ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Некоторые проезжие пошлины и сборы за предпродажное обслуживание приобретали не свойственный им прежде характер адвалорных ставок и взимались в виде установленного процента от таможенной стоимости товара. К примеру, в Вологде с цены явленной в продажу соли местные и приезжие торговые люди обязаны были заплатить «свалу» 0.3%.154 Незадолго до принятия Торгового устава 1653 г. в Борисоглебской слободе Ярославского уезда местные покупатели платили с продажной цены товара «припуску» 1%: «...которые крестьянишка купят в Борисоглебской слободе на торгу какой товар и в контар припустят, и с того товаренку припуску имать с рубля по две денги».155 Фискальным дополнением к тамге становился и «поворот». В Вологодской таможне поворотную пошлину взимали с явленных денег (на покупку) и товаров (в продажу) в размере 0.1%.156 В заявлении нидерландских послов Бурха и Фелтдриля (1631) отмечались «некоторые неправильности», возникшие незадолго до того в практике взимания таможенных пошлин. Послы указывали думным дьякам на то, что мостовые, паузочные и дрягильские пошлины в Архангельске почему-то стали взиматься с цены товаров, тогда как прежде эти сборы были иными, а именно: мостовые и паузочные деньги взимались по 1.5 р. с каждого торгового человека или амбара, а дрягильские деньги уплачивались в зависимости от количества, объема и массы товара.157 Согласно выписке из Приказа Большого прихода, учиненной по случаю приезда в Москву посла Франции с предложением дозволить французским купцам торговать в России (1629), с иностранных товаров, которые после доставки в Москву объявлялись «в отъезд», взимали проезжую пошлину по 1 д. с рубля158 и т. д.

Приступив к осуществлению политики торгового протекционизма, правительство принуждало иностранных купцов к уплате таможенных пошлин в повышенном размере. Так, в 20—30-е гг. XVII в. условием экспорта русских товаров, привозимых в Архангельск из Москвы, становилась уплата пошлины в размере 0.5% таможенной стоимости, «если даже с этих товаров и были уже уплачены все государевы пошлины и тамги». В самом начале 50-х гг. XVII в. или несколько ранее за право привоза иностранцами своих товаров во внутренние города страны и вывоза русских товаров за границу с них стали взимать особую проезжую пошлину, заменившую головщину, мостовые, паузочные, дрягильские, грузовые, проезжие с судов, возов и саней пошлины и т. д. Вопреки своему названию новая пошлина имела адвалорное содержание и представляла собой исторический аналог экспортно-импортной пошлины. По свидетельству Иоганна де Родеса, в 1652 г. за право провоза товаров от Новгорода к Москве сверх привычной проезжей ставки, составлявшей «5 алтын с каждых саней», взималась пошлина в размере 1.5% с «невесчих» и 2% с «весчих» товаров. За право провоза товаров от Архангельска к Москве иностранцу также надлежало заплатить 1.5—2%. В Холмогорах с него дополнительно взималась грузовая пошлина в размере 0.5%; он также платил проезжую пошлину за провоз товара до Вологды в размере 12 коп. с воза, мыт или мостовую пошлину за провоз от Вологды до Москвы — 6 коп. с воза и в самой Москве — 15 коп. с воза. За право вывоза русских товаров за границу иностранец снова должен был заплатить 1.5—2% проезжей пошлины.159

В этой связи трудно согласиться с С.Ф. Огородниковым в том, что ставка ввозной/отпускной пошлины в Архангельске в период с 1555 по 1649 г. постоянно составляла 5% со 100 талеров, поскольку такой пошлины в XVI — начале XVII в. вообще не существовало.160 Недостаточно обоснованным представляется и вывод А.В. Демкина о том, что уже в конце XVI в. при провозе товаров из Архангельска вглубь страны с иностранцев дополнительно взималось 3—5% «в качестве проезжей пошлины». Автор допускает и ту неточность, что, определяя предельную норму таможенного обложения в конце XVI — первой половине XVII в. на уровне 7—8%, суммирует торговые пошлины, которые положено было платить с продажи привозных товаров в порубежных городах, с проезжими пошлинами, которые взимались за право провоза иностранных товаров во внутренние города страны.161

С конца XVI в. в порубежных городах таможенные пошлины с торговых иноземцев иногда назывались болшой таможенной пошлиной или болшой тамгой и записывались в таможенные книги отдельно от других сборов.162 Впервые на это явление обратил внимание Е.Г. Осокин, усмотрев в нем «первую мысль об отделении внешних таможен от внутренних».163 И.М. Кулишер полагал, что «особой большой тамгой» назвалась пошлина, учрежденная в XVI в. специально для иностранцев.164

Действительно, из царской грамоты двинским таможенным целовальникам (1588) следует, что в Архангельске «болшую таможенную пошлину» или «болшую тамгу» взимали исключительно с иностранцев и записи об этом фиксировались в особой таможенной книге (записи о взимании свальной и замытной, поворотной и анбарной пошлин производились в других таможенных книгах).165 Однако можно предположить, что существовала и другая причина, побуждавшая к обновлению понятийного аппарата таможенного дела. Речь идет об утверждении в таможенной практике обычая начисления и взимания совокупных таможенных платежей, что не могло не отразиться в таможенном правосознании и нормах таможенного права. Отсюда представляется вероятным, что в состав упомянутой «болшой тамги» наряду с тамгой (рублевой пошлиной)166 могли войти какие-то проезжие пошлины и сборы за предпродажное обслуживание, исключая «свальную», «замытную», «поворотную» и «анбарную» пошлины.167

Уникальным источником, свидетельствующим об эволюции таможенного обложения в России, является таможенная книга Великого Новгорода 1610/11 г., отразившая ситуацию накануне шведской оккупации (июль 1611 г.). Она содержит ценнейшую информацию о внутренних таможенных сборах начала XVII в., принципах и размерах пошлинного обложения.168

Документация таможенной книги свидетельствует о том, что еще задолго до введения единой рублевой пошлины на местах стремились к рационализации системы таможенных платежей. Так, в Новгороде в роли основного таможенного платежа в то время выступала «большая тамга». В зависимости от характера явленного товара (товаров) и местожительства торгового человека она имела свое особое название и фиксированный размер. Терминологическая конкретизация «болшой тамги» осуществлялась путем включения в каждое из ее видовых определений таких компонентов, как «поголовное», «узелцовое», «полозовое», «весовое», «порядное», за которыми прежде стояли особые пошлины.169 К примеру, «большая тамга» в виде тамги и поголовного взималась с продажи скота, свежей рыбы, кожи, мехов, тканей, горшков, прочей кухонной утвари, сена, воска, дров, дегтя и многих других товаров. Ее размер с новгородских жителей не превышал 1% от продажной цены товара, зафиксированной в таможенной книге, с иногородних купцов — незначительно превышал 2%.

Оплате тамгой и поголовным и полозовым подлежали фактически те же самые товары: кожа, шкуры, лен, хмель, пенька, вяленая рыба, животное масло, сыр и т. д. Как правило, основанием для наложения этой пошлины служила запись в таможенной книге о доставке товара на возах (санях). Как и в предыдущем случае, ее размер с новгородца не превышал 1% от таможенной стоимости. Остальные торговцы были вынуждены оплачивать привезенный товар 2-процентной пошлиной. Исключением здесь являлся хмель, ставка обложения которого иногда достигала 2.5%.

Соленая икра и рыба в бочках подлежали в одних случаях тамге и поголовному и полозовому, в других — тамге и поголовному и узелцовым пошлинам, в третьих — тамге и поголовному и полозовому и узелцовым пошлинам. При этом размер таможенного обложения новгородцев достигал 1% стоимости товара или незначительно превышал его. С иногородних купцов, привозивших на продажу рыбу бочечного посола, взималась пошлина в размере 2.5%.

С явленной на продажу соли взимались либо тамга и поголовное и полозовое, либо пошлины с включением «узелцового» компонента. Это отразилось в названии «болшой тамги», видовой разновидностью которой стала тамга и поголовное и полозовое и узелцовые пошлины. Размер этой пошлины с новгородца устойчиво превышал 1%, а с иногороднего купца — 3%.

В тех случаях, когда явленная соль поставлялась в лубах, рогожах, мехах и учитывалась в таможне не только как «меримый», но и как «весчий» товар (имела фиксированную массу в берковцах и пудах), с нее как бы дополнительно взимался весчий сбор, который также включался в совокупный оклад «болшой тамги». Последняя становилась тамгой и поголовным и Полозовым весом и узелцовыми пошлинами с купцов и продавца (в явочных записях новгородцев) или тамгой и поголовным и Полозовым и весом и узелцовым (в явочных записях иногородних купцов). Обычно размер пошлины с «весчей» соли, поставленной новгородцами, незначительно превышал 2%. При этом уплата ее возлагалась не только на продавца, но и на покупателя. Ставка же пошлинного обложения иногородних торговцев, осуществлявших поставку «весчей» соли в Новгород, превышала 4% от таможенной оценки.

Товаром особого рода являлся мед. «Большая тамга», которой он облагался, вместо «полозового» и «узелцового» включала «весовой», а также «порядный» («подрядный») компоненты. При всех обстоятельствах размер пошлинного обложения меда, привозимого на продажу новгородцами, постоянно превышал 2% таможенной стоимости и был самым высоким в сравнении с обложением других товаров. С иногородних торговых людей чаще взыскивалась тамга и поголовное и полозовое и с меду весу и порядное, размер которой обычно превышал 3%.

Товары, явленные иностранцами, в таможенном отношении ничем не отличались от товаров иногородних торговцев. Вина, краски, сукна, порох, бумага, ладан, квасцы, металлы и другие ничем не выделялись из общей номенклатуры привозимых в Новгород товаров и подлежали тамге и поголовному и полозовому, размер которого составлял чуть более 2%.170

В повседневной практике таможенным головам и целовальникам, ведавшим сбором пошлин, постоянно приходилось иметь дело с партиями разнородных товаров, которые являлись одновременно. Можно предположить, что это сильно затрудняло при начислении «болшой тамги».171 В то же время со взиманием замытной пошлины недоразумений никогда не возникало. При всех обстоятельствах ее размер устойчиво составлял 0.5% от таможенной оценки явленного товара (группы товаров), что позволяет установить средний размер «болшой тамги» в Великом Новгороде: средняя ставка последней с товаров, явленных новгородцами, составляла 1.15%, а с «приезжих людей» — 2.70%.172

Прямые указания на характер и размер ставки «пошлины болшой», которая начиная с 40-х гг. XVII в. взималась в порубежном Архангельске, содержатся в царских грамотах, наказах и памятях на Двину (1649, 1654, 1659, 1667). Источники свидетельствуют, что она состояла из двух компонентов: во-первых, торговой пошлины с продажи товаров «не с весчих» (3%) и «весчих» (4%), и, во-вторых, единой пошлины за воженные, мостовые, дрягильские, анбарные и вообще за «всякие мелкие пошлины» со всех товаров (1%). Нетрудно подсчитать, что ставка «пошлины болшой» с продажи «невесчих» и «весчих» товаров в Архангельске достигла к тому времени 4—5% с цены. Она-то и была затем закреплена в Новоторговом уставе 1667 г.173 Это подтверждается свидетельством Родеса о том, что еще до принятия Торгового устава 1653 г. в Архангельске взималось 4—5% с продажной цены привозных «невесчих» и «весчих» товаров.174

Взималась ли «большая тамга» во внутренних городах страны? В любом случае, имеются основания утверждать, что уже в 1630—1640-х гг. московские таможенники применяли совокупные таможенные платежи. Только этим объясняется тот факт, что размер таможенного обложения импорта в русской столице составлял 4—5%. Согласно выписке из Приказа Большого прихода (1629), с товаров, явленных в Московскую таможню торговыми иноземцами, взимались пошлины «с товару с невесчего, с сукон, с камок, с жемчугу, с ефимков с рубля по осьми денег (4%. — М.Ш.), а с весчих со всяких товаров пошлин емлют по десяти денег (5%. — М.Ш.), да подужного, на котором возу товар привезут, емлют по гривне, да писчего и хереного с статьи по два алтына по четыре деньги...».175 Имеются свидетельства и самих иностранцев о взимании в русской столице пошлин с продажи «невесовых» товаров в размере 4%, а «весовых» — 5%.176

Как можно заметить, еще задолго до принятия Торгового устава 1653 г. в России складывались предпосылки к превращению многочисленных таможенных сборов, появившихся в период удельной раздробленности, в единую рублевую пошлину, ставшую с середины XVII в. основным таможенным платежом в Русском государстве.

Примечания

144 Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 268.

145 Таможенная книга города Вологды 1634—1635 гг. С. 22—457. Порой среди весчих товаров упоминается хмель.

146 См.: Тихонов Ю.А. Таможенная политика... С. 267—270.

147 ААЭ. Т. 1. № 282.

148 ААЭ. Т. 3. № 241. С. 360—361.

149 Таможенная книга города Вологды 1634—1635 гг. С. 22—457.

150 См.: ААЭ. Т. 1. № 14; СГГиД. Ч. 1. № 76, 77, 88, 89, 119, 120.

151 Сергеевич В.И. Лекции... С. 471.

152 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 102; Беляев И.Д. Рец. на кн. Е.Г. Осокина... С. 64.

153 Базилевич К.В. К вопросу об изучении таможенных книг... С. 72; Николаева А.Т. Отражение... С. 259, 261.

154 Таможенная книга города Вологды 1634—1635 гг. С. 22—457. Более того, свальное зачастую комбинировалось с другими сборами, которые в прежнее время взимались независимо друг от друга. Так проявились пошлины: свалу и явки, свалу и отвозу, пошлин и свалу и явки, пошлин и свалу и явки и отвозу, свалу и полозовщины, с воза свалу и повороту, повороту и свалу, весу и свалу, записки и на бумагу, рублевого и весу, свалу и замыту, гостиного, записки и на бумагу, свалу и номеру и за откуп коморного и др. (см.: Там же; Памятники южновеликорусского наречия. С. 81—259).

155 Шемякин А.И. История таможенного дела... Приложение № 16. С. 183.

156 Таможенная книга города Вологды 1634—1635 гг. С. 22—457.

157 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 270; Отчет нидерландских послов... С. 97—99.

158 СГГиД. Ч. 3. № 80.

159 См.: Курц Б.Г. Состояние России в 1650—1655 гг. по донесениям Родеса. М., 1914. С. 131—132, 175, 177; Кордт В.А. Очерк сношений... С. 270—271. При отправке русских товаров из Москвы в Архангельск и дальше за границу иностранец избавлялся от уплаты пошлины, если стоимость вывозных товаров не превышала цены ввезенных. В противном случае излишние товары оплачивались пошлиной в размере 4—5%. Кроме того, за проезд от Москвы до Вологды полагалось заплатить «узолки» (3 коп. с воза), «мыт» (6 коп. с воза), «проезжую» (12 коп. с воза) и «грузовую» пошлину в Холмогорах в размере 0.5% (Курц Б.Г. Состояние России... С. 175, 177, 179).

160 Огородников С.Ф. Очерк истории города Архангельска // Морской сборник. 1889. № 10. С. 133.

161 Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 61. Можно согласиться с А.В. Демкиным в том, что норма предельного таможенного обложения в первой половине XVII в. действительно составляла 7—8%. Однако она достигалась путем арифметического сложения ставок «проезжей пошлины» с иностранцев (1.5—2%), «рублевой пошлины», которую им приходилось платить в Москве (4—5%), и сохранявшихся проезжих и других мелочных сборов.

162 См.: Уставная таможенная грамота двинским таможенным целовальникам 1588 г. С. 410.

163 Осокин Е. Внутренние таможенные пошлины... С. 106.

164 Кулишер И.М. История... С. 181. Косвенным подтверждением этой версии служит тот факт, что в самой ранней из обнаруженных к настоящему времени Двинских таможенных грамот — Двинской уставной таможенной грамоте 1560 г., — характеризующей ситуацию на начальный период освоения торговыми иноземцами сухоно-двинского пути, отсутствует всякое упоминание о взимании «болшой тамги» (см.: Чаев Н.С. Двинская уставная таможенная откупная грамота... С. 199—203).

165 ААЭ. Т. 1. № 338.

166 Ссылаясь на сведения иностранцев, А.В. Демкин указывает, что в Архангельске с 80-х гг. XVI в. «пошлина составляла 1.5—2% (в зависимости, вероятно, от того, был ли товар весчим, или не весчим)» (Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1.С.61).

167 Для сравнения, в Холмогорах иностранные купцы (кроме пожалованных англичан) должны были платить с продажи своих «невесчих» товаров 2%. Дополнительно с них взимались замытная, весчая (с «весчих товаров»), судовая проезжая пошлины, посаженное, поголовно е и некоторые другие таможенные сборы (ААЭ. Т. 1. № 338).

168 Таможенные книги Великого Новгорода 1610/11 и 1613/14 годов/Под ред. В.Л. Янина. СПб., 1996.

169 Отдельно от «болшой тамги» взимались лишь замыт, поворотное, проезд и анбарное.

170 См.: Шумилов М.М. Русские таможенные пошлины С. 56—61.

171 Иногда таможенники отдельно фиксировали цену меда и соли — товаров, особо рентабельных в таможенном отношении. При этом, однако, «большая тамга» начислялась со всей товарной партии.

172 Таможенные книги Великого Новгорода... С. 84, 199; Шумилов М.М. Русские таможенные пошлины... С. 59.

173 ААЭ. Т. 4. № 111. с. 152; ДАИ. СПб., 1848. Т. 3. № 55. С. 185—186; № 116. С. 406; 1853. Т. 5. № 40. С. 181; Изюмов А.Ф. Размеры русской торговли XVII века через Архангельск в связи с необследованными архивными источниками // Известия Архангельского общества изучения Русского Севера. 1912. № 6. С. 257.

174 Курц Б.Г. Состояние России... С. 175, 177.

175 СГГиД. Ч. 3. № 80.

176 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 271; Курц Б.Г. Состояние России... С. 131, 177.

<<   [1] ... [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне