ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Действительно, купцы — подданные шведского короля — имели право свободного приезда в русские города, пользовались различными торговыми льготами на основании межправительственных договоров и лишь в платеже пошлин подвергались местным условиям, «без всяких особых привилегий».249 Однако московское правительство и воеводы порубежных городов нередко чинили им в этом различные препятствия, фактически нарушая договорные обязательства. Так, в 1631 г. Михаил Федорович предписал воеводам пропускать к Москве только крупных оптовиков, хотя такого ограничения в русско-шведских договорах не содержалось. На усмотрение воевод было также предоставлено «в каждом отдельном случае решение вопроса о возможности данному шведскому купцу проехать к Москве».250 Русские власти продолжали стеснять шведскую торговлю и в последующие годы, умышленно ограничивая ее Псковом, Новгородом и Москвой.251

После Смуты польские и литовские купцы утратили прежнее право свободного приезда в Москву и другие внутренние города России. По условиям Поляновского мира (1634) им разрешалось торговать лишь в пограничных городах. И только после заключения Андрусовского перемирия (1667) в русско-польских торговых отношениях наметились позитивные тенденции. По указу от 28 ноября 1672 г. подданные польского короля вновь получили право свободной торговли в Москве (исключая винную и табачную торговлю) с платежом пошлин по Новоторговому уставу 1667 г.252

Все остальные иностранные купцы различались правами в зависимости от национальности (подданства) и содержания выданных им жалованных или проезжих грамот. В Москву и другие внутренние города они могли приезжать лишь при наличии жалованных или проезжих грамот. В указе царя Михаила Федоровича, изданном между 1618 и 1621 гг., архангельским воеводам было велено следить за тем, чтобы торговые иноземцы, приезжавшие в Архангельск без жалованных грамот, не отпускались оттуда в Москву и другие города без государева указа. Тех же торговцев, у кого были проезжие грамоты лишь до Москвы, запрещалось отпускать в другие города, кроме столицы. Это правило продолжало действовать и в последующие годы, о чем говорит указ царя и патриарха (1627), подтвердивший запрет приезда иностранных купцов для торговли в Москву без жалованных грамот.253 При поездке в другой русский город или в случае выезда из страны торговый иноземец должен был подать прошение на царское имя и получить в Посольском приказе проезжую грамоту.254

Обычно торговые иноземцы приезжали в порубежные города без каких-либо грамот вообще. В отношении некоторых из них воеводы извещались заранее. Для решения вопроса о пропуске в Москву и внутренние города страны других воеводы посылали запрос в Посольский приказ, откуда в каждом конкретном случае выдавались проезжие грамоты.255 Если торговый иноземец, не имевший жалованной грамоты, собирался зимовать в Холмогорах, он должен был через архангельского воеводу обратиться за разрешением к царю. Аналогичным образом ему следовало поступить и в том случае, когда он хотел уехать сам, оставив зимовать в Холмогорах своих людей с непроданными товарами.256

Нередко иностранцы добивались жалованных и проезжих грамот незаконным путем, подкупая дьяков и приказных людей. Так они приобщались к различным торговым привилегиям и даже избавлялись от уплаты таможенных пошлин. Иногда они торговали в Москве и других внутренних городах вообще без жалованных грамот или на основе лишь проезжих грамот.257 Случалось, что иностранцы передавали или продавали свои жалованные грамоты другим, «и последние спокойно торговали под именем тех, кому даны грамоты, называя себя то их братьями, то племянниками, то приказчиками; ибо всякая такая жалованная грамота распростиралась не только на одно лицо, но и на тех, которые состояли с ними в одном торговом капитале, и даже на тех, которые у них служили».258 Как бы то ни было, но царские указы, направляемые воеводам, дьякам и приказным людям порубежных городов и обязывающие их задерживать иностранцев, пытавшихся следовать в Москву без соответствующих жалованных или проезжих грамот, зачастую игнорировались и имели «ограниченное применение».259

В 1616 г. московское правительство запретило русским подданным указывать торговым иноземцам путь на Енисей или в Мангазею — русский город в Западной Сибири. Даже в случае появления последних в тех краях русским торговым и промышленным людям запрещалось вступать с ними в торговые сношения. В 1629 г. царским указом архангельскому воеводе повелевалось предотвращать появление иностранцев в Пустозерске и низовьях Печоры. Указами 1649, 1664, 1667 гг. строго запрещалось пускать иностранцев к какому бы то ни было северному береговому поселению, кроме Архангельска и Колы.260

Время пребывания иностранных купцов обычно ограничивалось продолжительностью ярмарочного торга, по завершении которого они должны были сразу же уезжать. Лишь в том случае, если им не удавалось по какой-либо причине покинуть страну или распродать свой товар, они могли просить царя о продлении своего пребывания или о передаче товаров на ответственное хранение. Имеется указание 1620 г. о том, что и восточные купцы должны были выезжать после распродажи своих товаров. В любом случае их пребывание в России не могло превышать одного года. «Конечно, — подчеркивал А.С. Мулюкин, — далеко не все иностранцы были настолько корректны по отношению к русским порядкам. Бывали случаи, что иностранцы долго жили в России, занимаясь именно торговлей, но такое проживание было фактом, а не правом. Лишь только центральное правительство узнавало об этом, оно сейчас же и выселяло их за границу, в качестве нарушивших установленные правила иностранной торговли».261

В привилегированном положении находились англичане, которые пользовались правом беспошлинной торговли. Они лишь были обязаны предъявлять товары в царскую казну для выбора и уступать их по той цене, по которой они продавались в самой Англии, не привозить чужих товаров под видом своих, «не вывозить шелку за границу и не привозить табаку».262 Начиная с 1587 г. представителям Московской компании запрещалось нанимать русских людей в качестве своих торговых порученцев и заключать с ними кабальные сделки, чреватые «закладничеством».263

Постоянно пользовались значительными правами и льготами нидерландские купцы. Однако и они, подобно другим торговым иноземцам, должны были продавать в Архангельске свои привозные товары в казну по выбору уполномоченных государя, соглашаясь на «прямую цену».264 Немецким купцам, за исключением гамбургских и любекских, запрещалось приезжать в Россию.265 Вообще же нидерландцы, гамбуржцы, любекцы и бременцы никогда не имели организации, которая хоть отдаленно напоминала бы Московскую компанию англичан. «Появившиеся в России купцы и их приказчики, — указывает А.В. Демкин, — принадлежали к различным компаниям, действовавшим, как правило, на их родине. Отдельным купцам и компаниям выдавались жалованные грамоты (лишь некоторые нидерландские компании пользовались правом торговать с уплатой половины пошлин. — М.Ш.), но основная масса торговцев приезжала по чужим жалованным грамотам либо вообще не имела таких грамот».266

Около 1630 г. Михаил Федорович грамотой на имя короля Франции разрешил подданным последнего торговать в Московском государстве.267 В 1656 г. Алексей Михайлович предоставил право свободной торговли в России всем венецианцам. В письме венецианскому дожу Франциску Молина от 23 ноября он писал: «Вашим торговым людем в нашу царского величества сторону со всякими товары ездить указали».268 В конце 1650-х гг. право свободной торговли было пожаловано всем флорентийцам.269

Восточным же купцам и греческим в XVII в. чаще всего запрещалось приезжать в Москву. Первых нередко останавливали в Казани, дозволяя отправляться к Москве только крупным оптовикам и тем, у кого имелись на руках проезжие грамоты. Остальным разрешалось торговать лишь в Астрахани, Казани и Нижнем Новгороде. Торговлю же греческих купцов правительство обычно ограничивало южными городами, главным образом Путивлем.270

По мнению И.И. Любименко, шведы, датчане, немцы имели сравнительно легкий доступ в Россию потому, что были протестантами; к католикам же и после Смуты испытывались глубокая ненависть и упорное недоверие. В этом она видела причину того, что «завязавшиеся было через Беломорский путь в XVI веке сношения с французами при Романовых почти совершенно сошли на нет».271 С таким подходом решительно не соглашался А.С. Мулюкин, стремившийся доказать, «что принадлежность купцов к католичеству не играла в глазах московского правительства роли при определении прав католиков на торговлю».272

Евреи пользовались правом въезда в Московское и Новгородское государства лишь до начала XVI в. Из грамоты польского короля Сигизмунда II на имя Ивана IV от 21 мая 1550 г. видно, что запрещение еврейским купцам приезжать в Россию появилось задолго до 1550 г. В ответе русского царя (1550) до польского короля доводилось: «...и нам в свои государьства жидом никак ездити не велети, занже в своих государьствах лиха никакова видети не хотим». Об этом же говорилось в известной избирательной грамоте московских бояр для королевича Владислава (1610).273 После присоединения Могилева к России в 1654 г. царь Алексей Михайлович распорядился о выселении евреев из города: «А жидам в Могилеве не быти и житья никакого не имети»,274 Именным указом 12 сентября 1676 г. Московской Большой таможне запрещалось регистрировать товары, привозимые «утайкою» еврейскими купцами, «для того, что по указу великого государя евреям с товары и без товаров из Смоленска пропущать не велено».275 В Московском перемирном договоре России и Польши от 3 (13) августа 1678 г. стороны вновь обязались свободно пропускать «на обе стороны» с любыми незапрещенными товарами торговых людей «обоих великих государей», «кроме жидов».276

Промежуточное положение между западноевропейскими и русскими купцами занимали так называемые московские торговые немцы (иноземцы). Действительно, Россия для них была постоянным местом жительства, а для большинства и родиной. «Вообще, — отмечал М.Ф. Владимирский-Буданов, — иностранцы оседлые тотчас же делались подданными государства и, след[овательно], переставали быть иностранцами».277 Торговые иноземцы (их группа существовала с 1599 г.) выполняли различные торговые и дипломатические поручения царского правительства, участвовали в становлении промышленных мануфактур, поставляли казне различные товары, информировали правительство о событиях в Западной Европе, платили чрезвычайные подати, в челобитных на царские имя употребляли выражение «холоп твой», иногда получали от царя жалованные грамоты со званием гостя и т. д. Источники не указывают уже их национальности. «Большинство исследователей, и не без оснований, — полагает В.Н. Захаров, — включают их в состав русского купечества. Но их можно рассматривать и как особую группу купцов иностранных, наиболее глубоко укоренившихся в России. Они принадлежали к иностранной колонии в Москве, имевшей особый правовой статус, не входили в состав русских купеческих корпораций, посадских общин. В то же время они сохраняли непосредственные связи с западноевропейским рынком и кредитом <...> участвовали наряду с другими западноевропейскими купцами в торгах по откупам казенных экспортных товаров, переводили деньги за границу, регулярно отправляли товары в Англию, Нидерланды и получали их оттуда».278

Выявив в России XVII в. всего 113 московских торговых иноземцев (Вестовы, Марсовы, Кельдерманы и др.), А.В. Демкин также отмечает, что московские торговые иноземцы в правовом отношении ничем не отличались от других иностранцев, обладавших жалованными грамотами (свободная торговля, свободное перемещение товаров при наличии проезжих грамот, неподсудность местной администрации, кроме тяжких уголовных преступлений, нетяглый статус собственных дворов и т. д.), звание же гостя для них «имело скорее почетный характер и являлось поощрением за большие заслуги. Гости из числа западноевропейцев не входили в корпорацию русских гостей».279

До середины XVII в. многие торговые и служилые иноземцы имели собственные дома в Москве. Однако по царскому указу 1627/28 г. неправославным иноземцам запрещалось держать на своих дворах прислугу из русских людей, «чтоб в том христианским душам осквернения не было и без покаяния не помирали бы». (По мнению церковных властей, служба православных людей у некрещеных иноземцев вела к несоблюдению первыми христианских обрядов.)280 Уже в 1630-е гг. западноевропейцев, отказавшихся от крещения в православие, вынуждали к переселению за Покровские ворота. Не позднее 2 марта 1643 г. был издан царский указ, запретивший иностранцам покупать дворы у русских людей «на Москве в Китае, и в Белом городе, и за городом в слободах». Одновременно было решено закрыть все протестантские церкви, находившиеся вблизи православных.281

<<   [1] ... [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне