ИСТОРИЯ
НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ

М.М. Шумилов. "Торговля и таможенное дело в России: становление, основные этапы развития (IX-XVII вв.)"

Долгое время правительство фактически игнорировало ходатайства русских купцов, так как просто не могло удовлетворить их многочисленные просьбы. Необходимость заставляла его постоянно подтверждать привилегии чужеземцам.337 Вместе с тем бюрократизация государственного аппарата, постоянный рост бюджетных и внебюджетных расходов вынуждали правительство искать дополнительные источники финансовых поступлений. Это все более сближало его позицию с настроениями и запросами московских купцов, экономическое влияние которых со временем становилось все более весомым. Протесты посадских верхов, близких к правящему классу и постоянно служивших в торговых и финансовых операциях, мало-помалу настроили верховную власть против иностранцев.338 «К середине XVII в., — утверждает А.Г. Маньков, — социально-экономические процессы, связанные с началом образования всероссийского рынка и постепенным включением России в систему мировой торговли, все настойчивее ставили перед самодержавием вопрос о необходимости политики протекционизма в отношении отечественного торгового капитала».339

После 1 июля 1646 г. правительство отменило беспошлинную торговлю англичан, обязав их наравне с купцами других наций и русскими с 1 сентября 1646 г. платить в Архангельске рублевую пошлину: 8 д. с весчих (подлежащих взвешиванию) и 6 д. с невесчих товаров, т. е. 4% и 3% с цены соответственно, и полденьги с рубля в неделю вместо мелких сборов — амбарных, важенных, мостовых, дрягильских и др. В случае отъезда во внутренние города все иностранцы платили дополнительную проезжую пошлину в половинном размере — 4 и 3 д. (2% и 1.5%) с рубля соответственно.340 Одновременно были аннулированы прежние жалованные грамоты иностранных купцов; грекам, любчанам и голландцам въезд во внутренние города разрешался лишь при наличии особых жалованных грамот с «красной печатью».341 Очевидно, что указ царя Алексея Михайловича об отмене беспошлинной торговли явился неожиданностью для англичан, чьи потери вылились в значительную сумму. Голландцы оценивали ущерб главного своего конкурента в 60 000 фунтов в год. Сами же купцы Московской компании оценивали понесенные ими убытки в 50 000 фунтов стерлингов.342

Дальнейшие шаги в этом направлении проводились под предлогом мести английским революционерам, казнившим в 1649 г. короля Карла I. Момент был благоприятным еще и потому, что у России в тот момент не было договорных отношений ни с одним государством, кроме Швеции. Когда русское правительство замыслило выдворить всех иностранцев в пограничные города, оно запросило мнения выборных на Земском соборе 1648—1649 гг. дворян, гостей, торговых и посадских людей о возможных международно-правовых последствиях такой акции. Выборные отвечали, что «по вечному де докончанью и по утверженой грамоте, велено в Московском государстве торговать одним свийским немцом». Важно отметить и то, что купеческое челобитье 1648—1649 гг. было поддержано дворянами от стольников до городовых дворян и детей боярских, выборных уложенного собора, одновременно подавших челобитную с просьбой ограничить деятельность иностранных купцов Архангельском, запретив им торговать в Москве и других городах. Таким образом, дворянство продемонстрировало солидарность с отечественным торговым капиталом, который выступал посредником между поместно-вотчинным хозяйством и рынком.343

Спустя четыре месяца после утверждения Соборного уложения вышел именной указ царя Алексея Михайловича от 1 июня 1649 г. «О высылке Английских купцов из России и о приезде им токмо к Архангельску, за многие несправедливые и вредные их для торговли Российской поступки, особливо же за учиненное в Англии убийство Короля Карла I», согласно которому члены Московской компании сохранили за собой лишь право приезда в Архангельск и только с условием уплаты пошлины и с тем, чтобы сразу после окончания торгов уезжать обратно.344

Формальной причиной отмены специальной государевой жалованной грамоты, о выдаче которой хлопотал сам английский король, стало «большое злое дело» англичан, которые «всею землею <...> Государя своего, Карлуса Короля убили до смерти». Однако при более внимательном знакомстве с документом в нем обнаруживается почти нескрываемое раздражение правительства России против англичан, которые продавали казне свои товары по завышенной цене, хотя должны были давать «по своей по заморской цене без прибытка»; тайно привозили табак; «тайным же обычаем» покупали и вывозили шелк-сырец; торговали другими заповедными товарами; вступали в сговор с другими торговыми иноземцами, брали у них товары и «провозили те чужие товары от Архангельского города к Москве, и на Москве, и в городах для пошлин, не являли, и продавали за свои товары, также и с Москвы и из городов, покупая русские товары на многих иноземцев, будто на себя, провозили к Архангельскому городу беспошлинно ж и отпускали за море за свои ж товары, тайным делом», от чего «государеве казне чинились убытки многие», и т. д.34S

В именном указе 1649 г. приводились и другие претензии русской стороны, ранее высказанные в купеческих челобитьях и на Земском соборе 1648—1649 гг.346 В нем прямо говорилось, что представители Московской компании привозили товары низкого качества и искусственно завышали на них цены; беспошлинно торговали в Архангельске чужими (неанглийскими) товарами, выдавая за свои; стремились монополизировать поставку и реализацию в России особо дефицитных и доходных товаров, не давая русским оптовикам ничего ни купить и ни продать. «А как государевы торговые люди приедут к городу (Архангельску. — М.Ш.) на ярмонку, — говорилось в указе, — и вы заморские лучшие товары у иноземцев выкупаете сами на деньги, и на русские товары замениваете, а русских товаров у русских людей купить иноземцам заказываете и сказываете им цену малую» и т. д. Видя этот «заговор», русские торговые люди были вынуждены продавать свои товары за бесценок или отвозить назад. Многие из них разорялись и прекращали поездки к Архангельску. Важно также отметить, что купеческие аргументы в указе были изложены не сами по себе, а в связи с фискальной претензией правительства, которое не собиралась больше терпеть от недобора пошлинных сборов.347

После уничтожения льгот и высылки в порубежные города англичане стали платить в казну по 6000 р. таможенных пошлин ежегодно.348 По-видимому, им пришлось закрыть свои канатные дворы в России и переключить внимание на скупку и вывоз пеньки, смолы, поташа и мачтового леса (производство канатов было перенесено в саму Англию).349 Лорду Д. Колпеперу, посетившему Москву в 1650 г. по поручению наследника английского престола Карла II, не удалось добиться восстановления беспошлинной торговли даже для немногих купцов, сохранивших верность короне. Все его попытки в этом отношении были отвергнуты в самой категоричной форме.350

Потрясения, вызванные указами 1646 и 1649 гг., оказались непосильными для Московской компании, которая в скором времени окончательно утратила прежнее значение. Количество ее членов, пользовавшихся в Англии монопольным правом на торговлю с Россией, сократилось до 12 чел. Вскоре после визита в Москву чрезвычайного посла Нидерландов Я. Бореля (январь 1665 г.), Посольский приказ расторгнул незадолго до того подписанный торговый контракт с англичанами, запретив им вывоз смолы. В том же году английского короля уведомляли о закрытии Архангельска для посещения английских кораблей по причине морового поветрия в Лондоне, что на время привело к полному прекращению русско-английских торговых связей. Лишь в 1699 г. Московская компания была преобразована в «открытое» общество, объединив многие торговые фирмы и акционерные общества, многих крупных купцов и промышленников Англии, включившихся в торговлю с Россией.351

Известно, что русские хлопотали и о высылке нидерландских купцов.352 Однако последние удержались. Видимо, решительность правительства спасовала перед тем обстоятельством, что голландцы, поставляя в Россию порох, свинец, тысячи мушкетов, ружей и пистолетов, активно помогали в перевооружении ее армии. Пользуясь особым доверием Алексея Михайловича, они выполняли его различные поручения в Западной Европе, выступая в роли дипломатических посредников, политических информаторов русского царя и т. д. В донесении королеве Кристине шведский резидент Карл Поммеренинг сообщал, что «голландские и другие иностранные купцы с большим трудом добились, что им дозволено опять приезжать из Архангельска в Москву, таким образом русские гости еще не могут достигнуть своей цели».353 «Если и раньше, — отмечает К.В. Базилевич, — голландский торговый капитал чувствовал себя на русском рынке сильнее английского, то, после ликвидации английской торговой компании, торговля голландцев и старого ганзейского города Гамбурга уже не встречала больше сильных и опасных соперников».354 С этого времени нидерландские и гамбургские купцы при наличии годовых проезжих грамот, которые выдавались Посольским приказом, могли торговать в Москве и внутренних городах России, не опасаясь конкуренции со стороны англичан. По словам французского дипломата на службе польского короля де ла Невилля, после отмены торговых привилегий Московской компании голландцы весьма преуспели в развитии ярмарочной торговли в Двинском устье. В конце XVII в. в Архангельске одновременно находилось более 200 «торговцев», большинство из которых на зимний период приезжало в Москву.355 Удержалось на российском рынке и немецкое купечество из города Любек. Так, в 1652 г. 5—6 любекских купцов имели право на беспрепятственный провоз своих товаров в Москву.356

В последней четверти XVII в. нидерландские и гамбургские купцы в России торговали «общим заговором», создав в Москве совместную «компанию», с которой считались как с юридическим лицом. Во всех делах Посольского приказа за «компанией» признавались определенные права, имущественная и общая ответственность. Перед царскими властями ее представлял стряпчий, который как бы состоял коммерческим советником при резиденте Нидерландов. Во главе «компании» стояли два видных нидерландских купца Даниил Гартман и Альфред Гутман, добившиеся в 1687 г. для себя и для своих клиентов царских жалованных грамот на беспрепятственную торговлю в Москве, Архангельске, Новгороде и Пскове с уплатой полных пошлин. Им также дозволялось «дворы держать безо всякого отягчения <...> и с дворов своих податей не платить». В 1679—1684 гг. нидерландский резидент периодически напоминал Посольскому приказу о выдаче «компании» грамот на проезд из Архангельска в Москву и разрешении беспошлинной доставки товаров для «личного обихода». В коллективных челобитных «компании» также высказывались пожелания о сроках Архангельской ярмарки, состоянии гавани в северном порту, поведении таможенников, найме русской прислуги и др.357

Примечания

246 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 172—173.

247 Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 55—56. Компания голштинских купцов получила право на беспошлинную торговлю с Персией и Индией сроком на 10 лет, за что согласилась вносить в царскую казну ежегодно по 600 000 ефимков. Соглашение с Голштинским двором осталось на бумаге «из-за нежелания голштинской стороны уплачивать установленную Россией сумму за предоставленное право» (Олеарий А. Описание путешествия... С. VII—IX, XII; Соловьев С. Московские купцы в XVII в. // Современник. СПб., 1858. Т. 71. С. 435; Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 37).

248 Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 181.

249 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 40.

250 Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 204.

251 Там же. С. 205; Шаскольский И.П. Экономические отношения... С. 93. Шведских подданных-купцов не пропускали из Пскова и Новгорода в Москву и другие внутренние города, а также не разрешали выезд за рубеж без проезжих грамот, выправление которых воеводами порубежных городов нередко становилось причиной длительных задержек и злоупотреблений. Эта практика продолжалась до подписания Валиесарского договора (1658), в текст которого была внесена формулировка, «в которой подробно оговаривалось, что торговые люди в пограничном городе другого государства должны предъявлять проезжие грамоты, выданные властями города, из которого они приехали, и когда будет удостоверена подлинность проезжих грамот, воеводы или губернаторы пограничного города и лежащих далее на пути следования внутренних городов должны беспрепятственно пропускать торговых людей до места, где они собирались торговать, не требуя дополнительных документов на право проезда и не чиня им никаких иных препятствий» (Там же. С. 101—102, 119, 121, 123, 126—127, 138—139).

252 См.: Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 199—201; ПСЗ I. Т. 1. № 532, 536; Т. 3. № 1467. А.Г. Маньков полагает, что по указу 28 ноября 1672 г. право свободной торговли в Москве (кроме заповедных товаров) было предоставлено только литовцам, белорусам и украинцам — выходцам из-за «литовского рубежа». Что же касается купцов из Польши, то их правовой статус подводился под общие нормы для иностранных купцов: «им было разрешено торговать лишь в порубежных городах. В Москве закон допускал торговлю только тех, кто приезжал с послами» (Маньков А.Г. Законодательство и право... С. 153).

253 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 272—273; Законодательные акты... Тексты. № 157.

254 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 277.

255 Цветаев Д. Из истории иностранных исповеданий в России в XVI и XVII веках. М., 1886. С. 239; Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 57.

256 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 276.

257 Там же. С. 272—273.

258 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 58.

259 Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 34—35.

260 Там же. С. 49.

261 Там же. С. 60—62.

262 Рудченко И.Я. Исторический очерк обложения торговли и промыслов в России. СПб., 1893. С. 39; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 29.

263 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 21, 29.

264 Там же. С. 33. Подчас это приводило к ущемлению интересов торговых иноземцев. Так, в 1631 г. нидерландские послы доводили до царских бояр и дьяков, что их соотечественники терпели ущерб из-за того, что таможенные люди в Архангельске запрещали им продавать «известные товары», откладывая их якобы для царского обихода и назначая весьма низкую цену (самой сделки при этом не совершалось). Продержав у себя товары неделю-две, таможенники затем отказывались от них, возвращая владельцу «под тем предлогом, что они не пригодились». Это приводило к тому, что товары к моменту закрытия ярмарки оставались непроданными. Поэтому царь Михаил Федорович и патриарх Филарет вынуждены были послать в Архангельск к таможенным людям свой указ, требуя, чтобы необходимые для казны товары голландских гостей они принимали «по настоящей цене, платили деньги немедля и не причиняли убытков торговцам» (Кордт В.А. Очерк сношений... С. 277; Отчет нидерландских послов... С. 101, 111—112).

263 Говоря о русско-немецких торговых сношениях, нельзя не отметить, что по указу 1688 г. и двум грамотам 1689 г. к Архангельску, Смоленску, Пскову «и к иным» городам было дозволено приезжать купцам из Пруссии на общих с другими иностранцами основаниях (ПС3 I. Т. 3. № 1330, 1332).

266 Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 32, 35.

267 Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 195.

268 Там же. С. 180.

269 Там же. С. 180—181.

270 ПСЗ I. Т. 2. № 659, 693; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 208—211.

271 Любименко И.И. Торговые сношения России с Англией... С. 181.

272 Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 221. Не соглашаясь с тем мнением, что главной причиной «слабости» и «вялости» русско-французских торговых отношений были религиозные разногласия двух стран (правительство Франции официально исповедовало католическую религию, к которой русское правительство и духовенство относились с большой подозрительностью), Гиви Жордания тем не менее признает факт более недоверчивого отношения в Москве к французам, чем к англичанам, голландцам и немцам, датчанам и шведам (Жордания Г. Очерки из истории... С. 191—192).

275 См.: Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. 7-е изд. Пг.; Киев, 1915. С. 388—389; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 221—228.

274 АИ. СПб., 1842. Т. 4. № 88. С. 227.

275 ПСЗ I. Т. 2. № 662.

276 Там же. № 730. Постановление договора 1678 г. было дословно повторено в договоре с Польшей 1686 г. Лишь после вхождения в состав Российской империи литовско-русских земель со значительным процентом еврейского населения Екатерина II декларировала права новых подданных (1786), а затем, в 1791 и 1794 гг., позволила евреям селиться в Малороссии и Новороссии (Там же. № 1186).

277 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 387.

278 Захаров В.Н. Торговля... С. 185—186.

279 Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 27—28, 32—33, 55—57.

280 Законодательные акты... Тексты. № 166. С. 138. В дальнейшем этот указ вошел в Соборное уложение 1649 г. Русским людям по-прежнему запрещалось находиться в холопстве у некрещеных иноземцев «по крепостям и доброволно» (Соборное уложение... С. 111. Гл. XX, ст. 70).

281 Законодательные акты... Тексты. № 296. С. 204. Указ 1643 г. явился источником статьи 40 Соборного уложения (Гл. XIX), имевшей аналогичное содержание. Запрещая иностранцам покупать дворы и дворовые места в Москве, правительство шло навстречу пожеланиям русских купцов (Соборное уложение... С. 103, 308—309. Гл. XIX, ст. 40).

282 Невилль де ла Фуа. Записки о Московии / Предисл., подгот. текста, перевод с фр. и коммент. А.С. Лаврова. М., 1996. С. 135, 175; Ковригина В.А. Немецкая слобода в Москве конца XVII — начала XVIII века // ВИ. 1997. № 6. С. 144—145. После издания указа 1652 г. лишь крупные купцы, сотрудничавшие с казной, сумели избежать переселения в Новую немецкую слободу. Среди ее жителей они появились на несколько десятилетий позже (Мартенс А. Гамбургские купцы... С. 54—55). Всего к концу XVII в. в России находилось до 18 000 военных, купцов, мастеров и врачей «из немцев» (Любименко И.И. Торговые сношения России с Англией... С. 181).

283 Соборное уложение... С. 103. Гл. XIX, ст. 40; Кильбургер И. Краткое известие... С. 181—182; Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. М., 1988. Т. 3. С. 269—270; Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 387—388; Ковригина В.А. Немецкая слобода... С. 145.

284 Посольский приказ возник в 1601 г.

285 Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 274—275.

286 Любименко И.И. Торговые сношения России с Англией... С. 17—18.

287 Там же. С. 31.

288 Кордт В.А. Очерк сношений... С. 271—272, 276; Отчет нидерландских послов... С. 110.

289 Соборное уложение... С. 31, 183. Гл. X, ст. 1; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 59—60. По утверждению А.В. Демкина, обладатели обычных проезжих грамот тоже подлежали юрисдикции Посольского приказа, и в этом заключалась «единственная реальная льгота», которой они пользовались (Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 57).

290 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 57. Употребление табака рассматривалось правительством и церковью наравне с пьянством, игрой в карты и т. д. В правительственных кругах также считали, что реализация на внутреннем рынке табака вводила подданных в разорение и становилась причиной вывоза из страны за границу значительных денежных сумм (Чулков М. История законодательства о табачной промышленности в России до Екатерины II // Юридический сборник Д. Мейера. Казань, 1855. С. 503—504).

291 Котошихин Г.К. О Московском государстве... С. 240—241. Гл. 7, ст. 2.

292 А.Д. Градовский справедливо указывал, что полуслужилый статус гостей был обусловлен казенным характером многих отраслей торговли, которые им поручались (Градовский А.Д. История местного управления... Т. 1. С. 167, 172).

293 Флоря Б.Н. Привилегированное купечество и городская община в Русском государстве (Вторая половина XV — начало XVII в.) // История СССР. 1977. № 5. С. 159.

294 Отечественная история: энциклопедия: В 5 т. М., 1994. Т. 1. С. 608; Маньков А.Г. Уложение 1649 г. — кодекс феодального права России. Л., 1980. С. 137—153; Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации России XVI — первой четверти XVIII в. М., 1998. С. 98, 103, 111 — 116, 148—151, 170, 171.

295 Котошихин Г.К. О Московском государстве... С. 287. Гл. 10, ст. 1; Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации... С. 95—96. Отечественная история. Т. 1. С. 608; Маньков А.Г. Уложение 1649 г. ... С. 137—153; Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации... С. 98, 103, 111—116, 148—151, 170, 171.

296 Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации... С. 150.

297 Хотя мы и не располагаем фактами, свидетельствующими о сильном приливе представителей купеческой верхушки в разряд крупных земельных собственников, гости, указывал А.А. Преображенский, «имели право владеть вотчинами, покупать и продавать их», что само по себе внушало им «представление о некой близости к господствующему сословию дворян-землевладельцев» (Преображенский А.А. Русское купечество XVII века: социальный облик, самосознание // Купечество России: XV — первая половина XIX века: Сб. статей / Отв. ред. А.В. Семенов. М., 1997. С. 76).

298 Отечественная история. Т. 1. С. 607—608; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 139—142. К числу наиболее влиятельных принадлежали купеческие фамилии Строгановых, Никитниковых, Шориных, Светешниковых, Хозиных, Веневитовых, Юдиных, Юрьевых, Стояновых, Гурьевых, Чистых, Микляевых и др.

299 Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации... С. 248, 297—298, 381, 385.

300 Если русских купцов и отпускали за границу, то лишь «с крепкою порукою и с особым дозволением, которое получить было не легко. Если ж бы торговец вздумал поехать самовольно за границу, то у него отбиралось все имущество, родственников его подвергали пыткам, допрашивая, с какой целью он уехал, а после пыток отправляли в ссылку» (Костомаров Н. Очерк торговли... С. 161).

301 Котошихин Г.К. О Московском государстве... С. 287. Гл. 10, ст. 2; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 140—142; Чичерин Б.Н. Областные учреждения России в XVII в. М., 1856. С. 172—173; Энциклопедический словарь Ф. Брокгауза и И. Ефрона. СПб., 1900. Т. 30А. С. 942; Советская историческая энциклопедия. М., 1963. Т. 4. С. 609; М., 1971. Т. 13. С. 948; Отечественная история. Т. 1. С. 608—609.

300 Соборное уложение... С. 102. Гл. XIX. Ст. 34; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 143—144; Рудченко И.Я. Исторический очерк... С. 33; Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации... С. 96, 385.

303 Соборное уложение... С. 99—101, 294—295. Гл. XIX, ст. 1—5, 11, 12, 15—17; Базилевич К.В. Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве... С. 59—60.

304 Соборное уложение... С. 63. Гл. X, ст. 276. По линии русского права статья 276 Соборного уложения уходит корнями в Правду Русскую. «Ст. 54 Троицкого I списка Пространной правды бесспорно служит для нее дальним прецедентом» (Там же. С. 227).

305 Комита А.И. Очерки торгового права. 2-е изд. СПб., 1912. Вып. 1. С. 73.

306 Лодыженский К. История... С. 18.

307 См.: Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 104.

308 См.: Там же. С. 103.

309 Там же. С. 99.

310 Там же. С. 100.

311 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 29—30; Кулишер И.М. История... С. 169—170.

312 Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 100.

313 Там же. С. 101.

314 Захаров В.Н. Торговля... С. 206.

315 Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 106.

316 Там же. С. 100—101.

317 Там же. С. 104.

318 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 95.

319 Кулишер И.М. История... С. 170.

320 Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 104.

321 Там же. С. 105.

322 Олеарий А. Описание путешествия... С. 206—207. По словам Олеария, московские купцы отличались смышленостью, хитростью, лукавством и подозрительностью, высоко ставили в купце ловкость и изворотливость; на обман они не смотрели «как на дело совести», способность к «надувательству» считали даром Божьим, без которого не следовало и приниматься за торговлю (Там же. С. 181).

323 Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 105.

324 Там же. С. 106.

325 Кулишер И.М. История... С. 170.

326 Смирнов П.П. Новое челобитье московских торговых людей о высылке иноземцев 1627 года // Чтения в историческом обществе Нестора-летописца. Киев, 1912. Кн. 23. Приложение. С. 97—102; Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 109—128; Маньков А.Г. Законодательство... С. 137—138.

327 ААЭ. Т. 4. № 13. С. 15—17.

328 Любименко И.И. Торговые сношения России с Англией... С. 30.

329 ААЭ. Т. 4. № 13. С. 18; Костомаров Н. Очерк торговли... С. 30.

330 ААЭ. Т. 4. № 13. С. 18—21. В Архангельске цены на поташ, кожу, пеньку, меха, воск превышали московские вдвое (Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 116).

331 См.: Кулишер И.М. История... С. 170.

332 Там же. С. 168—169.

333 Там же. С. 169. Надо сказать, что и купцы порубежных городов сильно уступали приезжим оптовикам. Так, поданным таможенных книг Архангельска за 1686—1691 гг., «сумма валового оборота горожан во время ярмарки не превышала 6—10 тысяч рублей» (Огородников С.Ф. Очерк истории... № 10. С. 145).

334 Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории... С. 128.

335 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 84.

336 Кильбургер И. Краткое известие... С. 164.

337 См.: Платонов С.Ф. Учебник русской истории. М., 1992. С. 180; Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 117—118. Торговые обороты отдельных иностранных купцов, обладавших жалованными грамотами, в первой половине XVII в. были настолько значительными, что одних только таможенных пошлин каждый их них ежегодно платил 500—2000 р. (см.: Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 50—54).

338 Костомаров Н. Очерк торговли... С. 61.

339 Маньков А.Г. Законодательство... С. 139.

340 ДАИ. Т. 3. № 42, 55; Сборник князя Хилкова. СПб., 1879. № 82. С. 246; Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений... Ч. 1. С. 113; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 186; Базилевич К.В. 1) Коллективные челобитья... С. 118—120; 2) Элементы меркантилизма... С. 10; Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до середины XVII века. М.; Л., 1947. Т. 2. С. 35; Тихонов Ю.А. Таможенная политика Русского государства с середины XVI в. до 60-х годов XVII в. // ИЗ. 1955. Т. 53. С. 283; Законодательные акты... Тексты. № 314.

341 Мулюкин А.С. Очерки по истории юридического положения иностранных купцов в Московском государстве. Одесса, 1912. С. 340; Чистякова Е.В. Новоторговый устав... С. 112—113.

342 В петиции 1653 г. Государственному совету они сообщали о том, что торговые сношения Англии и России продолжались около столетия: «...till in 1646 Alexea Michaelowitsh the present Emperor took away our privileges, imposed large customes on us, and seized goods of great value by fraud. We had to forbear trading to a loss of 50 000 £» (Любименко И.И. Торговые сношения России с Англией... С. 12, 151; Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 119; Александренко В.Н. Участие английского тайного совета в дипломатических сношениях Англии с Россией // ЖМНП. 1889. Декабрь. С. 278).

343 Сборник князя Хилкова. № 82. С. 249; Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 171; Маньков А.Г. Законодательство... С. 137—139.

344 ПСЗТТ. 1. № 9.

345 Там же. В дальнейшем правительство России продолжало напоминать англичанам о подлинных причинах лишения их привилегий (ДАИ. Т. 3. № 55. С. 186—188; № 116. С. 407—408, 411—412; Т. 5. № 40. С. 182, 186—187).

346 К.В. Базилевич уточнял: «В 1648 г. первоначальное заявление торговых людей о высылке иноземцев было сделано не на самом Земском соборе, а в комиссии кн. Н.И. Одоевского, разрабатывавшей Соборное уложение, теми выборными представителями, которые в ней участвовали. По этому челобитью была составлена выпись в доклад царю» (Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 112).

347 Там же; Сборник князя Хилкова. № 82. С. 238—241, 250—252.

348 Ключевский В.О. Сказания иностранцев... С. 220—221.

349 Любименко И.И. Торговые сношения России с Англией... С. 159, 161, 175. Несмотря на крах 1649 г., компания продолжала успешно развивать свой китовый промысел. Преодолевая острую конкуренцию, она ежегодно вывозила в Англию до 1600 т ворвани и значительное количество китового уса (Там же. С. 175).

350 Рогинский З.И. Миссия лорда Колпепера в Москву (из истории англо-русских отношений в период Английской буржуазной революции XVII в. // Международные связи России в XVII—XVIII вв. (Экономика, политика, культура): Сб. статей / Отв. ред. Л.Г. Бескровный. М., 1966. С. 92—94, 101. Затем, в периоде 1661 по 1697 г., английские представители 15 раз возбуждали вопрос об отмене указа 1649 г., но безрезультатно (Маньков А.Г. Законодательство... С. 140).

351 Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений... Ч. 1. С. 119; Белов М.И. Россия и Голландия... С. 62; Захаров В.Н. Торговля... С. 184, 187. Вместе с тем А.С. Мулюкин обращал внимание на то, что и после 1649 г. другие английские компании получали жалованные грамоты в 1659, 1661, 1664, 1689, 1690 гг. (Мулюкин А.С. Приезд иностранцев... С. 193).

352 Любопытно, что в одном из купеческих челобитий просьба о запрете нидерландским и гамбургским купцам привозить товары во внутренние города страны исходила не только от русских оптовиков, но и от самих иностранцев, в основном нидерландцев и гамбуржцев, которые не имели жалованных грамот и были вынуждены торговать исключительно в Архангельске Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 41).

353 Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 112. В 1650 г. компанию де Фогелара—Кленка лишили привилегии по уплате пошлин, обязав платить наравне со всеми, а в 1652 г. у них отобрали двор в Китай-городе. По новому указу в 1662—1667 гг. компания снова платила половину таможенных пошлин, а после 1667 г. — полную пошлину по Новоторговому уставу (Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 50).

354 Базилевич К.В. Коллективные челобитья... С. 120. Согласно донесению английского посла В. Придо, почти все товары, ввезенные в 1655 г. в Россию через Архангельск, принадлежали голландским купцам (Архангельский С.И. Экономическое положение Англии... С. 55).

355 Невилль де ла Фуа. Записки о Московии. С. 175, 236.

356 Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 41.

357 Белов М.И. Россия и Голландия... С. 66—68, 71; Мартенс А. Гамбургские купцы... С. 54—55. По данным А.В. Демкина, жалованные грамоты нидерландским купцам выдавались: в 1687 г. — Д. Артману, в 1689 г. — А. Гутману и в 1694 г. — К. Каненгитеру (Демкин А.В. Западноевропейское купечество... Вып. 1. С. 52—53).

<<   [1] ... [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] ...  [88]  >> 


Контактная информация: e-mail: info@tkod.ru   


Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования Все о таможне