ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

3.2. Торговые отношения с европейскими странами

В начале XVI в. произошло оживление европейской торговли России, стремившейся к расширению прямых торговых контактов и созданию благоприятных условий для торговли с европейскими странами, минуя посредничество Ганзы. Этой цели отвечали статьи русско-литовских договоров 1503 и 1508 гг. и русско-датских договоров 1506 и 1516 гг. Так, согласно последним, русским купцам в Дании и датским в России предоставлялись гарантии беспрепятственного проезда и торгов, защиты со стороны местных властей и справедливого суда.39

В условиях конфронтации и разрыва отношений с Ганзой (1494—1514) Россия восполняла нехватку меди, олова, проволоки, металлической посуды и некоторых других товаров, которые могли использоваться в военном деле, ввозом через Литву и Выборг, а серебра через Польшу и Литву (впрочем, литовский путь, пролегавший через Смоленск, имел в то время ограниченное торговое значение); пушки, свинец, ядра и порох для пушек, а также формы для отливки орудий привозились из Дании. Несмотря на запреты Ливонского ордена и Ганзейского союза, ливонские и ганзейские города тайно торговали с Русью при посредничестве Выборга. Нарва поддерживала оживленные связи с ивангородским купечеством. Таким образом, «экономические потребности ливонских городов, жизненно заинтересованных в торговле с Россией, брали верх над соображениями политическими», и, несмотря на русско-ливонскую войну 1501—1503 гг., «торговля Ревеля с Россией продолжалась в довольно значительном объеме». В 1506—1507 гг. «явочным порядком» возобновилась русско-немецкая торговля в Нарве и Дерпте. В 1509 г. был заключен договор между Ливонским орденом и наместниками Василия III в Новгороде и Пскове, на какое-то время восстановивший традиционные торговые связи с ливонскими городами.40

В рассматриваемый период Россия продолжала вывозить воск и пушнину, однако в структуре экспорта происходили серьезные изменения. Традиционные экспортные товары постепенно вытеснялись кожей, салом, ворванью, льном и пенькой — продуктами сельского хозяйства и поташом — продуктом лесопереработки. Одновременно в ливонские города из России вывозились ремесленные изделия: железные сошники, косы, топоры, гвозди, жесть, хомуты, рукавицы, свечи, синяя крашенина, мыло и т. д. Хлеб и лес еще не фигурировали в числе товаров свободного рынка и не продавались за границу. В привозе фигурировали сукна фландрского, английского и немецкого происхождения, камка41 красная и лазоревая, бархат, атлас красный, бумага итальянского и французского производства, сера, квасцы, нефть, краска, мыло, лекарства, сельдь, мед, вино, орехи, специи и т. д.42

Поскольку Россия в то время не располагала ресурсами благородных и цветных металлов, необходимых для развития металлообрабатывающих ремесел, гражданского и военного строительства, производства вооружений и ремесленных инструментов, ввоз меди, свинца, олова, оружия и боеприпасов имел принципиальное значение. Однако по причине периодической блокады торговых путей Ливонским орденом и Литовским государством поставка этих товаров не была стабильной. Так, с 1495 г. ливонские города соблюдали запрет на вывоз в Россию меди, свинца, чугуна, проволоки; в 1498 г. к числу запрещенных к вывозу товаров добавились пушки, селитра, доспехи. В 1507 г. литовские и ганзейские города наложили запрет на вывоз в Россию цветных и благородных металлов. Через два года к ним присоединился Ливонский орден, запретивший вывоз котлов, олова и проволоки (запрет действовал до 1514 г.).43

В 1514 г. Ганза и новгородские наместники Василия III подписали договор о возобновлении торговых связей, содержавший ряд взаимных уступок. В частности, снимались ограничения на поставку в Новгород серебра и военных материалов: немецким купцам разрешалось торговать «без всякие хитрости, всяким товаром, без вывета, и солью, также и серебром, и оловом, и медью, и свинцом, и серою; а заповеди ни которому товару не чинити». При взвешивании соли, сельди и меда немцы должны были платить «весчее», размер которого определялся «по старине». При разборе уголовных дел предусматривалось присутствие представителей другой стороны. В разделе о торговом мореплавании стороны договорились о дележе спасенного имущества после кораблекрушения и возвращении потерпевшим владельцам их судов вместе с грузом. За спасение и сбережение такого груза устанавливалась оплата в размере 10% его стоимости. Ганза давала гарантию неприкосновенности русским церквам и жилым кварталам в немецких городах и, наконец, вынуждена была отказаться от предоставления помощи Польше и Литве.44

Впрочем, торговля России с Ганзейским союзом в XVI в. уже не играла прежней роли. По мнению Н.И. Костомарова, причиной тому «было соперничество англичан, отстранявших всеми силами иностранных торговцев, внутреннее ослабление союза через взаимные несогласия, соперничество с ливонскими городами, искавшими извлечь для себя личные выгоды из этой торговли, и, наконец, тяжелые и продолжительные военные обстоятельства в Прибалтийском крае».45 Б.Н. Флоря обращает внимание на то, что режим торговли, установленный в Прибалтике сначала Ганзейским союзом, а затем немецким патрициатом ливонских городов, исключал возможность прямых контактов русских купцов с западноевропейскими партнерами. Это заставляло Москву искать возможности и способы преодоления торгового посредничества ливонских купцов.46 Однако в первой трети XVI в. ни англичанам, ни французам, ни итальянцам так и «не удалось закрепиться в балтийской торговле с русскими».47

К началу 1530-х гг. вновь оживились русско-литовские и русско-польские торговые связи. В какой-то мере это подтверждается жалобой русского посла королю польскому и великому князю литовскому Сигизмунду I Старому в 1532 г. на Виленского, полоцкого, витебского воевод, а также шкловского и дубровенского наместников, притеснявших русских торговых людей. К концу первой трети XVI в. русское купечество достигло Люблина, Сандомира и некоторых других польских городов. В первой половине XVI в. русско-польская торговля стала приобретать самостоятельное значение. По мнению польских историков, экспорт из России составлял третью часть товарооборота Литвы и Польши, и «его объем в этом направлении <...> во много раз превышал русский экспорт через балтийские порты». Полоцкие и витебские купцы не только занимались посредничеством в торговле Смоленска с Ригой, но также сами приезжали торговать в Смоленск, Псков, Новгород, Великие Луки и другие города западного региона России. Смоленский западный экспорт середины XVI в. в основном состоял из конопли, воска, древесного угля, мехов. Из Литвы импортировались западноевропейское сукно, бархат, полотенца, шитые золотом, серебром и шелком, драгоценности и ювелирные украшения, соль и т. д. Важной статьей импорта по-прежнему оставались металлы и металлоизделия. Несмотря на то что их вывоз с территории Литвы искусственно сдерживался на протяжении всей первой половины XVI в., серебро, медь, олово, свинец, оружие и другие запрещенные товары привозились контрабандным путем.48

До открытия англичанами Двинского устья в середине XVI в. крупнейшим рынком России и главным пунктом ее торговых сношений с Западом продолжал оставаться Новгород, «связанный в экономическом отношении с крупнейшими городами и областями Российского государства».49 С разных сторон сюда стекались купцы: москвичи, тверитяне, смоляне привозили мед, воск, меха, соль, рыбу, лес, пеньку, лен, уголья; фламандцы, литвины, шведы, голландцы (нидерландцы) и ганзейские немцы — шерстяные сукна, шелковые и хлопчатобумажные ткани, цветные и драгоценные металлы, металлоизделия, вина, пиво, серу, киноварь, бумагу и т. д. В числе экспортных товаров по-прежнему фигурировали меха, воск, мед, лен, пенька, канатная пряжа, мясо, сало, обработанные и сырые кожи, рыба, ворвань, моржовая кость, соль, строевой лес, пиломатериалы, смола, деготь, слюда и т. д. В городе находились торговые дворы немецких и нидерландских купцов. Основная торговля была сосредоточена в рядах на Торговой стороне. Русские купцы, связанные с заграничными контрагентами, торговали в «Великом», или «Корыстном», ряду, который также известен как «Сурожский», «Большой» или «Пробойный» (по названию улицы, вдоль которой он тянулся). Торговля привозным сукном и шелковыми тканями производилась в суконном ряду.50

В Пскове крупная торговля была сосредоточена на «Большом торгу». Самым богатым из расположенных здесь рядов являлся Сурожский ряд, предлагавший преимущественно иностранные товары: сукна, тафту, камку, среднеазиатские зендени, шелк, золото, серебро и т. д. До начала Ливонской войны 1558—1583 гг. важными внешнеторговыми пунктами также являлись Немецкий и Шведский гостиные дворы. Вместе с тем следует отметить, что главное место в псковском торговом обороте занимали не привозные иностранные товары, а продовольствие и местные ремесленные изделия.51

В 1570 г. Новгород сильно пострадал от опричного погрома. В 1571 г. были ликвидированы податные привилегии сурожан — самой богатой и влиятельной группы новгородских торговых людей: «А что была у сурожан государева жалованная грамота, в проездех и о всяких государевых пошлинах, и государь тое грамоты отставил; а велел у сурожан имати все свои пошлины по старине». Около 60 человек сурожан и их детей было перевезено в Москву.52 Колоссальный ущерб торговле Новгорода, а также Пскова и Смоленска был причинен Ливонской войной.

Во второй половине XVI в. в Новгороде продолжали действовать гостиные дворы на Торговой стороне (двор был предоставлен немцам), на Софийской стороне (оптовый рынок), Шведский, Псковский и Тверской. Гостиные дворы находились в заведовании голов, которые смотрели за порядком, начальствовали над дворниками и производили суд между остановившимися на гостиных дворах русскими и чужеземцами. В городе было несколько торговых площадей, где торговали лесом, сеном, лошадьми и т. д. Разного рода кустари: квасники, рукавичники, железники, скорняки, сапожники и пр. торговали своими изделиями при собственных мастерских.53 Однако последствия опричного лихолетья, мора и Ливонской войны оказались для новгородского посада поистине катастрофическими. Прекратил свое существование институт купеческих старост. Чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение обстановки в городе, туда были переселены горожане из Валдая, Тихвина, Боровичей и возвращена группа жителей, ранее «выведенных» в Москву. Однако, поскольку среди них почти не встречалось купцов, можно предположить, что правительство мало заботилось о восстановлении прежнего торгового и купеческого значения Новгорода.54 Лишь в самом конце XVI — начале XVII в. наметился новый подъем новгородской торговли.55

В последней четверти XVI в. традиционная роль Новгорода во внешней торговле России перешла к Пскову. Здесь находилось пять гостиных дворов, 1250 лавок, амбаров, клетей и других торговых помещений.56 По свидетельству англичанина Вундерера, Псков в конце XVI в. «был наполнен иностранными купцами». Из письма ревельского совета в Любек (1593) следует, что торговля с русскими через Псков на протяжении веков составляла для жителей ганзейских городов «один из главных источников пропитания и благосостояния».57

Центральная товарная биржа Пскова размещалась на Немецком дворе — складочном месте для привозных товаров, обычной тарой для которых служили мешки и бочки. Здесь производился осмотр немецких товаров и заключались торговые сделки русских торговых людей с иностранцами. Несмотря на то что обычай предписывал лишь осматривать сукна «с лица и с изнанки», запрещая ощупывать и мерить, русские покупатели настаивали на тщательной товарной экспертизе. Поскольку не каждый интересовался целым поставом сукна, многие покупали отдельными кусками — «участками» или отрезами. Со своей стороны, торговые иноземцы склоняли русских купцов продавать меха на выбор. Однако последние проявляли несговорчивость, по-прежнему предлагая для покупки товарные партии по сорок шкурок.

Весчие привозные товары (соль, лен, воск и др.) взвешивались в «вешьей палате», находившейся на Московском дворе. «Весцу» из псковичей вменялось в обязанность взвешивать «прямо», дабы «не провесить душу свою». Преобладала меновая торговля, при которой «придаток» вносил тот, чей товар имел меньшую стоимость. Иногда половина товара променивалась на товар, а другая оплачивалась серебром. Каждый из участников сделки сам объявлял цену своему товару, торговался. Проявляя взаимную неуступчивость, купцы нередко обращались к посредничеству промежника (маклера) и т. д.58

Проанализировав словарь и разговорник Тонни Фенне, относящийся к началу XVII в., А.Л. Хорошкевич дает подробное представление о товарной номенклатуре псковского торга в XV—XVI вв. Так, в числе экспортных товаров фигурировали: меха соболя, ласки, норки, куницы, бобра, рыси, песца, выдры, зайца, горностая, белки, разных сортов лисиц и др.; лен (в самых различных стадиях обработки); выделанные кожи (белые и красные юфти, белые и красные телятины, тим и красный тим, белый и красный шар, сафьян, поталья, ровдуга, ирха и т. д.); воск (в конце XVI — начале XVII в. его экспортное значение фактически отступило на второй план); сало (топленое и сырое); ворвань; полотно и холст; деготь и т. д. Среди привозных товаров на первом месте стояли немецкие сукна среднего качества — дортмундские и мюнстерские: «новогонское», «амборское», «скорлат», «ипское», «блитсина» или «еренки» (каразея), «поперингское», «брюкиш» (от фландрского г. Брюгге), «трекунское», «лунское», «аспид» или «стамет», «колтырское», «стамбрет», «полубрюкиш», ватман — сермяжное сукно серого цвета, сукно с искрой и т. д. Многие из перечисленных тканей, имея коммерческое название по географическому месту их производства, относились к XV— первой половине XVI в. и в начале XVII в. уже не встречалась. В широком ассортименте были представлены шелковые ткани различных сортов — аксамит, «камка с серебром или с золотом», объярь, куфтерь — лучший сорт итальянской камки, бархат «рытый», «узорчатый» («ворсатый») и «посконный», атлас, тафта, изуфть, паволока и мухояр; список привозных товаров продолжали: крупная, грубая соль (продавалась на вес ластами или мешками); сельдь; золото «волоченое», «битое», «сусальное», «литое», «черленое» или «хретое», «пряденое», а также в виде монет, проволоки и изделий; ефимочное серебро и серебряные изделия; медь «чистая», «битая», «гнутая», а также в виде утиля или изделий — котлов, перстней и т. д.; железо (жесть, сталь, проволока, прутовое и луженое железо и т. д.); олово и свинец; драгоценные камни и стекло; огнива и кремни; гарус — грубая хлопчатобумажная ткань; бумага, мыло, вино и т. д.59

<<   [1] ... [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне