вино, причем не только из Англии, но также из Нидерландов, Испании, Франции, Италии и Шотландии. «Посланы они были образовавшимся в Англии обществом для торговли с Нарвой, в составе 46 членов, во главе которого стоял один из бывших агентов компании...» (Любименко И.И. 1) История торговых отношений... С. 107; 2) Торговые сношения России с Англией и Голландией... С. 735; Кулишер И.М. История... С. 122).

131 Сб. РИО. Т. 38. С. 186—245; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 23; Любименко И.И. 1) История торговых отношений... С. 59, 103—105; 2) Торговые сношения России с Англией... С. 145—147.

132 Флоря Б.Н. Торговля России... С. 130.

133 Гамель И. Англичане в России... С. 91, 92; Кордт В.А. Очерк сношений... С. 50—51. Еще два устья Северной Двины к северу от Пудожемского устья назывались Мурманским и Березовским.

134 Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 212—213.

135 Горсей Дж. Записки о России. XVI — начало XVII в. М., 1990. С. 79—80; Сб. РИО. Т. 38. С. 217—221; Гамель И. Англичане в России... С. 38—39; Толстой Ю. Первые сорок лет... С. 9; Любименко И.И. 1) История торговых отношений... С. 75—93; 2) Торговые сношения России с Англией... С. 3, 166. Среди английских привозных товаров на первом месте стояли различные сукна. Поощряя развитие суконного производства, правительство Англии неоднократно запрещало компании вывозить за пределы страны невыделанное и неокрашенное сукно. Особым спросом в России пользовалось широкое сукно (broadcloth) и более грубая каразея (kersey); излюбленным цветом у русских считался голубой (Любименко И.И. 1) История торговых отношений... С. 75—76; 2) Торговые сношения России с Англией... С. 153).

136 Любименко И.И. История торговых отношений... С. 81, 115—119.

137 СГГиД. Ч. 5. № 139. С. 186; Прончатов Н.Ф. Англо-русские отношения в конце XVI в.: Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. Горький, 1955. С. 11.

138 Сб. РИО. Т. 38. С. 203. Объявив в 1588 г. воск заповедным товаром, правительство поставило себя в затруднительное положение. Более того, в 1589 г. в Архангельске таможенный голова фактически спровоцировал конфликт, запретив любые товарообменные операции, пока не будет реализован казенный воск. В конечном счете правительство было вынуждено дезавуировать своего таможенного представителя, обвинив его в превышении полномочий. Однако значительное количество воска в том году так и осталось не распроданным (Флоря Б.Н. Торговля России... С. 137—138).

139 ААЭ. Т. 1. № 318. В 1584 г. из Москвы на Двину прибыли воеводы П.А. Нащокин и З.Н. Волохов, которые «Архангельской город деревянной поставили однем годом на Пур наволоке (мыс в дельте Северной Двины. — М.Ш.) над Двиною рекою, за 30-ть верст от устья тоя Двины реки. А поставили город круг Архангельского монастыря и съехали к Москве. И после того присланы на Двину приказные люди дети боярские» (ПСРЛ. Л., 1977. Т. 33. С. 169).

140 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 56—57; Любименко И.И. Торговые сношения России с Англией... С. 18, 19. Гамбургские купцы установили прямые торговые связи с Россией через Архангельск в последней четверти XVI в. (Мартенс А. Гамбургские купцы в Москве в XVII в. // Немецкие предприниматели в Москве: Сб. статей / Сост. В.А. Ауман. М., 1999. С. 46).

141 Флоря Б.Н. Торговля России... С. 134.

142 Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 215.

143 Таможенная книга города Вологды 1634—1635 гг. / Сост. и авт. введения Е.Б. Французова; Отв. ред. М.Я. Волков. М., 1983. С. 4.

144 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 80—81.

145 Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 195, 213—214; Огородников С.Ф. Очерк истории города Архангельска // Морской сборник. 1889. № 10. С. 112.

146 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 81.

147 Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 196, 214; Любименко И.И. История торговых отношений... С. 84.

148 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 8; Гамель И. Англичане в России... С. 39—40.

149 Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 219—220.

<<   [1] ... [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне